Загадочное происшествие в сумасшедшем доме. - стр. 1 - Загадки истории - Криминальное чтиво
Поодержка проэкта
ФОРУМ НЕЗАВИСИМЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ

Автор Тема: Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.  (Прочитано 31390 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Однажды в собрании сочинений Н. С. Лескова нашёл этот загадочный случай. Лесков описывает его весьма кратко, видимо, из-за краткости тех документов, которые изучал. Очерк состоит из семи коротких глав. Первую главу опускаю, т.к. в ней нет ничего, относящегося к дальнейшему содержанию.
Упоминаемый в заголовке и далее Е. В. Пеликан – известный медик, профессор,  зав. кафедрой судебной медицины с 1852 по 1858 гг.  Императорской Медико-Хирургической Академии, с 1861 по 1876 гг. директор Медицинского Департамента Министерства Внутренних Дел,  и т.д.

ЛЕСКОВ Н. С.
ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В СУМАСШЕДШЕМ ДОМЕ.
(извлечено из бумаг Е. В. Пеликана)
( 1858 – 1878 )

ГЛАВА ПЕРВАЯ

(…)
Одно из таких дел, интересных не только в судебном, но и в научном отношении, представляет некоторый воронежский случай, заметки о котором попались мне в бумагах покойного председателя медицинского совета, Евгения Венцеславовича Пеликана.
Вот это дело.
ГЛАВА ВТОРАЯ.

В шесть часов утра мглистого, морозного дня 27 января 1853 года, на женской половине сумасшедшего дома в Воронеже прозвонил звонок, «возвещавший время топки печей». Таков был ежедневный порядок в заведении во всё то время, когда здание отапливалось печами.
Звонок этот разбудил в числе прочих служительниц одну, по имени Кирсанову, которая ночевала при умалишённых в коридоре между комнатами №№ 6 и 10.
Кирсанова встала и удивилась, что её сегодня первый раз не разбудила раньше звонка одна из помешанных  -  молодая, крепкая женщина по имени Елена Швидчикова ( по фамилии судя, вероятно малороссиянка ).
Названная больная имела пироманические наклонности и очень любила топить печи. Так как это было совершенно безвредно и притом облегчало труд служительницы, то Швидчиковой было дозволено топить печи, и она, дорожа таким удовольствием, имела привычку вставать очень рано. До звонка она будила Кирсанову и помогала ей при топке, но… сегодня вдруг Швидчикова первый раз проспала.
Служанка подивилась, однако не стала беспокоить Елену, а сама затопила все печи, но потом подумала: «Что же это, однако, значит, что Елена не встаёт о сию пору?».
Служанке пришло на мысль, не случился ли какой грех, - и не напрасно.
Когда Кирсанова вошла в комнату, где, в числе трёх больных спала Швидчикова, она не заметила здесь ни малейшего беспорядка. Всё было тихо, и все помещавшиеся здесь три женщины в самом спокойном положении лежали, закрывшись одеялами, на своих койках.
Служанка подошла прямо к своей добровольной помощнице, Елене Швидчиковой, и сначала позвала её по имени. Елена не откликалась. Тогда Кирсанова хотела её побудить рукою, но едва лишь дотронулась до неё, как упала от страха на пол и потеряла сознание.
Елена Швидчикова была мертва.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Придя в себя, перепуганная служанка вскочила на ноги и бросилась к другой соседней койке, на которой спала умопомешанная Фиона Курдюкова ( 28 лет ), но к ужасу служанки Фиона тоже была мертва… Служанка со страшным воплем кинулась к третьей больной, молодой девушке ( 18 лет ), по имени Прасковье Снегирёвой, и закричала ей во весь голос:
      --Паша! Пашенька! – встань, помоги!
Но Пашенька тоже не вставала и не трогалась, а когда Кирсанова, вся дрожа как лист, коснулась рукою до тела этой девушки, то поняла, что и здесь все зовы на помощь напрасны, потому что и молоденькая Паша тоже мертва…
Неожиданно, разом три покойницы, на трёх сряду стоящих койках, при сером сумраке январского утра и ходячих тенях от дрожащего пламени от только что растопленных печей, - это, как хотите, картина, способная произвести сильное и беспокойное впечатление даже и на больничную сиделку.
Кирсанова бросила мёртвых и, не помня себя от перепуга, кинулась бежать к надзирательнице, г-же Азаровой.
Азарова встревожилась, - прибежала ещё с другими служительницами заведения и удостоверилась, что все три помешанные, спавшие в комнате № 10, действительно недвижимы, бездыханны и холодны. Азарова и другие бывшие с ней прислужницы, в тревоге, бросились посмотреть – всё ли благополучно в прочих покоях, и нашли не везде всё в полном благополучии. А именно, когда они вошли в небольшую комнату № 6, отделявшуюся от № 10 лестницею, то здесь опять обрели роковую тишину и ещё двух новых покойниц: Прасковью Воронину и Ирину Деревенскую.
Эти женщины спали вдвоём в комнате №6, каждая на своей койке, и так обе и найдены мёртвыми  на своих же койках, без малейших знаков насилия, в спальных чепцах и одетые байковыми одеялами.
Послали за фельдшером Варламом Ивановичем, чтобы он шёл как можно скорее – подать какую-нибудь помощь, или – как нынче красиво говорят – «констатировать смерть». Фельдшер пришёл, посмотрел и объявил, что никакая помощь уже невозможна, - что все пять женщин несомненно умерли.
Пять скоропостижно умерших вдруг, от неизвестной причины и в строго охраняемом месте… Что за происшествие!
Первое, разумеется, что могло прийти в голову при подобном случае – это угар, но об угаре не могло быть и речи, потому что, во первых, печи в заведении топились с утра, а все пять умерших легли спать вечером здоровыми, да во-вторых же, другие больные, соседки по комнатам тех, которые умерли, были живы и здоровы, меж тем как их комнаты согревались теми самыми печами и вообще находились вполне в одинаковых атмосферных условиях.

 ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ.

Надзирательница и фельдшер тотчас же дали знать о страшном и загадочном происшествии смотрителю заведения, майору Колиньи;  тот удостоверился самоличным видением, что пять женщин умерли, и сейчас же донёс об этом губернатору.
Губернатор не медлил распоряжениями, и в 11 1\2 часов того же 27 января 1853 года в сумасшедший дом прибыли инспектор врачебной палаты Шарков, старший доктор Погорский и полицмейстер города Воронежа Г. Федоров. Они сделали осмотр и подписали акт, из которого берём следующие подлинные места:
   Первая осмотрена Курдюкова. Ей 28 лет, телосложения крепкого, найдена на постели в рубашке, в чулках и в чепце на голове. Она покрыта байковым одеялом, лежала на спине в прямом положении, с головою, несколько наклонённою на правую сторону, и с руками, расположенными по бокам тела (как велят спать благовоспитанным девушкам в пансионах). Руки в суставах от оцепенения найдены малоподвижными; лицо несколько вздуто, правая щека покрыта красноватыми пятнами, а левая натурального трупного цвета; живот вздут и мягок при осязании; бёдра и икры, преимущественно на задней поверхности, а равно спина, поясница и зашеек оказались при осмотре тёмно-красного цвета; глаза закрыты, зрачки расширены; на голове над левою теменною костью найден струп красноватого цвета; другого рода повреждений на теле Курдюковой не было.

   Вторая скоропостижно умершая сумасшедшая была Снегирёва, девушка лет около 18, телосложения крепкого. Она тоже найдена одетою – в рубашке, в чулках и в чепце, покрыта шерстяным байковым одеялом, лежала в постели на спине в прямом почти положении; правая рука протянута близ боку и в локте немного согнута, с приподнятой к лицу кистью. Пальцы рук полусжаты, конечности в суставах от оцепенения малоподвижны; вся спина от шеи и задняя поверхность бёдер и обеих голеней найдены красного цвета; на лице тёмного же цвета пятна замечены, прочие части тела натурального трупного цвета; живот раздут, напряжён и твердоват. Левый рукав рубашки найден замаранным в жидкости красноватого цвета (сукровицею, истекавшей из рта).

Третья – Елена Швидчикова (та самая, которая любила топить печи), около 30 лет, телосложения крепкого, одета в рубашке, в чулках, в чепце и покрыта байковым шерстяным одеялом. Она лежала в постели на спине в прямом положении, с наклонённою несколько головою на левую сторону, обе руки сложены вместе, на животе, с протянутыми пальцами. Конечности в суставах от оцепенения малоподвижны, вся спина, поясница и задняя поверхность бёдер испещрена была красноватыми пятнами, лицо и прочие части тела трупного цвета; другого рода изменений на теле не оказалось; живот несколько раздут и твердоват, рот закрыт, зубы стиснуты, у левого глаза верхнего века недостаёт, отчего глазное яблоко открыто, истощённого вида от предшествовавшего болезненного состояния этого органа.
В таком положении найдены три скоропостижно умершие жилицы сумасшедшей камеры № 10-й.
У всех обнаружена краснота, пятна, вздутости, но все лежат на своих постелях в чепцах и ни одна не сбросила с себя ни этого чепца, ни одеяла, точно смерть ни одной из них не стоила ни малейшей муки. Пришло каждой «отложенное её» - и они пошли за ангелом смерти целой компанией «в путь всей земли».
История всё становиться удивительнее и непонятнее.
Теперь перейдём в маленький покой под № 6-м – где спали только две женщины, возрастом постарше, и тоже обе умерли в товарищеской компании.


Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #1 : 05 Ноябрь 2013, 16:01:00 »

 ГЛАВА ПЯТАЯ.

Начинается опять то же самое.
Первая – Прасковья Воронина, крепкого телосложения, 45 лет, найдена лежащею на постели в рубашке, в чулках и в неизбежном чепце. Она так же, как и жилицы № 10-го, покрыта байковым одеялом, лицом обернулась к стене и держала левую руку на животе, а правую на кровати протянутую к бедру;  пальцы мало сжаты, живот твердоват. Спина, поясница и задняя поверхность бёдер тёмно красного цвета, лицо и прочие части тела обыкновенного трупного цвета. Другого рода изменений на теле никаких не найдено.
Ирина Деревенская,  от роду лет около 50, телосложения посредственного, в рубашке, чулках и в чепце; покрыта байковым  шерстяным одеялом; конечности, как верхние, так и нижние, найдены в суставах оцепеневшими, живот вздутый и твердоват; поясница, спина и зашеек красного цвета, лицо и прочие части тела натурального трупного цвета.
Опять и здесь краснота и сукровица, - которые, конечно, совсем уже упраздняют всякую необходимость рассуждать об угаре, да и самый акт, о котором мы говорим, на угаре не настаивает. Очевидно, воронежские чиновники с самого начала не сомневались, что причиною смерти пяти сумасшедших был не угар, а что-то иное… Но что же именно?
Любопытные вещи требуют часто большого терпения.
Последуем пока за осматривающими здание и посмотрим, какие сведения они соберут от служебного персонала.
При осмотре здания всего женского отделения умалишённых, оказалось: комнаты, в которых найдены мёртвые, - сухи, и воздух в них чист. В каждой из тех комнат, равно и во всех других сего отделения, топка печей устроена из коридора; отдушников в комнаты нет по всему зданию. Комната № 10 отделена от прочих; в ней одна голландская печь из простых изразцов и без отдушников в комнату. Топка этой печи устроена из коридора. Комната № 6-й (где найдено два мертвеца) отделена от предыдущей комнаты № 10-й (где три мертвеца) лестницею, которая ведёт в нижний этаж; рядом же, только с другой стороны этой комнаты, находится другая соседняя комната, обозначенная под № 7. Это, надо думать, был покой для особенно буйных, потому что стены здесь до двух третей вышины обиты войлоком, а поверх войлока крашенинным холстом. Такие обивки в домах умалишённых делают только в таких покоях, где помещают людей, обнаруживающих большое раздражение, с мрачною наклонностью вредить своему здоровью или самой жизни. Комната эта нагревается одною и тою же голландской печью, которая обогревает № 6-й, и эта печь точно такого же устройства, как и печь в комнате под № 10-м, т.е. они голландки и без отдушников.
В комнатах под №№ 10-м и 6-м, где найдены умершие, а равно на постелях и других покрывалах нет ни следов рвоты, ни других извержений. Стены комнат, а равно и самого коридора, выбелены мелом и не представляют никаких признаков, по каким можно бы заподозрить, что их скоблили или лизали языком.
Следовательно, отравление этим способом тоже невозможно.
На кроватях, где лежали умершие, и вообще в комнатах, не найдено никаких посторонних вещей, кроме того, что принадлежало к устройству и инвентарю этих помещений. Бельё на постелях и на умерших чистое. Солома в тюфяках, по объявлению надзирательницы Веры Азаровой, по всему отделению женского дома умалишённых переменена назад тому всего только семь дней и притом опять-таки солому не отбирали на отбор для тех пяти, которые умерли, а набивали ею все тюфяки из одной общей массы, а между тем умерли не все из находящихся в заведении, а только пятеро.
Что касается до порядков в доме, то смотритель майор Колиньи объявил, что печи, как в этом, так и в прочих зданиях, были истоплены 26 января в 5 часов утра и во второй раз в эти сутки топлены не были. В этом здании и по всему этому женскому отделению дома умалишённых нет ни кухонь, ни прачечных, ни каких-либо других служебных построек, откуда бы могли заходить дым, чад или какие-нибудь зловонные и миазматические испарения.
Досмотр за больными был такой рачительный, что, по-видимому, желать лучшего невозможно.
Для примера достаточно проследить один день 26 января, предшествовавший роковой ночи, когда пять сумасшедших неизвестно от чего умерли целой компанией.
В 26-е число января это отделение посещали, в 10 часов утра, старший доктор Погорский и младший ординатор Предтеченский, а пред их визитацией, в 8 часов утра, всё здание осматривали эконом Алексеев и помощник смотрителя Никитин.
Словом, досмотр со стороны начальства был во весь день до вечера и никаких упущений не указано.
Теперь начинается ближайшее время к роковой ночи, - вечер 26 января.

 ГЛАВА ШЕСТАЯ.

Вечером 26 января, в 10 часов, вторично обходил это отделение эконом Алексеев.
Вечер в таких домах кончается рано, в 8 часов здесь уже спят. А после того как больные легли спать, в 11 часов ночи, покои их обходил дежурный надзиратель по заведению, унтер-офицер Коноплёв. Оба этих должностных лица, обойдя покои, явились к смотрителю майору Колиньи и доложили ему о совершенном благополучии того самого отделения, где к утру оказался такой неожиданный и такой несчастный случай.
Что же касается пяти скоропостижно умерших женщин, то они проводили день 26-го января вместе с прочими, находящимися в том же отделении, умопомешанными в числе 24; все они обедали за одним общим столом и употребляли одну, для всех без различия, приготовленную пищу.
Обед больных состоял из щей, сваренных с говядиною и с кислою капустою, из ржаного хлеба и кваса для питья. Пищу всем помешанным подавали в деревянных крашеных чашках, а ели они все деревянными ложками, с которых краска от давнего употребления сошла.
После обеда до вечера все были здоровы, и ни одна ни на что не жаловалась.
Вечером в шесть часов, больным подавался ужин, который был вполне повторением обеда, т.е. всем им за одним общим столом, в шесть часов, была подана та же самая пища, что и за обедом.
Кушанье для больных всегда приготовлялось в одной кухне и в одних котлах. Эти чугунные котлы были осмотрены и оказались в самом чистом виде. Следовательно, подозревать, что пять скоропостижно умерших отравились пищею, предложенною им заведением, тоже невозможно.
Оставалось обратить внимание, как эти несчастные проводили свой последний день и ночь каждая в отдельности. Но и это ничего особенного не представляло.

 ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

После ужина всех призреваемых в вышеозначенном отделении, в 7 часов, положили спать. Каждая легла на своей койке. Точно так же легли спать и те пять женщин, которые ночью скоропостижно умерли.  Они легли на тех самых постелях и в тех самых комнатах, в которых утром служанка Кирсанова нашла их мёртвыми.
Двери в этих двух комнатах, точно так же, как и во всех прочих, были во всю ночь  растворены настежь в коридор, где ночевала Кирсанова. Рядом с комнатой № 6-й, где найдено двое умерших, в комнате под № 7-м, нагреваемой тою же самой печью, которая обогревала № 6-й, ночевала умалишённая Авдотья Рубцова; а тотчас же за этой комнатой – в № 8-м, ночевали ещё две другие умалишённые, Надежда Вихирева и Матрёна Скобина, и все они остались живы и здоровы. Накануне загадочного события, т.е. 26 января, и при наступлении ночи, как умершие, так и прочие умалишённые, оставшиеся в живых, не жаловались ни на какие болезненные припадки.
После урочного времени (7 часов вечера), когда всех умалишённых уложили спать, с ними осталась ночевать дежурная служанка Федосья Кирсанова. Из лиц правоспособных она одна оставалась ближайшею свидетельницею, что здесь происходило в последующие ночные часы до утра, и с неё тотчас же сняли показание, записанное в акт.
Кирсанова объявила, что до трёх часов все призреваемые спали спокойно без особенных движений и не обнаруживали никакого беспокойства. В три же часа ночи одна из скоропостижно умерших – именно Елена Швидчикова, которая любила топить печи, - проснулась, разбудила двух других спавших с нею в одной комнате под № 10-м (Снегирёву и Курдюкову), а потом пошла в комнату № 6 и там разбудила двух тамошних жилиц – Воронину и Деревенскую. Собрав эту компанию, Швидчикова попросила служанку Кирсанову провести их в ретирадное место. Служанка будто исполнила это беспрекословно, и все пять помешанных пошли с нею, куда им было нужно. Оттуда Кирсанова провела их обратно в их же комнаты, и при этом Кирсанова заметила, что Швидчикову немного вырвало на пол. Больная спокойно попросила Кирсанову вытереть, и та это исполнила.
После этого выхода и возвращения все пять скоропостижно умерших женщин, не тратя времени, тотчас же снова легли по своим койкам и уснули спокойно.
Ни одна из них не жаловалась ни на какую боль, да если бы у них что-нибудь болело, то они бы и не уснули.
Отчего же стошнило  Швидчикову  и не было ли у неё чего-нибудь такого вредоносного, чем бы она могла извести себя и своих соседок в то короткое время, которое им нужно было на то, чтобы выйти в ретираду и снова возвратиться на свои койки?
Следователи не упустили из вида и этого, но опять ничего не вышло.
Надзирательница Азарова и служанки Кирсанова и Пелагея Логинова объявили, что посторонних посетителей в заведении перед этим не было, кроме 25 числа января; 25-го же утром, до обеда больных посещали какие-то три неизвестные барыни и роздали всем по одному французскому хлебу. Хлебы эти были всеми больными съедены до обеда того же 25-го января, и с той поры больные не употребляли никакой другой еды, кроме вышеописанной больничной пищи, состоявшей из съедобных предметов довольно грубых, но здоровых и во всяком случае безвредных.
Засим старший доктор, коллежский советник Погорский, удостоверил, что вышеименованные скоропостижно умершие женщины 26 января и до этого дня были здоровы (исключая умственного расстройства разной степени) и никаких лекарств ни одна из них не принимала. Стало быть, даже и с этой стороны, ничего сокращающего жизнь им подано не было и смерть их последовала по крайней мере «без медицинской помощи».
Но, однако, отчего же они умерли?
Вот в том-то и тайна.
Да это и в течение двадцати пяти лет оставалось тайною даже для такого лица, как председатель медицинского совета, которому в интересах науки нельзя было не заботиться, чтобы уяснить рассказанный случай. И председатель медицинского совета описанным происшествием в воронежском сумасшедшем доме интересовался, - только втуне.
Акт, сохранившийся в бумагах покойного Пеликана, кончается на том, что мы могли из него выбрать и сообщить, но на нём есть ещё чрезвычайно любопытная пометка, сделанная собственною рукою Евгения Венцеславовича 8-го декабря 1878 года. Из этой надписи видно, что покойному председателю медицинского совета описанное загадочное событие пяти смертей оставалось необъяснимым до 1878 года, т.е. в течение ровно двадцати пяти лет.
В 1878 году покойный Пеликан распорядился искать по этому делу справок в архивах министерства внутренних дел, но, несмотря на то, что Пеликан держал свои бумаги в отличном порядке и обо всём касающемся данного предмета делал обстоятельные отметки собственной рукою, - загадочный случай пяти смертей в воронежском сумасшедшем доме и после 1878 года оставлен им без объяснения, - при одном лишь желании знать: чем такая загадка разъяснена быть может.
К сказанному, может статься, нелишним будет прибавить, что все пять в одно время скоропостижно умерших были женщины бедные и из низшего класса, так что, кажется, трудно даже придумать, кому было выгодно озабочивать себя приспешением всем им коллективной кончины.
Разве, может статься, теперь кто-нибудь из воронежских старожилов в состоянии пролить свет на любопытный вопрос: отчего в их городе скоропостижно и вдруг умерли, в 1853 году, пять сумасшедших?
Для медицинской науки это ещё и теперь, не смотря на тридцатилетнюю давность, будет интересно.
На читателей этот маленький рассказ из недавнего русского прошлого, может быть, произведёт неприятное чувство; он как бы незакончен, - в нём нет удовлетворения любопытству: чем же дело разъяснилось?
Пишущий настоящие строки вполне сознаёт законность такого неудовольствия, и сам его испытывал, когда прочёл сейчас рассказанное дело. Но просвещённый читатель пусть не посетует на эту неудовлетворённость. Пусть он обратит свою мысль в другую сторону, - пусть он вспомнит тех из наших соотечественников, которые, по замечанию Н. И. Пирогова, «препобедили в себе даже потребность воспоминаний о прошлом».
Настоящий рассказ годится для того, чтобы оценить весь труд их «препобеждённой» памяти, и в этом отношении он не оставит досадительной неудовлетворённости.
Припомнить себе такую неудовлетворённость есть своего рода большое удовлетворение.

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #2 : 05 Ноябрь 2013, 16:02:06 »
Какие будут мысли?

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2527
  • Золотое Перо
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #3 : 05 Ноябрь 2013, 16:23:35 »
Плохо описаны, к сожалению, "красные пятна", но это явное отравление.

Розовато-красный цвет кожных покровов у "отравленных" трупов и разлитые ярко-красные трупные пятна являются характерным признаком отравления окисью углерода ( и значит, все таки как-то "угорели").
При быстрой смерти от отравления метиловым спиртом отмечаются хорошо выраженные, более яркие, чем при других причинах смерти, имеющие розовато-красный оттенок, трупные пятна; однако при этом отравлении они темнее, чем при отравлении окисью углерода.
Вишнево-красные трупные пятна, близкая по цвету окраска лица, ушных раковин наблюдаются при отравлениях цианидами.
Буровато-красный оттенок трупных пятен на фоне резко цианотичных кожных покровов характерен для токсического действия метгемоглобинобразователей (нитриты и нитраты, красная кровяная соль, бертолетова соль и др.).

Отравились явно все вместе. У кого-то из умерших было. Вот зачем пили...извините, но сумасшедшие люди.
« Последнее редактирование: 05 Ноябрь 2013, 16:46:07 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #4 : 05 Ноябрь 2013, 16:44:46 »
Плохо описаны, к сожалению, "красные пятна", но это явное отравление.

Розовато-красный цвет кожных покровов у "отравленных" трупов и разлитые ярко-красные трупные пятна являются характерным признаком отравления окисью углерода. При быстрой смерти от отравления метиловым спиртом отмечаются хорошо выраженные, более яркие, чем при других причинах смерти, имеющие розовато-красный оттенок трупные пятна; однако при этом отравлении они темнее, чем при отравлении окисью углерода. Вишнево-красные трупные пятна, близкая по цвету окраска лица, ушных раковин наблюдаются при отравлениях цианидами. Буровато-красный оттенок трупных пятен на фоне резко цианотичных кожных покровов характерен для токсического действия метгемоглобинобразователей (нитриты и нитраты, красная кровяная соль, бертолетова соль и др.).

Отравились явно все вместе. У кого-то из умерших было. Вот зачем пили...извините, но сумасшедшие люди.

Отравились вместе все – согласен. Но чем ?

Окись углерода – это угарный газ. В очерке утверждается, что отравления им быть не могло.

Признаки отравления метиловым (древесным) спиртом: запах алкоголя изо рта, тошнота, рвота, понос, судороги, сильнейшая головная боль, рези в животе, синюшный оттенок кожных покровов.

При отравлении цианидами – тошнота, рвота, мучительная одышка, позывы к дефекации, боль в области сердца, судороги, прикус языка…

И т.д. и т.п.

…  И при этом  - «все лежат на своих постелях в чепцах и ни одна не сбросила с себя ни этого чепца, ни одеяла, точно смерть ни одной из них не стоила ни малейшей муки».


Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2527
  • Золотое Перо
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #5 : 05 Ноябрь 2013, 16:55:09 »
Вы заблуждаетесь, далеко не всегда отравления вызывают рвоту и все описанные Вами остальные симптомы. Хотя рвота одноразовая все таки была, не забывайте. Разновидности цианида, к примеру синильная кислота, и вовсе часто вызывают молниеносную, за 5 -10 минут, смерть. Цианистый калий в желудке, соединяясь с соляной кислотой, тоже превращается в синильную кислоту. Такие цианиды вызывают резкую гипоксию (на клеточном уровне происходит связывание дыхательного фермента) и паралич дыхательной системы и сердечной. Те симптомы, которые Вы описываете - это при небольшой дозировке цианидами происходит. Молниеносные же формы вызывают иную картину. Вообщем картина отравления ОЧЕНЬ сильно, напрямую зависит от формы яда: жидкость, порошок, газ и от дозы конечно же.
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2527
  • Золотое Перо
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #6 : 05 Ноябрь 2013, 16:57:28 »
Впрочем есть вариант, что их убили, вколов что-то. Мы все знаем сколько было и есть серийных убийц среди медицинских работников. Их ловят уже только тогда, когда они успевают под прикрытием своего белого халата, отправить на тот свет не одного человека. Так что это тоже не стоит исключать.
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #7 : 05 Ноябрь 2013, 17:19:08 »
Вы заблуждаетесь, далеко не всегда отравления вызывают рвоту и все описанные Вами остальные симптомы. Хотя рвота одноразовая все таки была, не забывайте. Разновидности цианида, к примеру синильная кислота, и вовсе часто вызывают молниеносную, за 5 -10 минут, смерть. Цианистый калий в желудке, соединяясь с соляной кислотой, тоже превращается в синильную кислоту. Такие цианиды вызывают резкую гипоксию (на клеточном уровне происходит связывание дыхательного фермента) и паралич дыхательной системы и сердечной. Те симптомы, которые Вы описываете - это при небольшой дозировке цианидами происходит. Молниеносные же формы вызывают иную картину. Вообщем картина отравления ОЧЕНЬ сильно, напрямую зависит от формы яда: жидкость, порошок, газ и от дозы конечно же.

«Острые отравления синильной кислотой и цианидами встречаются в двух формах: молниеносной и замедленной.  Молниеносная, или апоплексическая, форма развивается при приёме яда в больших дозах или натощак; пострадавший невольно вскрикивает вследствие ларингоспазма, мгновенно теряет сознание, падает, изгибаясь дугой (опистотонус), и течение 3-5 мин., а иногда быстрее наступает смерть ».  Руководство по судебно-медицинской экспертизе отравлений. Под редакцией Р. В. Бережного и др. 1980 год, стр. 143.

Не похоже на описанную картину смерти.

Впрочем есть вариант, что их убили, вколов что-то. Мы все знаем сколько было и есть серийных убийц среди медицинских работников. Их ловят уже только тогда, когда они успевают под прикрытием своего белого халата, отправить на тот свет не одного человека. Так что это тоже не стоит исключать.

Смерть последовала после того, как они все вместе собрались в отхожем месте, и до того, как их трупы обнаружила Кирсанова. Если Кирсанова не лжёт, то стороннего убийцы, с уколами либо без,  не было
« Последнее редактирование: 06 Ноябрь 2013, 17:58:36 от Никанор Босой »

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #8 : 06 Ноябрь 2013, 17:36:40 »
Если принять, что служительница Кирсанова не лгала о подробностях роковой ночи, то картина получается следующая. Пять женщин собрались и были сопровождены Кирсановой  в отхожее место (где оно находилось в больнице – непонятно) около трёх часов ночи. Затем женщины вернулись по своим комнатам,  надо полагать, особо не задерживаясь.  Как Кирсанова определяла время – неизвестно. Известно лишь ( опять же, со слов Кирсановой ), что разбужена она была в шесть часов звонком, возвещавшим время топки печей. Таким образом, если предполагать отравление в отхожем месте, то оно произошло в три – начале четвёртого часа. Кирсанова обнаружила трупы  в шесть – самом начале седьмого, остальные служительницы – немного позже. На трупах обнаружены явные посмертные изменения – на это нужно время. То есть на действие яда остаётся 1,5 – 2 часа, возможно, и менее. Значит, яд был достаточно сильным и быстродействующим.
Я думаю, здесь два основных вопроса:
          1. Что это за яд, который убивает достаточно быстро, не вызывая судорог и значительных выделений тела (если бы выделения были особенными, то они были бы отмечены в акте);
          2. Почему в акте никак не указана причина смерти – не то что химическая группа яда ( ртуть, цианид, спирт и т.д.), но даже отравление, как причина смерти, видимо, не названо.
Если бы в акте была бы указана причина смерти, пусть не совсем правильно, пусть совсем неправильно, тогда официальное медицинское расследование считалось бы законченным. Административное расследование – конечно же, нет. Но бывший директор Медицинского департамента Министерства внутренних дел интересуется этим делом спустя долгие годы, и разгадки в официальных справках нет.

Оффлайн Никанор Босой

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 135
Загадочное происшествие в сумасшедшем доме.
« Ответ #9 : 06 Ноябрь 2013, 19:22:00 »
Исправил ответ  #7: трупы обнаружила,  конечно же, Кирсанова, а не Швидчикова.

 

Страница сгенерирована за 0.154 секунд. Запросов: 25.