Автор Тема: Невозможное убийство: Дело Джулии Уоллес  (Прочитано 14152 раз)

платон татьяна и 1 Гость просматривают эту тему.

Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
Просьба не использовать материалы этой темы без ссылки на форум Криминальное Чтиво и источники.

Наверное, не ошибусь, если предположу, что для многих детективы ассоциируются именно с Англией. Прохладная погода, туманное небо, влажные от мороси улицы и холодящие кровь загадки, которые решаются элегантным умом Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро. Но, к сожалению, не все тайны остаются разгаданными.

История, о которой сегодня ведётся речь, произошла почти девяносто лет назад в Ливерпуле, и по сей день остаётся неизвестным, что же случилось в действительности и кто действительно был виновен. Не обнаружен мотив, не найден убийца и неизвестно орудие преступления.

История оказалась действительно захватывающей не только потому, что она до сих пор не разрешена, но и потому, что в каком-то отношении стала классическим загадочным убийством, а также оказала влияние на британскую правовую систему. Я собрала и перевела информацию из нескольких доступных источников, поэтому налейте себе большую чашку чая с молоком и узнайте историю невозможного убийства.

Прежде, чем мы перейдём к сути дела, кратко ознакомимся с участниками событий.


УИЛЬЯМ ГЕРБЕРТ УОЛЛЕС - УБИЙЦА ИЛИ ЖЕРТВА?

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Уильям Уоллес

Уильям Герберт Уоллес родился на северо-востоке Англии в 1878 году и был старшим ребёнком в довольно состоятельной семье. Уже в детстве он демонстрировал острый ум и интерес к музыке и академическим знаниям. Закончив школу в 14 лет, он выучился на помощника галантерейщика и, по окончании ученичества, устроился в фирму «Whiteway, Laidlaw & Company», которая обеспечивала экипировку для Вооруженных сил Её Величества. Прослужив там пять лет, в 1903 году Уильям был командирован в Калькутту, Индия, в один из филиалов компании, где проработал ещё два года. По предложению его брата Джозефа, жившего в Шанхае, в 1905 году Уильям перебрался на работу в этот город, где стал работать менеджером по рекламе в универсальном магазине.

Уильям страдал от болезни почек и спустя год после прибытия в Шанхай, его жалобы возобновились. Он был госпитализирован и перенёс две операции на левой почке, на правой почке появился абсцесс. Всё это привело к тому, что Уильям покинул свой пост и вернулся из Китая в Англию в 1907 году. Его левая почка была удалена в больнице Гая в Лондоне. После операции он оказался неспособным работать в течение 18 месяцев и его средства к существованию начали иссякать. Не сумев вернуться на свою старую работу в «Whiteway, Laidlaw & Company», он заинтересовался политикой и в 1911 году Уильям занял пост секретаря кандидата на выборах в Либеральную Партию Великобритании в Харрогейте. В это время он познакомился с Джулией Деннис.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Джулия Уоллес

По словам самого Уильяма Уоллеса, между ними быстро возник взаимный интерес. Джулия не препятствовала философским размышлениям Уильяма и, возможно, именно она впервые ознакомила его с трудами Марка Аврелия, чьи труды о философии стоицизма чрезвычайно его вдохновили. Следуя этим принципам, Уоллес годами воспитывал в себе самообладание. Мужчина не только стремился сдерживать эмоции, но и придерживался позиции «не ожидать от жизни слишком многого» и по большому счёту принимал всё, как есть. Может быть, это стало для него защитным механизмом по преодолению множества жизненных проблем - Уоллес продолжал страдать от болезни почек, головных болей и периодической депрессии.

В марте 1914 года пара поженилась.

В начале Первой мировой войны должность секретаря в Либеральной Партии была сокращена из-за приостановки выборов и Уильям, непригодный к военной службе, был вынужден снова искать работу. Он смог устроиться на позицию агента в страховую компанию «Prudential» в Ливерпуле. В его обязанности входил сбор страховых платежей.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Страховой агент "Prudential" - ваш лучший друг и лицо, которому можно доверять

В 1915 году Уоллесы перебрались в Ливерпуль и обосновались в районе Энфилд (Anfild), где арендовали дом по адресу Вулвертон-стрит, 29 (29 Wolverton Street).

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Уильяма нельзя было назвать общительным человеком. Он продолжал заниматься своими научными изысканиями, в число его хобби вошли химия и шахматы. Вместе со своим приятелем, Джеймсом Кердом, в 1922 году он основал Центральный Шахматный Клуб в Ливерпуле. Одну из верхних комнат дома он превратил в лабораторию. Также он вёл дневник. Получив квалификацию в области электрохимии в Ливерпульском техническом колледже, в течение пяти лет он время от времени читал там лекции по этому предмету. Он мечтал однажды сделать научное открытие - великое открытие, которое повлияет на всё человечество, но этому было не суждено осуществиться.

После переезда на Вулвертон-Стрит, супруги вели обыденную жизнь. Джулия ходила в церковь, Уоллес выполнял обязанности по сбору страховых платежей и посещал шахматный клуб. Иногда они устраивали «музыкальные вечера», где Джулия играла на пианино, а Уильям ассистировал ей на скрипке.

ДЖУЛИЯ УОЛЛЕС (ДЕННИС) - ЖЕНЩИНА С СЕКРЕТАМИ И ЖЕРТВА

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Личность Джулии по сей день оставляет больше вопросов, чем ответов. Ранние исследователи этого дела сообщали, что её девичья фамилия была Торп (Thorp), но автор Исёльт Бриджес первой сообщила, что это неверно и фамилия была Деннис. Это важно, потому что разные исследователи в конечном счёте ссылаются на одни и те же аспекты биографии Джулии, при этом возможно и то, что речь идёт о двух разных Джулиях - на эту мысль наводят различия в адресах её предыдущих мест жительства или странности с датой рождения. С другой стороны, в нашем распоряжении есть вполне однозначные документы, такие как свидетельство о заключении брака или листы из переписи населения. Тем не менее, учитывая аномалии в биографии женщины, будет не лишне об этом упомянуть.

Если считать, что результаты расследований, проведённых современными авторами, верны, то верно и то, что она подделала свой возраст и своё происхождение. Её отцом был ветеринарный хирург Уильям Джордж Деннис, а мать - французская леди Эми Деннис, как утверждала сама Джулия. Но по правде, она была дочерью фермеров, мать звали Анна, а сама Джулия была на 17 лет старше. В других источниках указывается, что её отец был опустившимся алкоголиком, или владельцем борделя, либо держал гостиницу у железной дороги, который умер от болезни печени. О матери говорится, что она была домохозяйкой, которая умерла в родах седьмого ребёнка. Если это так, то желание Джулии скрыть своё происхождение может быть вполне объяснимо.

Что касается даты её рождения, то согласно переписи населения в 1871 году, она обозначена как «Джулианна Деннис, 9 лет», отец - фермер, мать - без рода занятий.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

В данных следующей переписи, проведённой в Харрогейте в 1911 году, она указана как «Мисс Деннис» на первом листе и как «Джейн Деннис, 32 года», на втором.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Остаётся неясным, было ли сокрытие возраста или имени намеренным, либо ошибкой работника службы переписи населения, либо её возраст был обозначен неверно в первом случае, либо же произошла ошибка и были перепутаны Джейн и Джулия Деннис, две разных женщины? Таким образом, в первом случае дата её рождения - 1861 год, во втором - 1878, на целых семнадцать лет позже.

Маловероятно, что она могла использовать псевдоним для какой-либо скрытой цели, поскольку в 1911 и 1912 годах она подписывается как «Джулия Деннис» в некотором реестре работников или списке избирателей - к сожалению, не удалось понять, о чём речь, - (Burgess Roll), пропускает 1913 год и в 1914 году подписывается уже как «Джулия Уоллес».

Во время брака с Уильямом у неё было только три выживших сиблинга - Рода, Эми и Уильям Джордж Деннис. Трое других братьев и сестёр к тому времени умерли.

Она была воспитана так, чтобы стать гувернанткой и в дальнейшем она некоторое время проработала на этой позиции. Задача гувернантки - давать детям образование. У Джулии было действительно много навыков, особенно по части искусств: её дом был украшен акварелями, которые она сама написала, она пела и играла на пианино, а также хорошо говорила по-французски. Многие из её акварелей были созданы в сельской местности Харрогейта, и там же она давала концерты для своих друзей. В отличие от Уильяма, который был скорее агностиком, Джулия была религиозной женщиной и принимала активное участие в жизни местных церквей.

Стоит также отметить, что, хотя к моменту свадьбы у Джулии оставались живые родственники, в качестве свидетелей на свадьбе с её стороны выступают сестра Уильяма и сосед Джулии по предыдущему жилью.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Здесь видно, что возраст Джулии в момент выхода замуж - 37 лет, она на год старше Уильяма. Забегая вперёд, заметим, что в свидетельстве о смерти её возраст будет указан как «около 52». Получается, что если ей было 37 лет в 1914 году, но «около 52» в 1931, то возраст действительно где-то указан совершенно неправильно.

СВИДЕТЕЛЬСТВА О ХАРАКТЕРАХ ЧЕТЫ УОЛЛЕС

Разные люди по-разному описали личность Уильяма Уоллеса. Бывший коллега из «Prudential» по имени Альфред Мазер назвал его хладнокровным, расчетливым, скучным, со скверным характером, человеком, который считал, что работа страхового агента - это ниже его достоинства. Он также был невысокого мнения о Джулии, называя её женщиной горделивой, своеобразной, со скверными привычками, которая считала, что опустилась, выйдя замуж за страхового агента. Возможно, кем бы ни был Альфред Мазер, он испытывал личную неприязнь к супружеской паре.

Когда Уоллес заболел пневмонией, за ним ухаживала медсестра Флоренс Мэри Уилсон, которой он показался человеком, глубоко разочаровавшимся в жизни. Она также резко отозвалась о Джулии, заявив, что та была грязной, холодной и своеобразной женщиной.

С другой стороны, Уильям был характеризован высокими словами похвалы. Его друг, Джеймс Керд, назвал его спокойным и добрым человеком, который «демонстрировал высочайшие личностные качества во всех отношениях» и что «никакие слова не могут быть слишком высокой похвалой для Уоллеса». Капитан шахматного клуба Сэмюэль Битти также заявил, что Уоллес был очень славным человеком, нужно было лишь прорваться сквозь его замкнутость.

Джулию тоже называли робкой, доброй и замкнутой женщиной. По свидетельству одного из работников «Prudential», который познакомился с ними, когда Джулия как-то сопровождала Уильяма во время работы, он посчитал супругов застенчивыми и сдержанными, которые старались держаться самих себя.

Некоторые из клиентов Уильяма, выступавших на суде, также высоко о нём отозвались. В частности, миссис Энн Миллер, которая сказала, что «никогда не встречала более приятного мужчину».

Джулия растеряла всех своих друзей после переезда в Ливерпуль, однако свидетельства тех, кто её знал, утверждали, что после церковной службы она могла остаться и немного поболтать, прежде, чем идти домой. Другой знакомой показалось, что Уильям держит её «под замком». Задерживаясь порой на чашечку чая с друзьями, которых она навещала, Джулия иногда спешила домой, чтобы оказаться там прежде, чем вернётся Уильям.

Соседи по фамилии Джонстон свидетельствовали, что за десять лет жизни рядом ни разу не слышали, чтобы Уоллесы ссорились.




Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
РИЧАРД ПЭРРИ - ДРУГ, КОЛЛЕГА, УБИЙЦА?

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Ричард Пэрри

Ричард Гордон Пэрри родился в 1909 году в Ливерпуле и был пятым ребёнком в семье. Его отец был весьма уважаемой в Ливерпуле фигурой - казначеем в «Liverpool Corporation». Насколько удалось понять, в то время так назывался Городской Совет. Как и отец, Пэрри был глубоко верующим методистом и даже проповедовал время от времени.

В детстве он посещал школу «Lister Drive» где, возможно, впервые проявилась его склонность к безрассудным поступкам - черта, которая вновь и вновь давала о себе знать на протяжении дальнейшей жизни. Как записал секретарь суда, по пути в школу и обратно он постоянно рушил оградку перед строящимися домами. Это в конце-концов надоело строителям и они поймали Пэрри. С тех пор он стал изрядным источником тревог и беспокойства для своих родителей.

В 1923 году, в возрасте 14 лет, Пэрри оставил школу, а в 1926 году занял должность продавца страховых услуг «Prudential». Его руководитель, Джозеф Крю, руководил также работой Уильяма Уоллеса. Пэрри познакомился с Уоллесом, когда получил задание прийти к нему домой от имени мистера Крю.

В декабре 1928 года Уоллес боролся с бронхитом и провёл две недели в постели. В это время Пэрри выполнил за него часть работы, завершив обходы домов для сбора страховых взносов. По словам Уоллеса, Пэрри порекомендовал ему человека по имени Джозеф Калеб Марсден, совместно с которым он выполнял эти обходы. В заявлении Уоллес написал, что Марсден ранее был уволен из «Prudential» в связи с финансовыми нарушениями. Пэрри тоже дал себя заподозрить в подобных махинациях, когда обнаружились несовпадения между суммами, записанными в бухгалтерской книге и суммами, которые он фактически сдал. Впрочем, он объяснил это тем, что просто ошибся.

По-видимому, Уоллес никогда не сообщал в «Prudential» о делишках Пэрри, хотя некий человек по имени Джозеф Бамбер предупреждал компанию, что за ним следует приглядывать, ещё до того, как тот приступил к махинациям. В конечном счёте, руководство компании заметило нечистоплотность Пэрри. Он не был уволен официально, но, видимо, ему предложили уйти по собственному желанию. Так он и поступил, устроившись затем в страховую компанию «Standard Life».

Пэрри покинул свой пост в «Prudential» за 12-15 месяцев до убийства, в октябре 1929 года. Его махинации со страховыми взносами Уоллес обнаружил в январе 1929 года. Таким образом, маловероятно, что Уоллес был ответственен за увольнение Пэрри или его уход из компании по собственному желанию.

Работник «Гаража Аткинсона» по имени Джон Паркс утверждал, что Пэрри как-то попытался украсть деньги из шкафа в в квартире над гаражом, которые хранил там один из сыновей владельца. Это, а также склонность Пэрри использовать телефон гаража для пранков и не оплачивать работу, которая была выполнена для его автомобиля, привела к тому, что работники гаража не были заинтересованы в его регулярных визитах.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
"Гараж Аткинсона"

Тем любопытнее, что человек подобных нравов подружился с Уильямом Уоллесом - более старшим и совершенно с иными ценностями. В своём заявлении Уильям написал, что Пэрри был другом как его жены, так и ему самому. Он был человеком, которого Джулия безоговорочно впустила бы в дом. Спустя многие годы в своём интервью Пэрри сообщил, что время от времени Джулия («славная пожилая леди») звала его на музыкальные вечера, где она играла на фортепиано, а Пэрри пел. Что до Уоллеса, то друзья Пэрри свидетельствовали, что Уоллес тому «очень понравился», и что Пэрри сказал, как нехорошо, что тот был арестован за совершение преступления.

В последний раз перед убийством Уоллес и Пэрри виделись в декабре 1930 года - Пэрри подарил ему календарь из своей новой страховой компании.

В то же время, Уоллес считал его причастным к убийству. Примечательно, что, несмотря на дружбу и то, что Пэрри мог не знать о том, что Уоллес считает его причастным (имя Пэрри впервые прозвучало публично именно на суде), Пэрри не присутствовал ни на одном из судебных процессов.

Похоже, что Пэрри был очень неоднозначной персоной. С одной стороны он представлялся славным парнем, который пел под аккомпанемент на пианино, дарил подарки и сдружился с пожилой парой. С другой - преступник и хулиган. В то время он также был членом Любительского театрального сообщества Мерси и вместе с труппой сыграл роль в постановке «Честь Джона Глэйда». Благодаря своему увлечению актёрским мастерством, он встретил свою подругу Лили Ллойд, с которой они вместе участвовали в школьном театральном кружке. Пара распалась спустя два года после убийства. Тем не менее, они продолжали поддерживать связь до конца жизни Пэрри.

СТРАННЫЙ ЗВОНОК

Интрига смерти Джулии Уоллесс состоит в том, что все события в этой истории сложились таким образом, при котором оказаться убийцей не может практически никто. Поэтому вот уже почти сто лет это происшествие остаётся загадкой Ливерпуля и ожидает кого-то, кто сможет разгадать её. Каждый факт может говорить как в пользу вины того или иного подозреваемого, так и в её отсутствие - смотря с какой стороны вы решите посмотреть.

История жестокого преступления началась 19 января 1931 года, когда в местном шахматном клубе раздался телефонный звонок.

В этот день, а это был понедельник, Уильям покинул дом примерно в 19:15, чтобы посетить шахматный клуб. Он был игроком второго разряда. Согласно общедоступному расписанию, которое висело на стене в кафе, где проводились встречи клуба, эта группа игроков проводила свои турниры по понедельникам. По словам самого Уоллеса, он не особенно стремился в клуб этим вечером, потому что Джулия тяжко болела бронхитом, но она отправила его играть. Планировалась игра против мистера Чендлера.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Интерьер кафе, где собирался шахматный клуб

В какой-то момент капитан шахматного клуба по имени Сэмюэль Битти принял звонок с просьбой передать сообщение мистеру Уоллесу. Точное время звонка оспаривается различными исследователями, но звонок поступил из телефонной будки, установленной в районе Энфилд, примерно в 19:15.

В те дни телефонные звонки переводились вручную при помощи специальных операторов, потому первой, с кем поговорил загадочный абонент, была оператор Луиза Альфредс. Как она показала в суде, она успешно перевела этот звонок в кафе по номеру «Bank 3581» и услышала голос человека, поднявшего трубку. Её подруга, Лилиан Келли, сказала, что услышала, как Луиза говорит абоненту: «Продолжайте, пожалуйста». Это было сигналом для звонящего, чтобы тот нажал кнопку «А», положил монеты и подтвердил соединение с адресатом звонка.

Но далее случилось нечто странное. Абонент как будто бы нажал кнопку «В», которая отключала вызов и возвращала монеты. Через несколько мгновений он позвонил снова, но попал на оператора Лилиан Келли. В 1980-х годах она вспоминала этот звонок:

«... Через мгновение он [таинственный абонент] вернулся, и на этот раз вызов приняла я. Он явно нажал не на ту кнопку [В вместо А] и оборвал звонок. Я запомнила это потому, что он нажал не ту кнопку и не достиг своего абонента. Я сказала Луизе Альфредс, которая сидела рядом со мной, что это опять тот же человек...»

- Я нажал кнопку «А», но не услышал своего собеседника, - сказал голос из трубки Лилиан.

Дальнейший порядок событий описывается по-разному в разных источниках. Но согласно Лилиан, на своей операторской панели она увидела, что нажата была кнопка «В», а монеты вернулись к звонящему, о чём сигнализировали специальные лампочки. Она вновь попыталась соединить вызов, но линия была занята.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Раскрашенная фотография будки, из которой звонил таинственный человек

Не сумев установить соединение, Лилиан позвала свою начальницу. Согласно рабочему протоколу, все технические неисправности, даже потенциальные, должны быть записаны, что и было проделано начальницей. Она внесла в специальный журнал номер телефонной будки, время регистрации ошибки «19:20» и код ошибки «N.R.», что означало No Reply - Нет ответа.

Была сделана ещё одна попытка соединить звонившего человека с кафе, и на этот раз она прошла успешно. Официантка Глэдис Харли взяла трубку и услышала:

- Банк 3581?

Глэдис ответила утвердительно.

- Вас вызывает Энфилд. Оставайтесь на линии.

Пока Глэдис ждала, она услышала, как оператор попросила звонившего человека положить монеты обратно в телефон, а затем вдруг с ней заговорил мужчина.

Все операторы описывали его, как обычный мужской голос, не нервный и не взволнованный, но с одной особенностью - он произносил слово «кафе» как «кафЕ», с ударением на последний слог, в отличие от более распространенного произношения «кафф». Официантка Глэдис не отметила ничего необычного, но голос показался ей глубоким, мужчина говорил быстро и ей показалось, что он пожилой.

Мужчина попросил соединить его с мистером Уоллесом, поэтому Глэдис понесла телефон к капитану клуба Сэмюэлю Битти, который знал Уоллеса уже много лет. Битти по-разному воспроизводил состоявшийся в дальнейшем диалог, но в общем его суть была такой:

Незнакомец: Мистер Уоллес здесь?

Битти: Нет.

Незнакомец: Вы можете дать мне его адрес?

Битти: Боюсь, что нет.

Незнакомец: Но он придёт?

Битти: Не могу сказать. Может да, может нет. Если он идёт, то скоро здесь будет. Я предлагаю вам перезвонить попозже.

Незнакомец: Нет, я не могу, я очень занят. Я устраиваю вечеринку по случаю двадцать первого дня рождения моей девушки ("girl") и хочу увидеть мистера Уоллеса по деловому вопросу. Это по поводу его работы.

Затем звонящий мужчина попросил Битти передать Уоллесу сообщение, в котором он просит навестить его завтра в 19:30, указав следующие имя и адрес:

R. M. Qualtrough - Р. М. Квалтру
25 Menlove Gardens East - Восточный Менлов Гарденс, 25
Mossley Hill - Моссли Хилл, пригородный район Ливерпуля

Уильям Уоллес пришёл в шахматный клуб примерно в 19:45. В клубе было правило, согласно которому игроки, прибывшие после 19:45, могли быть оштрафованы, так как матчи иногда начинались раньше этого времени, хотя это правило соблюдалось не очень строго.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Расписание встреч клуба

Мистер Чендлер, который должен был выступать против Уоллеса в сегодняшнем турнире, не пришёл в клуб. Заметив появление Уоллеса, Джеймс Керд (его друг и сооснователь клуба) предложил тому дружеский матч. Уоллес отказался, так как Керд играл на разряд выше, и вместо этого начал турнирную игру с мистером Маккартни, матч с которым пропустил ранее и должен был отыграться.

Тогда Керд пошёл взглянуть на турнирную таблицу и там встретился с Битти, который спросил адрес Уоллеса. В ответ Битти услышал, что Уоллес только что пришел и уже начал матч с  Маккартни. Битти подошёл к Уоллесу, который казался очень сосредоточенным на своей игре, и передал тому сообщение. Уоллес был крайне озадачен.

Уильям: Квалтру? Квалтру? Кто такой Квалтру?

Битти: Ну если ты не знаешь, то я и подавно.

Уильям: Не знаю такого. Где находится Восточный Менлов Гарденс? Это Менлов Авеню?

Битти: Нет, Восточный Менлов Гарденс.

Уильям: Где это?

Битти: Подожди, я узнаю у Дейса.

Он обратился к ещё одному члену шахматного клуба, который жил как раз в том районе, но и он не знал, где находится такая улица.

Взяв конверт, на котором Битти написал адрес, Уоллес скопировал его в свой дневник, выделив слово «ВОСТОЧНЫЙ» заглавными буквами.

Битти знал о Западном Менлов Гарденс и о Менлов Авеню, Дейс слышал о Северном, Южном и Западном Менлов Гарденс, но никто не знал о Восточном. Однако все решили, что это где-то в том районе. Маккартни спросил адрес Уоллеса, чтобы помочь тому спланировать наилучший маршрут, и все другие поделились своими соображениями.

Уоллес, однако, с уверенностью заявил, что хорошо знает Ливерпуль и без труда найдет нужный адрес.

Менлов Авеню - это довольно известная дорога в районе Моссли Хилл, которая проходит вдоль парка Кальдерстонс, куда Уильям и Джулия порой приходили, чтобы полюбоваться цветами. Менлов Гарденс - это треугольник из трёх жилых улиц, северной, южной и западной. В то время строилось много новых улиц, а людям были недоступны современные интерактивные карты, поэтому можно было легко предположить, что Восточный Менлов Гарденс - это очередная новая улица, которая расположилась где-то поблизости к Менлов Авеню или уже имеющимся Менлов Гарденс.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Менлов Гарденс на современной карте

Однако Восточного Менлов Гарденс до сих пор не существует, и не было найдено следов существования человека по имени Р. М. Квалтру. Кто бы ни звонил тем вечером в шахматный клуб, его целью было отправить Уильяма на поиски несуществующего человека по несуществующему адресу.

Примерно в 22:15 Уоллес покинул клуб, очень довольный своей победой в турнире над мистером Маккартни. Он с энтузиазмом рассказывал Джеймсу Керду о предпринятых во время игры действиях. Под конец они обсудили, какое это странное имя - Квалтру. Керд заметил, что никогда не слышал о человеке с таким именем. Затем они кратко поговорили о том, как лучше добраться до Менлов Гарденс. Уоллес сказал, что не уверен, что вообще пойдёт. Они разошлись и Уильям вернулся домой около 22:55.

Тем вечером Джулия была не такой, как обычно. Её любимый черный кот по кличке Кися (Puss) пропал и она беспокоилась. Кися изначально не принадлежал Джулии, но они так привязались друг к другу, пока она ухаживала за ним во время отпуска соседей, что они решили оставить Кисю Джулии, когда вернулись.
« Последнее редактирование: 26 Июль 2020, 23:42:11 от Albind »


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
ДЕНЬ СМЕРТИ

На следующий день в 10:30 утра Уильям вышел из дома, надев макинтош тёмно-серого цвета, чтобы защититься от непогоды. Он планировал обход клиентов «Prudential», чтобы собрать страховые взносы, которые затем положит в кассовый ящик. В 14:10 он вернулся домой, чтобы пообедать, и повесил свой промокший от дождя макинтош в холле у входа, чтобы дать ему высохнуть.

В 15:15 Уильям надел другой плащ, палевого цвета, и отправился работать дальше. Спустя пятнадцать минут, в 15:30, полицейский констебль Джеймс Эдвард Ротвелл, который ехал на велосипеде по Мейден Лейн (Maiden Lane), заметил Уоллеса. Он был знаком ему, как страховой агент. В заявлении, которое Джеймс Ротвелл сделал после убийства, было сказано, что Уоллес не заметил его, потому что шёл, глядя в землю, и показался ему измученным и напряженным. Далее он написал, что Уильям коснулся глаз рукавом плаща и у него сложилось ощущение, будто он видит человека, перенесшего тяжкую утрату.

Уже после, в суде, после этого утверждения Уоллес вызвал одну из клиенток в качестве свидетеля, которая подтвердила, что в тот день он был самим собой и даже шутил. Защита вызвала и других свидетелей, которые сказали, что тем днём в его манерах не было ничего необычного, а один клиент предложил ему выпить чашку чая, которую Уильям с благодарностью принял, прежде, чем вернуться домой. Все сообщили, что находят Уоллеса весьма приятным человеком.

В суде защита заявила констеблю, что тот ошибся - человек может протирать глаза из-за холодной погоды. Но тот твёрдо стоял на своём, хоть и признал, что в плохую погоду глаза могут начать слезиться. Ни это, ни показания многочисленных свидетелей, которые заявляли, что Уоллес был тогда нормальным, и даже весёлым, не смогло его переубедить.

Тем временем, в 15:30, Эми Уоллес, невестка Уильяма и жена его брата Джозефа, приехала на Волвертон-стрит, чтобы навестить Джулию. В предыдущий раз они виделись в минувшее воскресенье. По словам Эми, во время визита она узнала от Джулии, что Уильям пошёл на деловую встречу куда-то в район парка Кальдерстонс. Также они обсудили несколько краж со взломом, которые недавно произошли на их улице.

Соседи из ближайшего дома, Джонстоны, засвидетельствовали, что всегда знали, когда Эми заходила в гости к Уоллесам, поскольку её зычный голос был хорошо слышен через тонкую перегородку между двумя домами.

Во время этого визита пришёл помощник пекаря по имени Нил Норбери, он принёс Джулии хлеб. Ему показалось, что Джулия выглядит плохо, а вокруг шеи у неё был намотан какой-то шарф, и он обеспокоился её здоровьем. В ответ Джулия заверила его, что всё в порядке - всего лишь лёгкий бронхит.

В 16:30 Эми ушла, пригласив Джулию посетить пантомиму, на которую у неё были лишние билеты. Примерно в это же время мойщик окон Чарльз Блисс залез на заднюю стену дома, чтобы выполнить свою работу. Джулия вышла на задний двор и заплатила ему шиллинг, получив три пенса сдачи.

В 17:45 Уильям завершил свой страховой обход и вернулся домой, как он указал, в 18:05, поужинав с Джулией сконами.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Сконы - традиционная британская выпечка

В 18:35 местный разносчик газет опустил свежий номер «Ливерпульского Эха» в почтовый ящик дома. Эту газету позже нашли на столе в гостиной, раскрытой посередине.

Последний человек, который видел Джулию живой, кроме Уоллеса - четырнадцатилетний молочник Алан Клоуз. Он свидетельствовал, что постучал в дверь дома 29 по Вулвертон-стрит между 18:30 и 18:45, оставив бутылки с молоком на пороге. Затем он двинулся к следующему дому, чтобы вновь постучать и оставить там молоко. Когда он уже стоял у соседнего дома, дверь дома Уоллесов открылась и кто-то забрал бутылки. Тогда Алан вернулся к дому 29, чтобы взять пустые молочные бутылки, которые вернула ему живая Джулия Уоллес. Они кратко обсудили, кто чем болеет, после чего Джулия попросила его скорее бежать домой, так как на улице холодно.

Во время посещений газетчика и молочника, Уильям был занят. Он готовился к предстоящей встрече. Он переоделся в верхней спальне, причесался в верхней ванной и собрал все документы, которые, как он полагал, могут понадобится. Уоллес считал, что идёт на встречу, связанную с заключением нового страхового договора. Если он сможет заключить сделку, то может рассчитывать на неплохую комиссию. По его показаниям, именно Джулия убедила его пойти на эту встречу. Хоть они и жили в финансовом комфорте, кто они, чтобы отворачиваться от некоторой дополнительной премии?

В 18:45 Уильям отправился на поиски Восточного Менлов Гарден, одетый в тот же палевый плащ, что носил днём. По его показаниям, Джулия последовала за ним, чтобы закрыть калитку, хотя он и не услышал звука засова. Супруги всегда так делали, когда выходил один из них, таким образом можно было быстрее дойти до трамвайной остановки. Трамвай, на котором уехал Уоллес, пришёл в 18:49.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Двухэтажный трамвай в Ливерпуле

Полиция затем провела тесты, которые предполагали, что прибытие на следующую остановку, где Уильям пересел на другой трамвай, могло занять 16-20 минут. Трамваи прибывали туда с шестиминутными интервалами.

Так или иначе, но Уильям заявил, что покинул дом в 18:45.

Итак, выйдя через заднюю дверь, он добрался до места на трёх трамваях. Сначала он сел в трамвай на Белмонт Роуд, затем перешёл на Смитдаун Лейн, и наконец пересел на Пенни Лейн, высадившись в итоге на Западном Менлов Гарден.

Современные карты мало пригодны для восстановления маршрута Уильяма. Уже хотя бы потому, что он мог срезать показанную на картах дорогу через дворы, а сами остановки могли быть убраны и перенесены, как могли измениться и маршруты. Некоторые улицы сменили названия. Тем не менее, я приведу расстояние между адресом Уоллесов и Менлов Гарден, чтобы можно было примерно увидеть их взаимное расположение.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Первым свидетелем, который вспомнил, что видел Уильяма после того, как тот вышел из дома, был кондуктор Томас Филлипс второго маршрута (Смитдаун Лейн) в 18:06. Уоллес спросил его, идёт ли этот трамвай в Восточный Менлов Гарден. Филлипс сообщил, что конкретно этот маршрут не идёт, но он может пересесть на трамваи №5, 5А, 5W или 7. Но затем Филлипс передумал, сказав Уоллесу, что на этом трамвае он также может доехать за один пенс.

Уоллес сел на трамвай, сказав кондуктору, что направляется на важную деловую встречу в Восточный Менлов Гарден. Он также сказал, что незнаком с этим районом. Пока кондуктор пробивал билет, Уоллес повторил:

- Не забудьте, мистер, мне нужен Восточный Менлов Гарден.

Вскоре после того, как кондуктор спустился со второго этажа трамвая, Уоллес вновь заговорил с ним.

- Где я сейчас и когда мне нужно пересаживаться?

Кондуктор сказал, что ему будет нужно пересесть на Пенни Лейн и, когда трамвай начал подъезжать, крикнул:

- Менлов Гарден, пересаживайтесь здесь!

Здесь Уоллес вышел из трамвая. Кондуктор сказал ему вслед, чтобы тот поторопился на трамвай №7, хотя и №5 тоже подойдёт.

Далее Уильям сел на трамвай 5А, попросив местного кондуктора Артура Томпсона высадить его в Восточном Менлов Гарден. Когда трамвай прибыл к Западному Менлов Гарден, кондуктор сказал:

- Это Западный Менлов Гарден. Менлов Гарден - это треугольник, три улицы. Справа есть две кольцевых развязки. Может, одна из них подойдёт.

Уильям поблагодарил кондуктора, добавив, что совершенно незнаком с этим районом, прежде, чем сошёл.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Северный Менлов Гарден

Прибыв в Западный Менлов Гарден около 19:20 - за десять минут до назначенной встречи, - Уильям пустился в поиски Восточного. Он начал с того, что пошёл вниз по Северному Менлов Гарден, где встретил женщину. Он спросил, не знает ли она, где Восточный Менлов Гарден. Женщина предположила, что это, наверное, продолжение Западного Менлов Гарден, но вообще она не знает.

Тогда он пошёл по Западному Менлов Гарден, пока не достиг следующей улицы - Дадлоу Гарденс. Вернувшись обратно, он добрался до пересечения Дадлоу Лейн и нижней части Западного Менлов Гарден, где обратился к юноше по имени Сидни Грин. Позже, давая показания в полиции, Сидни заявил, что говорил с человеком в тёмном пальто и шляпе, но неверно описал рост Уильяма - более низкий, чем он был в действительности. Он спросил его об искомой улице, на что Сидни ответил, что такой улицы нет, но есть Западный Менлов Гарден. Уильям ответил, что знает это и пошёл постучать в дверь дома 25 на Западном Менлов Гарден. Очевидно, он заподозрил, что Битти перепутал адрес, когда записывал.

На стук ответила Кэти Мэзер. Когда Уоллес спросил, это ли Восточный Менлов Гарден и здесь ли живёт мистер Квалтру, Кэти ответила отрицательно.

Уильям решил проверить дома на Южном и Северном Менлов Гарден, но быстро обнаружил, что дома там пронумерованы только чётными числами, и дома 25 там быть не может. Он дошёл до конца Северного Менлов Гарден и выбрался на Менлов Авеню. Спросив очередного незнакомца об искомом адресе и не преуспев, Уильям обнаружил, что находится в верхней части Грин Лейн (Green Lane), где жил его начальник Джозеф Крю. Уильям здесь бывал раньше.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Уоллес постучал в дверь Крю, но никто не ответил - мистер Крю тем вечером ушёл в кинотеатр. Утратив все надежды, Уильям плёлся дальше по Грин Лейн, пока не встретился с местным офицером Джеймсом Сарджентом. Он вновь спросил об адресе, вновь услышал, что такой улицы нет, но есть Западный, Южный и Северный. Уильям объяснил, что попробовал постучать в дверь дома 25 на Западном Менлов Гарден, но там не оказалось человека, которого он ищет. В попытке помочь, офицер предложил попробовать дом 25 на Менлов Авеню.

Уже было повернувшись, чтобы идти дальше, Уильям снова обратился к офицеру и спросил, где найти уличный справочник (наподобие телефонной книги). Офицер предложил проверить в местном отделении полиции или на почте, после чего Уоллес посмотрел на часы и сказал: «Ещё нет восьми часов». Офицер сделал то же самое и подтвердил время: 19:45.

В почтовом отделении не оказалось справочника. Уоллес спросил почтового работника, есть ли тут такая улица и знакомы ли они с мистером Квалтру. Он сказал, что нет, и посоветовал обратиться в магазин газет. Уильям заметил время в почтовом отделении - 19:54, и пошёл дальше по дороге, где нашёл магазин газет.

Когда заведующая магазином Лили Пинчес подошла к нему, Уоллес наверняка попросил помощи и у неё. Однако на суде её показания были крайне размытыми и остаётся неизвестным, о чём именно они говорили. К примеру, она говорила, что Уоллес сперва спросил у неё о мистере Квалтру, потом - что он этого не делал, потом - что всё-таки спрашивал, потом - что не спрашивал и она клянётся, что точно не спрашивал. Она также заявила, что он пришёл в 20:10. Уоллес заявил, что поехал обратно в 20:00 (хотя учитывая, что нужно время на то, чтобы дойти до магазина и время на то, чтобы поговорить, скорее всего, он уехал после 20:00). Так это или нет, но в этот момент Уоллес понял, что его обманули, и оставил поиски.

Никто из водителей трамваев по пути домой не запомнил его. Уоллес утверждал, что по пути домой не общался больше ни с кем, кроме водителей, но местная машинистка по имени Лили Холл, которая была знакома с Джулией по церкви и знала Уильяма в лицо, сделала заявление после убийства. Её заявление опровергало слова Уоллеса. С её слов, она увидела Уоллеса в конце Волвертон-стрит, одетого в тёмное пальто и шляпу, разговаривающего с другим человеком в тёмном пальто и кепи.


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
ОБНАРУЖЕНИЕ ТЕЛА

Было примерно 20:45, когда Уильям попробовал открыть входную дверь своим ключом и обнаружил, что она заперта. Очень странно! Он легко постучал в дверь, но никто не ответил. Позднее оказалось, что дверь заперта изнутри. Он обошёл дом, подойдя к задней двери, где заметил, что калитка была открыта, и попробовал открыть дверь. Вновь дверь не поддалась. Уоллес постучал в дверь, но безрезультатно. Этот стук услышала его соседка Флоренс Джонстон.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Джон и Флоренс Джонстоны

Затем он вернулся к входной двери и вновь попытался попасть домой, но дверь не открывалась и никто не отвечал на стук. Чувствуя себя крайне некомфортно, Уильям во второй раз подошёл к задней двери. Там он встретил Джона и Флоренс Джонстонов, которые сообщили, что идут навестить родственника. Несколько взволнованный, Уильям спросил соседей, не слышали ли они чего-то странного этим вечером.

- В чём дело, что случилось? - спросили соседи.

Уоллес пояснил, что не может попасть домой, причем заперты обе двери, на что Джон посоветовал ему попробовать ещё раз, а затем, если не выйдет, он попробует свой ключ. Дело в том, что дома по Вулвертон-стрит были, видимо, заперты на типовые замки с одинаковыми ключами и во время расследования выяснилось, что любой замок может быть открыт одним и тем же ключом.

- Она не могла выйти, у неё такая ужасная простуда, - пробормотал Уильям, похоже, пытаясь придумать объяснение происходящему, например, что Джулия вышла отправить письмо.

Уоллес попробовал снова открыть дверь в присутствии соседей, и на этот раз она легко поддалась, о чём он и сообщил: «Теперь она открылась».

Джон сказал Уильяму, что подождёт снаружи вместе с супругой, пока тот пойдёт и проверит, всё ли в порядке. Они видели, как Уильям вошёл внутрь, подсвечивая себе спичками, и слышали, как он звал Джулию, дважды оглядевшись вокруг. Сначала он поднялся по лестнице в их спальню, но в конце-концов вошёл в тёмную гостиную внизу, где нашёл свою жену на полу. Он наклонился и увидел при свете спички, что её голова была жестоко разбита.

- Зайдите, посмотрите! Её убили! - сказал он Джонстонам, выскочив на улицу.

- Что случилось? Она упала с лестницы? - спросил Джон.

Последовав за Уильямом внутрь, они увидели жуткую картину. Тело Джулии безжизненно лежало на полу гостиной. Мебель казалась непотревоженной, а брызги крови расплескались на высоту до семи футов (чуть более двух метров) по потолку, стенам, мебели и различным предметам интерьера. Под телом женщины образовалась большая лужа крови, в которую стекало мозговое вещество из открытой раны в черепе.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Обрезанное фото гостиной, где было найдено тело Джулии

- Ох, бедняжка, - сказала Флоренс.

- Она холодная? - спросил Джон, на что Флоренс покачала головой.

Уильям повторил несколько раз: «Они с ней покончили... Они с ней покончили», потом показал: «Взгляните на мозги!» Он попросил Джона вызвать врача, добавив, что не думает, что это будет полезно, и все трое прошли на кухню-гостиную, подальше от ужасного зрелища.

По словам Уильяма, гостиная, где была найдена его супруга, использовалась лишь для приёма гостей или проведения музыкальных вечеров.

В кухне-гостиной Уильям ткнул в сторону дверцы маленького шкафа, которая была вырвана и валялась на полу.

- Посмотрите, они вырвали дверцу.

На полу валялось несколько монет.

- Что-нибудь пропало? - спросил Джон.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Раскрашенное фото кухни-гостиной, обведена коробка со страховыми взносами

Уильям дотянулся до коробочки, которая стояла на верхней полке двухметрового книжного шкафа. Это была касса, в которую он складывал страховые взносы. Он увидел, что внутри осталась только долларовая купюра и четыре марки. Уоллес сказал, что пропало около четырёх фунтов стерлингов (576 фунтов в современных деньгах), но чтобы сказать точнее, нужно свериться с бухгалтерской книгой.

Джон Джонстон попросил Уильяма ещё раз сходить наверх и проверить, всё ли там в порядке, прежде, чем он отправится в полицию. Вернувшись, Уоллес сказал, что наверху всё в порядке и пять фунтов, которые лежали в тарелочке, нетронуты. Позже оказалось, что там лежало четыре фунта, на что Уильям ответил, что, возможно, ошибся, когда считал. После этого мистер Джонстон пошёл за врачом, а потом в полицию.

По дороге он случайно натолкнулся на жениха своей дочери Норы, его звали Фрэнсис МакЭлрой, рядом с домом - он шёл к невесте. Он, или кто-то ещё из семьи Джонстонов, зашёл в это время в дом Уоллесов и нашёл Флоренс на средней кухне. Уильям в это время на задней кухне резал мясо для кота Джулии, который вернулся вскоре после прибытия полиции.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
План дома

Уильям и Флоренс вернулись в гостиную, где женщина снова коснулась тела Джулии и отметила, что та уже остыла.

- Чем они её так [убили]? - спросила Флоренс, оглядываясь в комнате. В суде эту фразу ложно приписали Уильяму и использовали в обвинении. Казалось, Уильям и сам поверил, что произнёс её, уверяя, что пытался естественным образом защититься.

Внимательно осматривая тело, Уильям наклонился, пощупав кусок материала, на котором лежало тело Джулии. Это был частично обгоревший, пропитавшийся кровью плащ.

- Что это, почему здесь её макинтош - или мой макинтош?

- Это твой макинтош? - спросила Флоренс.

Уильям подтвердил, что это так, и позже подтвердил свои слова офицеру полиции. Хотя когда его снова спросили об этом, он сильно колебался, прежде, чем наконец сказать:

- Если внутри две заплатки, то это мой.

Эту заминку позднее также использовали для обвинения в суде.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Кресло, на котором лежит футляр со скрипкой

Флоренс и Уильям вернулись на кухню. Не зная, что ещё можно сделать, Флоренс воскликнула, что, по крайней мере, зажжёт огонь, и начала разжигать камин. В конце-концов Уильям присоединился к этому занятию. По словам женщины, он дважды закрывал лицо руками и плакал в её присутствии, но когда прибыла полиция, он приложил огромные усилия, чтобы взять себя в руки. Джон Джонстон описал его, как человека, находящегося в шоковом состоянии.

Описание исходного расположения тела: Джулия лежала на правой стороне, почти по диагонали через ковёр. Её ноги были слегка раздвинуты. Стопы лежали на краях рядом с правой стороной каминной решётки, пальцы ног были направлены к окну. Её правая рука была скрыта под телом. Левая рука лежала на теле, согнутая в локте, предплечье лежало на груди, а пальцы почти касались пола. Голова Джулии была примерно в 18 дюймах (46 сантиметров) от открытой двери, она лежала на правой стороне, а глаза были направлены к окну. Вокруг головы была девятидюймовая (23 сантиметра) лужа крови с мозговым веществом и кусочками кости. Чуть выше и над её левым ухом была рана в черепе шириной 2 дюйма и глубиной 3 дюйма (5 сантиметров и 7,6 сантиметра), через которую были видны остатки мозга.

Обратившись к источникам, уважаемые читатели могут увидеть, что расположение тела на фотографиях совершенно не соответствует этому описанию.

ПОЛИЦИЯ

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Хьюберт Мур, глава расследования

Первым представителем полиции, кто вошёл в дом Уоллесов, был констебль Уильямс. Он проследовал за Уоллесом по всему дому. Найдя, что лаборатория в полном порядке, они зашли в ванную, где горел свет.

- Обычно у нас здесь включен свет, - сказал Уильям.

Затем они отправились в среднюю спальню, где супруги ночевали, и там также горел свет. Констебль спросил Уоллеса об этом. Тот ответил, что сам, должно быть, оставил газовый рожок включенным, когда переодевался. Затем Уильям подошёл к банке из-под варенья, стоявшей на каминной полке, и достал оттуда несколько фунтовых банкнот. Позже было обнаружено, что по ним размазана кровь.

- Вот эти деньги не трогали, - сказал он. Констебль немедленно сказал ему положить фунты обратно и Уильям подчинился.

В передней спальне, которая использовалось четой Уоллесов как комната для гостей, свет не горел, но был явный беспорядок: одежда и простыни разбросаны, хотя, по мнению Уильяма, ничего не пропало. Он нашёл украшения своей жены в ящиках, а ящики были закрыты. Он заметил, что не заходил в эту комнату пару недель и не мог сказать, выглядела ли комната так в момент его ухода.

Они осмотрели кухню, где Уоллес рассказал о пропавших из кассы деньгах и о сумочке Джулии, из которой ничего не взяли. Затем они перешли в гостиную.

Констебль спросил Уоллеса, горел ли в доме свет, когда он пришёл. Уильям объяснил, что кроме двух комнат наверху - в ванной и в средней спальне, - свет был везде выключен.

Вскоре прибыли многие другие полицейские, врачи и криминалисты.

- Джулия сошла бы с ума, если бы всё это увидела, - заметил Уоллес, имея в виду толпу бегающих по дому незнакомцев.

Конечно же, расследование велось вполне небрежно и с задачей сохранения места преступления следствие не справилось. В том числе, один из детективов пришёл пьяным, он посетил верхнюю ванную и спустил там воду в унитазе, чем, вероятно, уничтожил важную улику. Тело было перемещено, а макинтош вынут и отложен в сторону. Некоторая мебель оказалась сдвинута.


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
РАССЛЕДОВАНИЕ

Благодаря ошибке, которую совершил таинственный человек, звонивший в шахматный клуб, Р. М. Квалтру, данные о его звонке оказались записаны в журнале телефонной службы. Таким образом, полиция смогла отследить телефонную будку, которая находилась в нескольких минутах пешком от дома Уоллесов, в нижней части Прайори-роуд
.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Раньше будка стояла здесь

В источнике сказано, что будка находилась «в паре минут» от дома Уоллесов, но по карте видно, что нужно пройти 5-7 минут пешком. На старой карте 1910 года видно, что район Энфилд в ту пору был фактически белым пятном, поэтому ориентироваться в маршрутах по современным картам уже практически невозможно.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Старая карта района Энфилд 1910 года

Полицейские, которые уже исходили из предположения о том, что муж всегда является убийцей, не могли поверить в свою удачу. Очевидно же, что это звонил сам Уоллес, который постарался тем самым обеспечить себе железобетонное алиби. Однако, пока полиция прорабатывала эту теорию, в деле появились показания молочника Анала Клоуза. Он подтвердил, что видел Джулию живой в 18:45. Другие люди подтвердили, что видели его, доставляющего молоко. Молочник, который делал доставку в дом 27 по Вулвертон-стрит, вспомнил, что видел Клоуза на пороге дома 29, где жили Уоллесы.

Полиция столкнулась с серьёзной проблемой. Мог ли Уоллес убить жену, отмыться от крови и покинуть дом в течение нескольких минут? Они провели несколько тестов, в которых молочник Алан Клоуз должен был пройти свой маршрут в 500 ярдов (около 457 метров), останавливаясь для доставки, выставления молочных бутылок и сбора опустошённых ёмкостей. В итоге полиция смогла убедить его, что последний раз он видел Джулию живой в 18:30.

Затем полицейские приступили к проверке трамвайного маршрута, но способ выбрали сомнительный: офицеры запрыгивали в движущийся трамвай в одной из этих реконструкций, в другой - бежали, чтобы догнать уходящий с остановки трамвай, или ждали его не на той остановке.

Можем ли мы допустить, что пожилой человек, к тому же тяжело больной, лишённый одной почки, мог бегать за трамваем? Можем ли мы допустить, что ни один свидетель не запомнил высокого, старомодно одетого пожилого мужчину, который так страстно пытается успеть на трамвай?

Сэмюль Битти, капитан шахматного клуба, также оспорил догадку о том, что Уоллес и Квалтру - одно и то же лицо. Он знал Уоллеса много лет, и он сказал, что потребуется дюжая фантазия, чтобы сказать, будто голос Квалтру похож на голос Уоллеса.

Много лет спустя телефонистка Лилиан Келли сказала в своём интервью:

- Конечно, позже я слышала голос Уоллеса на суде, но я не могу поклясться, будто это был один и тот же человек.

Полиция осмотрела также все сточные трубы из дома Уоллесов - туалеты, ванные, раковины, но не обнаружила в них следов смытия крови. Все полотенца были сухими и не носили следов недавнего применения. Полиция также провела бензидиновую пробу на одежде Уоллеса, чтобы найти скрытые пятна крови - они бы окрасились тогда в синий или зелёный цвет. Но и химический тест не выявил крови на одежде мужчины.

Было найдено только маленькое пятнышко или кровяной сгусток на ободке унитаза.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Согласно первичному заключению судебно-медицинского эксперта МакФолла, время смерти женщины было установлено в 19:50, после нанесённых трёх или четырёх ударов по голове, с огромной силой, с применением инструмента с большой головкой. Уоллес в это время находился далеко от дома. Хотя в суде МакФолл настаивал на времени смерти в 18:00, и после 11 или 12 ударов.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Отчёт судебно-медицинского эксперта

Казалось, что дело вот-вот развалится. Но вдруг полиция поняла, что ещё одна главная улика всё время была перед глазами - и это обгоревший, пропитавшийся кровью макинтош Уильяма, который был найден под телом Джулии. Быстро возникла идея, что Уоллес смог так быстро уехать на поиски Восточного Менлов Гарден потому, что прикрывался макинтошем от брызг крови, пока убивал свою жену.

И вот как звучала финальная версия следствия. 19 января Уильям Уоллес позвонил сам себе из телефонной будки неподалёку от своего дома, намеренно искажая голос, чтобы обмануть Сэмюэля Битти. Затем он отправился в шахматный клуб, изобразив недоумение, когда получал своё же собственное сообщение. Затем, 20 января, он намеренно дождался прибытия молочника Алана Клоуза, чтобы тот увидел Джулию живой. Затем он заманил её в гостиную, притворившись, будто хочет попросить её приготовить комнату для музыкального вечера. Потом, прикрывшись макинтошем и вооружившись железным прутом и кочергой - эти два предмета пропали из дома, - он забил её до смерти.

После он попытался сжечь макинтош, но быстро отказался от этой затеи - возможно из-за дыма или запаха. Поэтому он бросил плащ на пол, сверху положил тело жены, нанёс ещё несколько ударов по затылку. Затем он надел другой плащ, ловко спрятав железный прут в рукаве, и кинулся к трамваю.

Спрятав орудие убийства где-то по пути, в хитроумном месте, он намеренно начал расспрашивать всех встречных о Восточном Менлов Гарден, внедряя идею о том, что был далеко от дома, когда произошло убийство. Он даже дошёл до того, что сверил часы с полицейским.

Такая история была озвучена обвинением.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Судья Райт

Многие поддерживали идею о том, что Уильям был виновен. По словам прокурора суда, в его виновности были уверены даже адвокаты. Но и многие другие верили, что Уильям был невинным человеком, чья жизнь в одночасье превратилась в кошмар. Среди них был адвокат Уоллеса по имени Гектор Манро и многие коллеги, работавшие с ним в «Prudential».

Сам Уоллес утверждал, что точно знает, что убийца. Не называя имён, он сослался на Ричарда Пэрри. Его же имя стояло первым в списке людей, которые он предоставил полиции - это был список тех людей, кого его жена без раздумий впустила бы в дом. Он описал Пэрри как друга семьи. Далее следовала пространная характеристика Джозефа Марсдена - как мы помним, вместе с ним Пэрри выполнял работу заболевшего в ту пору Уильяма. Далее перечислялись и другие имена, включая коллег по «Prudential» и членов шахматного клуба.

Пэрри и Марсден бывали в доме Уоллеса, были знакомы и оба были уволены из страховой компании. Уоллес заметил, что они знают, где стоит касса с денежными взносами.

- Они знали, - сказал Уоллес, - что расчётный день - это среда, таким образом, больше всего денег в коробке будет накануне вечером, во вторник.

В ту самую ночь, когда была убита Джулия.

Пэрри, в свою очередь, признался полиции, что он был завсегдатаем кафе, где собирался шахматный клуб Уоллеса. О расписании можно было узнать из объявлений, которые висели на доске. В этом же кафе по четвергам собирался театральный клуб Пэрри.

Возможно, обычно кассовая коробка содержала куда больше денег, чем четыре фунта, заявленные пропавшими. Но Уоллес пропустил сборы взносов на той неделе из-за болезни.

Полиция также проверила всех возможных Квалтру, живших тогда в Ливерпуле и, действительно, обнаружила некоего Р. Дж. Квалтру. Что примечательно, этот человек был клиентом Джозефа Марсдена. Было ли у Марсдена алиби в ночь убийства? В своём заявлении Уоллес предполагает, что тот валялся в постели с гриппом. В ту зиму, должно быть, блуждал какой-то вирус, потому что Уильям, Джулия и молочник Клоуз заболели в одно и то же время. Тем не менее, его местонахождение в ночь звонка неизвестно.

Было ли алиби у Пэрри? Послеполуденное время он провёл с миссис Оливией Брин, её дочерью Савонной, племянником Гарольдом - он был другом Пэрри, - и женщиной Филлис Плант. Все они свидетельствовали, что Пэрри оставался у них до 20:30 вечера. Только свидетельств Савонны и Филлис не сохранилось в деле. Может быть, они не давали показаний.

Но несмотря на это, казалось бы, совершенно твёрдое алиби, Пэрри сообщил о том, где он был в ночь звонка. Он утверждал, что забрал свою подругу, Лили Ллойд, с адреса, который не смог вспомнить, и вместе с ней вернулся к ней домой, проведя там день и большую часть ночи. Но заявления Лили и её матери показывают, что он приехал к ним домой на Миссури-роуд, дом 7 (7 Missouri Road) на машине, около 19:35, прервав урок фортепиано, который проводила Лили. Затем он ненадолго ушёл - то ли на улицу Парк Лейн, то ли на Ларк Лейн, и вернулся позже. Обе улицы существуют в Ливерпуле, но находятся на изрядном удалении от мест событий. Позднее выяснилось, что Лили частично фальсифицировала алиби для Пэрри.

Через много лет после убийства всплыло ещё одно показание, от человека по имени Джон Паркс, работавшего тогда в местном гараже, который рассказал интересную историю. Он рассказал её в документальной передаче по радио в 1981 году. До этого он рассказывал её друзьям и членам семьи, а также, пятьдесят лет назад - полиции, руководствуясь чувством сознательности и долга. Джон Паркс чувствовал, что невинный человек попадёт в беду, если он не расскажет. Только вот полиция не поверила в его историю.

Тогда, в январе 1931 года Джону Парксу было 24 года и он работал в гараже возле Москоу-драйв (Moscow Drive), неподалёку от пересечения с Грин Лейн (Green Lane). Это название уже фигурировало в нашем рассказе - Уоллес в какой-то момент вышел на Грин Лейн, пока искал несуществующую улицу. Гараж же назывался «Гараж Аткинсона». Вместе с сыновьями владельца, мистера Аткинсона, он трудился и чуть ли не считался для них членом семьи. Работы было много, в основном по части сервисного обслуживания и мытья машин. Паркс работал в ночные смены - с 23 часов и до 9-10 утра.  По ночам гараж становился чем-то вроде центра общения, поскольку квартира Аткинсонов находилась прямо над гаражом, так что многие клиенты оставались поболтать и выпить у владельца на кухне.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Москоу Драйв в 1910 году

Многим клиентам были рады в «Гараже Аткинсона», но некоторых не приветствовали. Среди последних был и Ричард Пэрри. Пэрри жил в нескольких улицах отсюда и ходил в одну школу с Парксом, но они не были друзьями. Дорожки Пэрри и Паркса, тем не менее, постоянно пересекались и так уж вышло, что он знал Пэрри действительно хорошо. Он не доверял Пэрри - франту и красавцу, окруженному множеством женщин, да и непросто было найти людей, которые бы доверяли ему. Пэрри затеял приходить в гараж по ночам, и как-то его поймали на попытке украсть деньги из шкафа в квартире. С той поры вход для него был заказан. Он не платил и за обслуживание машины, что довольно странно - сын городского казначея, страховой агент, должен был не испытывать проблем с финансами. Может, жадность, а может, вкус к женщинам и красивой жизни истощали кошелёк Пэрри. И если он не мог добывать деньги честным путём, он использовал иные меры. Его ловили на воровстве из касс работников «Prudential», в том числе Уильяма Уоллеса, который в тот момент был на больничном. Недостача составила 30 фунтов, которые доплатил отец Пэрри.

Во вторник 20 января 1931 года Джон Паркс направился на ночную смену в гараж. Время было между 23:00 и 23:30. Там он узнал от констебля, который зашёл в гараж, новости об убийстве в Энфилде и что Уильям Уоллес обвинён в этом деянии.

- Как странно, - сказал Паркс. - Он хороший человек.

Но констебль сказал лишнего - уже хотя бы то, что Уильям пока ещё никак не мог быть обвинён, ведь следствие толком не началось. Он не был арестован ещё тринадцать дней после того, как было обнаружено тело Джулии.

Наконец, констебль попрощался и ушел. Спустя некоторое время в гараж пришёл Пэрри собственной персоной. Он явился на собственной машине, а Паркс в это время работал с другой машиной в гараже. Пэрри попросил его вымыть машину. Но машина, как запомнилось Парксу, была чистой. Он обошёл её со всех сторон, а потом заглянул внутрь и нашёл там перчатку. Перчатка показалось Парксу влажной и, присмотревшись внимательнее, он понял, что та испачкана кровью. Пэрри выдернул её из рук механика.

- Отдай сюда, не то меня повесят, - сказал он.

Затем Пэрри начал бормотать что-то про прут, который он, должно быть, обронил возле дома местного доктора, и в целом выглядел перевозбуждённым. Паркс посчитал, что он говорит о докторе, который живёт на Прайори-роуд (Priory Road) - той самой, в начале которой стояла телефонная будка.

Паркс принялся мыть машину внутри, и снаружи, и снизу, понимая, что он делает: он помогал избавляться от возможных улик. Но он ничего не сказал. Всё это время Пэрри стоял над ним, указывая участки, которые следует вымыть. Когда мойка закончилась, Пэрри дал ему пять шиллингов (36 фунтов по современным меркам) и быстро уехал.

Рассказывая об этом по радио спустя 50 лет, Паркс предположил, что не увидел следов крови на его одежде, потому что Пэрри пришел на Вулвертон-стрит в рыбацком комбинезоне и ботфортах, которые затем снял и переоделся. Любому, кто спросил бы, он мог ответить, что идёт порыбачить. Почему он говорил с Парксом так неосторожно? Паркс считает, что состояние ажитации, в котором пребывал Пэрри, заставило его вывалить все улики буквально на первого встречного. Он вспоминает, что чистота машины тогда чрезвычайно беспокоила Пэрри.

Многие до сих пор ставят историю Паркса под сомнение, предполагая, что он мог просто выдумать это всё из-за ревности к его женщине или из-за постоянного жульничества Пэрри в гараже.

Так оно или нет, но 3 февраля 1931 года Уильям Уоллес был арестован за убийство Джулии Уоллес. Суд начался 22 апреля и через четыре дня закончился единогласным обвинительным приговором: смерть через повешение.

5 мая Уоллес подал апелляцию, где подробно перечислил все обстоятельства своей невиновности. 16 мая состоялось апелляционное заседание, где Уоллес был признан невиновным и вновь стал свободным человеком.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Свидетельство о смерти Джулии Уоллес. В протоколе вскрытия говорится, что возраст на момент смерти - 55 лет, а здесь указано - "около 52 лет". Предполагается, что его написали после подачи апелляции.

Освободившись, Уильям вернулся в свой дом номер 29 на Вулвертон-стрит и был восстановлен на позиции страхового агента в «Prudential». Нельзя сказать, чтобы приём был тёплым. «Вилли-убийца, Вилли-убийца» - кричали в щель для писем в двери его дома, а некоторые местные жители утверждали, что слышат голос призрака Джулии, произносящий «Герберт, как ты мог?»

Он пробовал работать в других офисах «Prudential», в стороне от своих прежних маршрутов, но в конце-концов перебрался в городок Бромборо и нанял экономку по имени Энни Мейсон. В своём дневнике Уильям отметил, что здесь его приняли куда лучше.

В этом месте он прожил недолго, скончавшись в 1933 году от своей болезни почек. Экономка позднее утверждала, что он как будто утратил волю к жизни, буквально совершая «медленное самоубийство».

Он был похоронен рядом с Джулией.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
« Последнее редактирование: 26 Июль 2020, 23:34:34 от yobabubba »


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
КТО ЕЩЁ МОГ БЫТЬ УБИЙЦЕЙ?

Стоит упомянуть также, что в те годы в Ливерпуле орудовала банда грабителей, которая взламывала дома, проникая через заднюю кухню. Так, дом 19 на Вулвертон-стрит был ограблен в августе и декабре 1930 года, были грабежи в январе 1931, они продолжались и после смерти Джулии.

Могли ли преступники, ожидавшие по какой-то причине, что дом будет пуст, случайно наткнуться на Джулию и убить её, чтобы остаться неузнанными? Мог ли звонок в шахматный клуб быть просто совпадением?

Кто бы то ни был, он преуспел в этом.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Ричард Пэрри в более старшем возрасте

Ричард Гордон Пэрри прожил с тех пор много лет. Нельзя утверждать, что он больше не попадал в поле зрения полиции. Спустя пять лет после смерти Джулии, он был обвинён в изнасиловании  девушки Лили Фитцсимонс, которую встретил в баре. Профессор МакФолл, который выступал на стороне обвинения в деле Уоллеса, в деле с изнасилованием был защитником Пэрри, утверждая, что никакие признаки нападения не имеют место. Однако обвинение утверждало, что с уха девушки была сорвана серьга, одежда порвана, а свидетели в баре видели красные пятна на её лице во время предполагаемого нападения, тем самым, подтверждая это событие.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Одна из газетных заметок об этом событии

После 1932 года он покинул страховой бизнес. В 1934 году Пэрри стал солдатом, в 1936 году он продавал радио, а в июле того же года стал менеджером магазина.

Он был дважды женат и во втором браке у Пэрри родилась дочь Барбара. После этого он стал работать телефонным оператором в Лондоне, а потом переехал в Уэльс в 1968. Вторая жена умерла в 1976 году, а сам Пэрри прожил до 1980 года в том же доме, умерев от сердечного приступа в возрасте 71 года. Его тело пролежало там два дня прежде, чем его нашли.

Хотя в своём заявлении в полицию Уоллес написал, что Пэрри не был пьющим, в заметках дочери Пэрри утверждается, что он и пил, и курил. В частности, в 1974 году он был арестован за вождение в пьяном виде.

Дом 29 на Вулвертон-стрит в Ливерпуле до сих пор стоит, он сменил несколько владельцев. В нём и сейчас живут люди. Когда новые жильцы разбирали газовый камин, в щели за ним нашли проржавевший прут. Некоторые склонны предполагать, что это и было тем оружием, которым убили Джулию.

История убийства остаётся неразгаданной и продолжает вдохновлять огромное количество авторов и исследователей по всему миру.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Раскрашенная фотография Уильяма Уоллеса

ФАКТЫ, НА КОТОРЫЕ МОЖНО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ

1. Менлов Гарденс в те годы были новым районом, там постоянно возводились новые дома и строились улицы.
2. Уоллесы пользовались дверью задней кухни, чтобы входить и выходить в течение дня, так как оттуда было удобнее добираться до трамвая. Она закрывалась на задвижку, которая иногда заедала.
3. Церковные часы, по которым доставщики продуктов - молочники, пекари и прочие, - ориентировались, проверялись каждую неделю. В день убийства часы были точными.
4. Фотография кухни была сделана спустя несколько дней после убийства.
5. Камин в гостиной был ненастоящим - это газовый камин марки Sunbeam с искуственными углями. Нижнюю решетку можно снять.
6. Клапан для управления мощностью подачи газа в камине находился справа, со стороны окна.  Его же можно использовать для включения или выключения камина.
7. Кресло, на котором лежал футляр от скрипки Уоллеса, находилось слева от входа в комнату.
8. По сложившемуся обычаю, если Уильям возвращался домой поздно ночью, то он заходил через переднюю дверь и открывал её ключом.
9. Если супруги выходили вместе, то они пользовались передней дверью.
10. Они брали с собой все деньги в доме, когда выходили.
11. Уоллес сказал Фреду Уильямсу, первому полицейскому, появившемуся на месте событий, что передняя дверь была заперта.
12. Фред Уильямс заметил макинтош под телом Джулии без подсказки Уоллеса, в то время как Уоллес указал на него Флоренс, пока они ждали полицию. Сама соседка сразу его не заметила.
13. Жители Вулвертон-стрит могли открыть замки на других домах этой улицы своими ключами.
14. Менее чем за месяц до убийства, 31 декабря, Джулия вышла из дома и сильно задержалась с возвращением из-за аварии на железнодорожной линии. Уильям обеспокоился и пошёл в полицейский участок, чтобы узнать, не было ли несчастных случаев. Джулия позже рассказала о том, как он беспокоился, его коллеге по «Prudential».
15. Шахматный клуб был основан Уильямом Уоллесом и Джеймсом Кердом. Раньше они жили на одной улице в Ливерпуле.
16. Джеймс Керд играл по четвергам, так как он был игроком более высокого разряда. В том же кафе и тоже по четвергам собирался театральный клуб Пэрри.
17. Джеймс Керд не был указан в расписании шахматного клуба на понедельник, в ночь звонка, хотя участники клуба порой могли приходить в «не свои» дни, включая Уоллеса - например, так он встретил там Пэрри за несколько месяцев до убийства.
18. В ночь убийства на Вулвертон-стрит собралась толпа, как только разошлись новости о произошедшем. Джеймс Керд был там между полуночью и часом ночи, когда Уоллеса уже увезли в участок.
19. Уоллес никогда не отрицал, что знает о Менлов Авеню.
20. МакКартни, против которого Уоллес играл в ночь звонка, спросил адрес Уоллеса, чтобы обсудить трамвайный маршрут до Менлов Гарденс. В ту ночь, возможно, любой из находившихся в кафе, мог обладать всей необходимой информацией для совершения преступления.
21. Уоллес брал кассу со страховыми взносами с собой, когда ложился спать.
22. В гостиной Уоллесы зажигали в камне только одну газовую струю справа (ближе к окну), а если были гости, то зажигали обе.
23. Место преступления было сильно испорчено следователями, а жертва и предметы перемещены.
24. Беспорядок в верхней гостевой спальне - это разбросанные в ногах кровати подушки и надорванные простыни.
25. Когда была сделана фотография на кухне, с неё уже убрали сумку Джулии, монеты, которые валялись на полу, и оторванная дверца шкафчика.
26. Дверца изначально была в плохом состоянии, она уже однажды ломалась, но Уильям приладил её обратно.
27. За пределами гостиной, где была убита Джулия, не было найдено других следов крове, кроме пятен на банкнотах в спальне и пятна крови на унитазе. Современные исследователи предлагают игнорировать эти находки.
28. Алиби Пэрри в ночь звонка противоречит его алиби от Лили Холл и её матери.
29. На теле Джулии остались её ценности: брошь, обручальная кольцо, банкнота в 1 фунт и мелочь, запрятанные в корсет.
30. Современные судебно-медицинские эксперты говорят, что невозможно наносить размашистые удары длинным орудием, как была убита Джулия, одновременно придерживая макинтош в качестве укрытия от крови.
31. Также, по мнению современных экспертов, первый удар был нанесён, когда Джулия находилась низко - сидела или стояла на коленях на полу, возможно, разжигая камин.
32. Сложно придумать способ, при которым человека можно убить подобным образом, не забрызгав себя кровью.
33. Соседка Флоренс Джонстон на суде сказала, что фотографии комнат кажутся ей «ненастоящими», так как много предметов было перемещено, но она описала исходное расположение предметов в комнате.
34. Правша нанёс бы удар по левой стороне головы. Левша, соответственно, наоборот.
35. По мнению самого Уоллеса, удары были нанесены гаечным ключом.
36. Никто, кроме самого Уоллеса, не знал, что он планирует пойти в шахматный клуб в понедельник. Хоть он и был в расписании, иногда он пропускал дни.
37. Когда исследователи дела Уильяма Уоллеса обращались за комментариями к Пэрри, он отметил, что не имеет никакого отношения к смерти Джулии, но ему очень жаль, что его мелкие правонарушения выплыли таким образом на свет.
38. Юбка Джулии была обгоревшей, как и макинтош.


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
« Последнее редактирование: 27 Июль 2020, 00:35:09 от yobabubba »


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
На этом всё, теперь можно комментировать и делиться мнением. Надеюсь, что текст покажется вам всем достаточно интересным.
Это первый очерк, который я пишу здесь, информации оказалось чрезвычайно много, поэтому если что-то кажется пропущенным, дайте знать, пожалуйста (:
Я не стала добавлять свою позицию в текст, но я считаю, что невиновны как Уоллес, так и Пэрри...


Exklux

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 20
    • Награды
Спасибо за очерк, было очень интересно читать! на первый взгляд кажется, что виновник Пэрри - отрицательный герой...


Albind

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 45
    • Награды
Спасибо за очерк, было очень интересно читать! на первый взгляд кажется, что виновник Пэрри - отрицательный герой...
Рада, что понравилось!
Он несомненно не очень хороший человек, но необязательно ведь, что можно быть и мошенником, и убийцей сразу. Он кажется слишком подходящим кандидатом на эту роль, но о нём просто слишком много информации есть. Например, Марсден тоже весьма подозрительная личность, а ведь его фото даже не сохранилось.