Автор Тема: Кровь покажет? Дело об убийстве школьной учительницы  (Прочитано 40083 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
Убийство скромной учительницы начальной школы шокировало маленький американский городок, а расследование преступления заставило задуматься, насколько существующие криминалистические экспертизы способны выполнять главную задачу – изобличать настоящих преступников. Результаты этого дела, растянувшегося на многие годы, заставили принять решение, которое призвано изменить сложившуюся систему анализа улик в расследовании уголовных дел по всей стране.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Трагедия в Клифтоне

Во вторник 15 октября 1985 года учительница начальной школы Микки Брайан не пришла на работу и коллеги начали беспокоиться, так как на Микки это было не похоже. Ответственная учительница, беззаветно любившая свою профессию, до этого дня ни разу не пропустила работу без уважительной причины.

Когда подруга Брайан, Сьюзен Клейн, обнаружила, что кабинет Микки заперт, а ее самой нигде нет, она поспешила сообщить об этом директору школы Рексу Дэниелсу. Тот попросил секретаря позвонить Микки Брайан домой и выяснить, в чем дело. Предприняв несколько безуспешных попыток дозвониться, секретарь доложила Дэниелсу, что дома у Микки Брайан никто не отвечает.

Дэниелс знал, что муж Микки, Джо Брайан, который также был директором школы, но только в другом районе города, уехал на конференцию, и потому поручил позвонить родителям Микки, Отису и Вере Блу. Они ответили на звонок, но сказали, что понятия не имеют, где их дочь. Они видели ее накануне вечером, и она была в порядке. Родители сказали, что они немедленно отправятся к дому дочери. Директор Дэниелс решил поступить точно также и тоже поехал домой к Микки.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Дом Брайанов, в котором произошло убийство

Клифтон – это маленький город, в котором в то время проживало не более трех тысяч человек. В городке существовал только один светофор, установленный, на перекрестке у школы, где работала Микки Брайан.

Директор Дэниелс первым прибыл к одноэтажному кирпичному дому на самой южной окраине города, выходившему окнами на ухоженный двор. Дэниелс заметил, что двойные двери гаража подняты, а коричневый «Олдсмобиль» Микки припаркован внутри, а на подъездной дорожке лежали утренние газеты. Дэниелс позвонил в дверь, в доме было темно и тихо.

Через несколько минут на дорожке появились взволнованные родители Микки Брайан. Вера шла впереди, сжимая в руке запасной ключ от дома. Отперев входную дверь, выкрикивая имя дочери, она прошла внутрь. Дэниелс и Отис последовали за ней. Вера первой добралась до хозяйской спальни, и вскоре дом огласил истошный крик. Всю спальню покрывали брызги крови. Они находились на кровати, потолке и все четырех стенах помещения. Дэниелс немедленно схватил Веру в охапку и велел ей и Отису находиться в гостиной. Он не стал заходить дальше в комнату, но стоя в дверях, он видел, что Микки мертва. Ее тело лежало поперек неубранной кровати, а ноги свисали с края матраса. Розовая ночная сорочка была задрана до бедер, а верхняя часть тела обнажена.

Дэниелс бросился к телефону на кухне и вызвал полицию. «Похоже, кто-то вломился в дом и застрелил Микки», – сказал он.

В тот же день о случившемся стало известно практически всему немногочисленному населению Клифтона. Большинство знало учительницу, как тихую женщину, которая учила большинство детей из семей Клифтона. Представлялось невероятным, что кому-то из местных могло прийти в голову причинить вред Микки. Общаясь с журналистами, кто-то сказал: «Среди боли и шока, которые мы чувствовали, наши первые мысли были о Джо. Мы считали, что он будет опустошен».

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Школа, в которой работал Джо Брайан

Муж Микки, Джо Брайан, в это время находился примерно в ста двадцати милях от дома, на конференции Техасской Ассоциации директоров средних школ в Остине. Вскоре после десяти часов утра в фойе конференц-зала отеля «Хайат Регенси» исполнительный директор конференции Гарольд Мэсси, который был знаком с Джо Брайаном много лет, отвел его в сторону, и сразу перейдя к делу, рассказал то немногое, что знал сам: Микки застрелили в их доме.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Микки и Джо Брайан

Информация подкосила Джо, он едва удержался на ногах. «Ты уверен? – переспросил он. – Речь идет о Микки Брайан из Клифтона, штат Техас?» Ему помогли добраться до гостиничного номера, где он, не раздеваясь, повалился на кровать, с головой укрывшись одеялом.

Позднее Джо передал друзьям ключи от своего «Меркурия», потому что самостоятельно управлять автомобилем он не мог. Всю дорогу домой его душили рыдания.

Расследование

Примерно в три часа пополудни в обнесенный желтой лентой дом Джо Брайана прибыла следственная бригада, в которую, кроме местных полицейских, вошли техасские рейнджеры. По существующей договоренности они часто приходили на помощь небольшим региональным полицейским управлениям при расследовании особо важных случаев. Также там были помощники шерифа и техники из криминалистической лаборатории штата.

Обескураженный Джо отвечал ни их вопросы. В первую очередь детективов интересовало, есть ли в доме Брайана огнестрельное оружие. Джо объяснил, что он владеет револьвером 357-го калибра, и хранит его в спальне. Оружие заряжено дробью для уничтожения гремучих змей и грызунов, которых стал замечать во дворе. Разговор был недолгим, после чего Джо отвезли в дом родителей Микки, где собрались друзья семьи. Следственная бригада продолжала работу в доме Брайана примерно до полуночи.

Следствие располагало крайне скудно информацией. Соседи не слышали ничего необычного, ни малейших зацепок. Позднее, после проведения вскрытия, выяснилось, что Микки не была изнасилована. В нее выстрелили четыре раза: одна пуля попала в живот и три в голову. Причем выстрел в левую сторону лица убийца произвел с очень близкого расстояния.

Обыск в доме показал, что упомянутый Джо револьвер пропал, как и золотое обручальное кольцо, часы и еще одно кольцо с бриллиантом. По всей спальне нашли множество свинцовой дроби, соответствующей патронам для 357-го, и она соотносилась с ранами на теле жертвы. В доме отсутствовали явные признаки взлома, но Джо Уайли, обнаруживший заднюю дверь запертой, не смог определить, была ли она закрыта до или после прибытия полицейских. На полу кухни нашли окурок, хотя никто из Брайанов не курил. Собранные вместе улики, казалось, указывали в одном направлении: Микки стала жертвой ограбления, обернувшегося убийством.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Место убийства Микки Брайан

В надежде получить больше сведений, следователи призвали на помощь Роберта Тормана, детектива из полицейского управления Хакер-Хайтс, соседнего округа Белл. Торман специализировался на анализе брызг крови – направлении криминалистики, с помощью которого можно определить движение и направление человека во время истекания кровью, расположение раненого в пространстве, оружие или предмет, с помощью которого были нанесены раны, траекторию движения крови после удара, пореза и тому подобное.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Следы брызг крови на стенах спальни

Торман изучал положение кровавых брызг, протянув разноцветные нити от нескольких групп пятен на стенах до точки на кровати. Таким образом, он смог выяснить, что убийца Микки находился с западной стороны кровати, когда стрелял в свою жертву. Это все, что смог выяснить Торман на этом этапе расследования.

На следующий день Джо Брайану, находившемуся в клифтонском похоронном бюро, сообщили, что рейнджер Уайли хочет видеть его в полицейском управлении. Во время встречи Уайли расспрашивал Джо о его браке с Микки и годах, предшествовавших убийству. Кроме прочего Джо упомянул, что перед его отъездом не произошло ничего необычного. Он сказал, что позвонил жене из гостиничного номера около девяти часов вечера в понедельник. Они поговорили о погоде, и он пожелал Микки спокойной ночи. На вопрос Уайли, подозревает ли он кого-нибудь, Джо Брайан ответил, что не имеет ни малейшего представления, кто хотел бы причинить зло Микки.

Джо Уайли остался неудовлетворенным разговором. Многое указывало на то, что дело об убийстве грозило превратиться в «глухарь», а между тем это уже второе нераскрытое убийство за год. Для такого маленького городка, как Клифтон, где люди привыкли оставлять двери открытыми, это представляло реальную проблему. Всего четыре месяца назад Уайли вызывали в Клифтон для участия в расследовании убийства семнадцатилетней девушки по имени Джуди Уитли. Ее обнаженное тело нашли в густых кедровых зарослях на окраине города. На запястьях девушки-подростка виднелись следы связывания, а рот закрывала клейкая лента. Позже экспертиза установила, что жертва убийства подверглась сексуальному насилию и умерла от удушья.

Когда Микки Брайан убили на расстоянии меньше мили от первого убийства, это вызвало новую волну паники в местной общине. Неспособность правоохранительных органов произвести хотя бы один арест только усиливала страх жителей и порождало вопросы, являются ли эти преступления случайными актами насилия или каким-то образом связаны. Сьюзан Клейн, подруга Микки Брайан, чьи кабинеты соседствовали в школе, и которая жила одна, после убийства Микки переехала жить к сестре, купила пистолет и стала прятать его под подушкой для самозащиты.

Уайли и вся команда следователей находилась под огромным давлением. Прокуратура и жители Клифтона ждали скорейшего раскрытия преступления и наказания виновного. Техасский департамент общественной безопасности организовал пролет на вертолете над пастбищем, прилегавшим к дому Брайанов, в поисках следов незнакомца, замеченного в этом районе. Рейнджеры допрашивали рабочих-бетонщиков, работавших неподалеку от дома Брайанов, допросили дворника, который, как полагали, находился поблизости от дома утром, когда нашли Микки. Была опрошена семья девочки, которая за несколько дней до убийства заметила мужчину, заглядывавшего в окно их дома. Но расследование по-прежнему не продвинулось ни на шаг.

Но спустя четыре дня после убийства, 19 октября 1985 года, в деле наметились подвижки. Джо Уайли стало известно, что старший брат Микки, Чарли Блу, обладает какой-то важной информацией.
Чарли Блу занимал пост вице-президента агрохимической компании во Флориде. Не видя прогресса в деле, Блу решил связаться со своим знакомым, бывшим агентом ФБР, а ныне частным детективом, Бадом Сондерсом. Чарли поручил ему отправиться в Клифтон и, не афишируя своего присутствия, провести самостоятельное расследование обстоятельств смерти сестры. Чуть позже к нему присоединился и сам Чарли.

Для поездок по окрестностям Клифтона они использовали автомобиль «Меркурий», который взяли у Джо Брайана. В какой-то момент, находясь за городом, они остановились, чтобы облегчиться на обочине. Чарли Блу, испачкавший ботинки дорожной грязью, полез в багажник машины в поисках чего-то, чем можно было вытереть ботинки. Там ему попалась на глаза картонная коробка, в которой он увидел фонарик. Взяв его в руки, Чарли заметил на линзе фонарика несколько маленьких бурых пятнышек, похожих, как ему показалось, на засохшие следы крови. Он передал фонарик Сондерсу и детектив согласился, что маленькие бурые пятнышки действительно напоминают кровь.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Главная улика в деле – фонарик со следами, похожими на кровь

Вскоре после заявления о находке, которое Чарли Блу сделал под присягой, Джо Уайли получил ордер на обыск «Меркурия». Багажник осмотрели и сфотографировали. Фонарик с линзой, испещренной темными пятнышками размером с карандашную точку, запаковали и отправили в криминалистическую лабораторию. Уайли не стал конфисковывать «Меркурий», и Блу с Сондерсом вернули его владельцу, оставив на подъездной дорожке дома Брайана. Джо Брайан ничего не знал ни о найденном фонарике, ни о манипуляциях с автомобилем.

Подозрение следователей в адрес Джо Брайана усилились, когда пришли результаты анализа крови из лаборатории. Криминалисты установили, что, на линзе фонарика содержатся следы крови, и она принадлежит человеку. Удалось выделить группу крови. Она совпала с группой крови Микки. До появления тестов ДНК определение группы крови, наряду с отпечатками пальцев, являлось одним из надежных доказательств. Несмотря на то, что подобной группой крови обладает чуть ли не половина населения, расследование активизировалось исходя из предположения, что кровь на фонарике принадлежит Микки Брайан. Химик из криминалистической лаборатории также обнаружил на фонарике несколько пластиковых частиц, аналогичных найденным на месте преступления. Джо Уайли решил, что приблизился к нужному человеку.

Через восемь дней после убийства, рейнджер Уайли, шериф Клифтона Бреннан и шериф округа Боск появились на пороге дома Тельмы Брайан в Элм-Мотте. Джо встретил их на пороге, полагая, что полицейские прибыли сообщить ему о прорыве в расследовании. Вместо этого Джо Уайли объявил, что он арестован по обвинению в убийстве жены. «Ты это серьезно? – спросил Джо.– На основании, каких улик?» Вместо ответа его заковали в наручники и вывели на улицу, где их уже ждали телерепортеры из компании «Вако», предупрежденные об аресте заранее.

Жители города с недоверием отнеслись к новости об аресте Джо Брайана. Те, кто его хорошо знал, считали, что у Джо не было мотива и не хватило бы темперамента, чтобы совершить такой жестокий поступок. Обвинения казались еще более неправдоподобными из-за широко распространенного мнения, что брак Брайанов складывался гармонично, а Джо был верным и внимательным мужем.

В течение нескольких недель после ареста Джо вызвали на допрос многие друзей и коллег Джо Брайана. Сьюзан Клейн поразилась одному из вопросов, который ей задали в полицейском участке. Рейнджер Уайли спросил ее, не считает ли она Джо Брайана женоподобным, ведь ходят слухи о том, что он был геем. Клейн поняла, в каком направлении идет расследование, и категорически отвергла подобное предположение. Она прекрасно понимала, что могут даже значить даже намеки на нетрадиционную сексуальную ориентацию в таком глубоко религиозном и социально консервативном городе, как Клифтон.

Однажды Уайли дал понять, что его натолкнула на эту мысль находка все в том же багажнике «Меркурия» Брайана. Там лежал календарь чиппендейловских пинапов, который он счел «гомосексуальным». Джо всегда настаивал, что это был шутливый подарок, который они с Микки приготовили для одного из друзей. Но следователи ухватились за идею, что Джо был геем, и неоднократно исследовали эту тему между собой и во время допросов.

Внезапно те самые качества, которые привлекали в Джо – его теплота и внимание, общительность и словоохотливость предстали в ином свете. Один из следователей представил их как проявление «гомотенденции». Одна из версий, выдвинутая следствием, заключалась в том, что Джо убил Микки, потому что она раскрыла его темную тайну.
« Последнее редактирование: 08 Декабрь 2020, 21:16:18 от dobizha »
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше




dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
Однако известные факты не подтверждали ничего подобного. Изучение телефонных разговоров показал, что он регулярно звонил Микки, своей матери, старшему брату, двоюродному брату, в магазин витаминов, обращался в оптику за контактными линзами и в больницу. Ничего такого, что могло бы указывать контакты с гомосексуальными партнерами. Тем не менее, следователи еще долго продолжали настаивать на том, что Джо вел двойную жизнь. И хотя до начала расследования таких слухов не существовало, начали ходить сплетни о предполагаемых отношениях Джо со студентом-мужчиной и посещениях гей-баров в Новом Орлеане.

Предположения настолько укоренились в качестве полицейской версии, что шеф полиции Бреннан посетил Линду Лиардон, бывшую жену Ричарда Лиардона, которого подозревали в отношениях с Джо Брайаном. Бреннан спросил ее о «природе» отношений Джо с ее бывшим мужем, на что та рассмеялась ему в лицо: «То, что Джо играет на пианино и пьет «Доктор Пеппер» вместо пива, не делает его геем».

Линда заметила Бреннану, что тот мог бы использовать время с большей пользой, учитывая, что на его руках не одно нераскрытое убийство, а целых два.

Маховик правосудия

Джо Брайана выпустили из тюрьмы после внесения залога в 50 000 долларов. В школе его отправили в оплачиваемый отпуск, и он переехал в дом матери в Элм-Мотте, в сорока милях от Клифтона. Теперь его жизнь укладывалась в путь от родительского дома до Уэйко, где располагался офис его адвокатов Чарльза Макдональда и Линн Мэлоун.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Адвокат Брайана, Чарльз Макдональд

Хотя многие из друзей и коллег согласились свидетельствовать в пользу Джо, он заметил, что отношение общины к нему изменилось. Приезжая раз в неделю в Клифтон, чтобы проверить дом и подстричь газон, Джо внезапно понял, что он безвозвратно потерял многое из того, чем обладал раньше. За исключением ближайших соседей, которые всегда тепло приветствовали его, большинство горожан предпочитали держаться на расстоянии.

Но самым болезненным для Джо стал разрыв с родственниками жены. Чарли Блу подал иск в суд, чтобы лишить Джо Брайана наследства Микки, и тот не мог этими средствами оплачивать свою защиту. Отис и Вера Блу тоже прервали с ним связь, потерявшись в своем горе.

От Джо отказалась даже церковь. Ему позвонил пастор «Первой баптистской церкви» и сказал, что несколько прихожан чувствуют себя некомфортно в его присутствии, и будет лучше, если он воздержится от посещения церкви, пока его дело не будет решено судом.

Еще один болезненный удар ждал Джо Брайана впереди. В начале 1986 года к нему приехал представитель школьного совета Ричард Лиардон, тот самый, в интимной связи с которым подозревали Джо, и спросил, не подаст ли он прошение об отставке. Брайан запротестовал, но потом сдался, после того как Лиардон убедил его, что так будет лучше для его учеников.

В течение нескольких месяцев Джо лишился всего: карьеры, репутации, духовной поддержки, а главное – человека, которого любил больше всего на свете. Джо приходил на кладбище, подолгу сидел у могильной плиты Микки и просил у нее прощения за то, что не смог защитить после шестнадцати лет брака.

Судебный процесс

В марте 1986 года началось слушание дела «Штат Техас против Джо Д. Брайана». Судебный процесс проходил в Меридиане, окружном центре, в зале полном зрителями, проделавшими короткий путь из Клифтона и окрестностей, чтобы наблюдать за процессом над добропорядочным бывшим директором школы, убившим жену, скромную учительницу начальных классов.

Многие были шокированы, видя на скамье подсудимых человека, который учил в школе их самих или их детей. Даже среди присяжных едва нашелся бы человек, который в течение жизни так или иначе не пересекался с Джо Брайаном. Адвокаты Джо не настаивали, чтобы процесс проходил в другом городе. Чарльз Макдональд, защищавший Брайана, сказал: «Это его дом. Он хочет, чтобы, если это необходимо, его судили люди, которые знают его лучше всех».

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Окружной прокурор Энди Макмаллен

У стороны защиты были основания чувствовать себя уверенно. Макдональд считал, что прокуроры решили судить Джо «преждевременно, без тщательного расследования дела», добавив, что у обвинения есть немало улик, но очень мало доказательств. Но слабость позиции окружного прокурора Энди Макмаллена было решено усилить специальным прокурором-обвинителем Гарри Левелленом. В американской судебной практике не редкость, когда команда обвинителей усиливается специальным прокурором со стороны. Но особенностью этого разбирательства стало то, что Левеллена нанял не округ Боск, а частное лицо. Услуги Левеллена оплатил брат погибшей Микки, Чарли Блу.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
 Специальный прокурор Энди Левеллен

Присутствие Блу в этом деле было заметно с самого начала. Именно он обнаружил ключевую улику – фонарик в «Меркурии», принадлежавшим Джо. Поскольку отсутствовали свидетели, которые могли бы подтвердить, что Джо находился в Клифтоне в момент убийства, или объяснить его мотив, обвинение почти полностью опиралось на фонарик со следами крови, обнаруженный Чарли Блу.

Следователи сообщили присяжным, что помимо капель крови, которая соответствует группе крови Микки Брайан, они нашли два отпечатка пальцев Джо Брайана – один на отражателе, и другой на батарее внутри. Однако Джо никогда не отрицал, что фонарик принадлежал ему, но он утверждал, что хранил фонарик в спальне и последний раз видел его именно там.

Было неясно, правдив ли Джон, когда заявлял, что понятия не имеет, как фонарик попал в багажник машины? Принадлежала ли Микки кровь, найденная на фонарике? Был ли вообще фонарик связан с преступлением, и если да, то каким образом? В первые дни процесса государство потратило поразительно мало сил, чтобы ответить на эти вопросы.

При этом детектив рейнджер Джо Уайли дал показания перед присяжными, что следователи видели на месте преступления фрагменты пластика, которые, по-видимому, являлись кусочками гильз. Такие же две пластиковые частицы он видел на фонарике Джо Брайана. Его поддержала Патриция Альманза, химик из криминалистической лаборатории, которая рассказала, что исследовала линзу фонарика под микроскопом и выяснила, что пластиковые фрагменты обладают «свойствами, сходными с теми, что были найдены на месте преступления».

Удивляла позиция адвокатов Джо Брайана. Они не настояли о подробном исследовании протоколов тестирования Патриции Альманзы, не уточнили, что значат ее слова о «подобных свойствах», в какой степени они должны быть подобными для того, чтобы сделать вывод об их идентичности. Не потребовали объяснений, насколько правдоподобно то, что фрагменты пластика оставались на поверхности фонарика в течение недели, в то время как его брали в руки, трясли во время перевозки на заднем сидении автомобиля, обрабатывали в лаборатории.

Другие улики либо уводили в сторону от Джо, либо мало что проясняли. Два человеческих волоса, найденные в коробке в багажнике, не принадлежали ни Микки, ни Джо. В доме Брайанов были найдены 13 отпечатков пальцев, которые не принадлежали хозяевам дома. Отпечатки были найдены, в том числе в спальне и ванной. Самым интригующим выглядел отпечаток ладони у изголовья кровати. Он принадлежал мужчине, и это был не Джо Брайан.

Во время разбирательства выяснилось, что отпечатки Микки, снятые после ее смерти, были сделаны неправильно и их невозможно использовать для идентификации и сравнения.

Обвинение пыталось вызвать зловещее впечатление от еще одной находки из багажника «Меркурия» – пары одноразовых резиновых перчаток. По утверждению все той же Патриции Альмазы на них также были обнаружены микрочастицы крови. Но при этом перчатки были новые не ношеные, а частицы настолько маленькими, что невозможно было даже определить группу крови. Тем не менее, данная информация была озвучена перед присяжными.

Важной уликой представлялся окурок, найденный на кухонном полу. Именно эта улика угрожала подорвать версию обвинения, и вызвать предположения о присутствии в доме Брайана постороннего человека. Но следствие весьма своеобразно объяснило появление окурка. Джо Уайли заявил, что окурок прилип к подошве его ковбойского сапога, и он сам случайно принес его в дом. Во время перекрестного допроса Уайли спросили, как он может доказать это, на что тот представил показания офицера полиции Клифтона Кеннета Филдса, который подтвердил, что видел как окурок остался на полу, отклеившись от подошвы сапога Уайли. Суд принял эти показания, хотя установил, что ранее ни Уайли, ни офицер Филдс не упоминали в своих отчетах об этом событии.

Однако чтобы добиться обвинительного приговора, прокурорам нужно было сделать нечто гораздо более сложное, нежели отвлечь внимание присяжных от окурка. Они должны были объяснить, каким образом Джо Брайан совершил убийство жены, если он находился на конференции в Остине? Известно, что последний телефонный разговор Джо с Микки состоялся в 9:15 вечера 14 октября 1985 года. Джо звонил жене из отеля в Остине. Кроме того, на следующее утро его видели участники конференции, как раз в то время, когда в Клифтоне нашли мертвое тело Микки Брайан.

Прокуроры предлагали присяжным поверить, что вскоре после разговора по телефону с женой, Джо Брайан выскочил из отеля «Хайатт» и проехал 120 миль до Клифтона, чтобы убить ее. По мнению прокуроров это было возможно, несмотря на ночь и проливной дождь, затруднявшие движение, а также не идеальное зрение Джо. Они считали, что никем не замеченный Джо Брайан добрался до Клифтона, вошел в дом и хладнокровно расстрелял Микки. Потом он избавился от оружия и драгоценностей, но почему-то сохранил фонарик со следами крови. После этого он снова проехал 120 миль до Остина, тайно пробрался в номер отеля, и у него еще оставалось время, чтобы привести себя в порядок, и как ни в чем не бывало присутствовать на утреннем заседании конференции.

Директор Джон Смит, который после известия об убийстве Микки отвозил Джо Брайана не его «Меркурии» в Клифтон, свидетельствовал, что Джо находился в совершенно подавленном состоянии и тот не мог позволить ему вести машину. При этом Джо без колебаний отдал ключи от автомобиля, что вряд ли можно назвать ожидаемым поведением для человека, который несколько часов назад на этой самой машине вернулся после совершения убийства. Смит добавил, что салон «Меркурия» выглядел абсолютно чистым.

В качестве одного из доказательств своей теории следователи использовали пару мужских трусов со следами спермы, которые во время обыска в доме нашли в корзине для белья в ванной комнате, смежной со спальней, где произошло убийство. Когда белье изымалось криминалистом, пятно еще даже не успело высохнуть. Как установила экспертиза, группа крови, выделенная из спермы, соответствовала группе крови Джо Брайана. Все это, должно было стать основанием для прокуроров предполагать, что Джо был на месте преступления, а значит, мог совершить убийство.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Клифтон. Центр города

Другое направление, на котором сосредоточилась прокуратура, – дискредитация Джо Брайана в глазах консервативной общественности. Здесь пригодились и найденный календарь, и невнятные слухи о нетрадиционной ориентации, в значительной степени инспирированные рейнджером Уитли. В 1986 году, когда еще в соответствии с законом штата Техас гомосексуальный секс квалифицировался, как преступное деяние, действия прокуратуры стали весьма действенным инструментом. Инсинуации прокуроров были призваны вызвать у присяжных вопрос: если Джо скрывал свою «природу» и вел двойную жизнь, о чем еще он мог лгать, и возможно ли верить его словам о непричастности к смерти жены?

В один из дней судебного разбирательства прокурор Макмаллен вызвал для дачи показаний сотрудника отеля «Хайатт», который поведал странную историю. Он рассказал, что Джо вернулся в отель уже после того как его арестовали и выпустили под залог. Брайан рассказал сотруднику отеля, что во время конференции директоров школ к нему подошел охранник и попросил предоставить временный полный доступ в номер, а также список ценных вещей, которые есть в номере отеля, где проживал Джо. Охранник пояснил, что они проводят внутреннее расследование в отношении одной из горничных, которую подозревают в кражах вещей из номеров постояльцев, и ему нужна помощь Джо. Брайан согласился помочь охраннику и предоставил ему доступ. Потом произошла история с убийством, но после выхода под залог, Джо приехал в «Хайатт», чтобы выяснить, чем закончилась эта история. Однако когда Джо описал внешность охранника, с которым он вел переговоры и кому передавал ключ от номера, выяснилось, что такой человек в охране не работает, и никакого расследования службой безопасности отеля не проводилось.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Отель «Хайат Хаус» в Остине

Прокуроры считали, что они могут извлечь выгоду из этих показаний. Во-первых, по их мнению, это демонстрировало, что вместо того чтобы скорбеть о погибшей жене, Джо тратит время на то, чтобы выяснить, что произошло в отеле и наказана ли нерадивая горничная. Во-вторых, эта история может быть выдумкой Джо Брайана, чтобы отвлечь внимание от своей персоны.

На четвертый день процесса перед судом предстал главный свидетель обвинения Чарли Блу. Обвинение стремилось сформировать положительный имидж Чарли – старшего брата жертвы, который вместо того, чтобы оставаться в стороне, активно включился в расследование и нашел главную улику в деле. Подтянутый и уверенный в себе шурин заявил присяжным, что вначале не имел никаких подозрений в адрес зятя. Он решил позвонить частному детективу и нанять специального прокурора только после того, как ему позвонили из страховой компании, чтобы удостовериться в обстоятельствах гибели Микки для принятия решения о страховых выплатах.

Рассказывая о находке улики, Чарли сказал: «Когда я открыл багажник машины и увидел этот фонарик, на котором были бурые пятна, моей незамедлительной реакцией было: «Это похоже на кровь».
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
Адвокат Макдональд во время допроса свидетеля постарался показать хрупкость официальной версии, которая практически полностью основывалась на доверии к Чарли Блу.

«Возможно, вы думали над тем, как бы вы доказали присяжным, что не клали фонарик в коробку?» – спросил свидетеля Макдональд.

«Я здесь, чтобы засвидетельствовать то, что я нашел», – раздраженно ответил Чарли Блу.

«Я спрашиваю вас, сэр, как бы вы могли доказать, что сами не положили фонарик в коробку?» – настаивал адвокат.

«А я и не знал, что найду его. Я просто его нашел и все», – огрызнулся Чарли.

Но самая яростная атака адвокатов произошла, когда на скамье для дачи показаний находился рейнджер Джо Уайли. Макдональд настаивал, чтобы тот представил мотив убийства. «Вы ведь не придумали ни одного мотива, чтобы доказать, что этот мужчина убил жену!», – наступал Макдональд.

«Она стоит для него триста тысяч долларов, если вы хотите угадать мотив», – сказал Уайли, имея в виду страховку и сбережения Микки.

Макдональд попытался обратить эти слова против обвинения. «Вы разве не знаете, что мистер Блу подал иск в Клебурне, штат Техас, требуя большую часть этой суммы?»

«Да, я знаю об иске».

«Тогда, вероятно, вы знаете также, что если этот человек будет осужден, – Макдональд указал на Джо Брайана, – мистер Блу получит деньги?»

«Я не знал, кому достанутся деньги», – отвечал Уайли.

«Разве вы не проверили это?»

«Нет, сэр».

Кровь покажет?

Когда в последний пятый день судебных слушаний место для дачи показаний занял эксперт-криминалист Роберт Торман, это стало поворотным моментом всего процесса. Торман считался специалистом по анализу брызг крови и его пригласили на место преступления в то время, когда следователи еще работали в доме Джо Брайана, но тела Микки уже было убрано из спальни.

Криминалисты уже давно рассматривали брызги крови на месте преступления, как потенциально ценные улики. Анализ брызг крови является сертифицированным видом криминалистических экспертиз. В некоторых случаях, благодаря им, действительно возможно проследить траекторию движения крови к ее источнику и таким образом прояснить картину преступления. Анализ брызг крови, их формы, размеров, положения на поверхностях, может ответить на важнейшие вопросы. Каким оружием были нанесены раны? Где находилась жертва, когда ее застрелили, ударили ножом или забили до смерти каким-либо предметом? Была ли жертва убита в том месте, где ее нашли, или тело перенесли туда? Ответы на эти вопросы требуют глубоких знаний в динамике жидкости, математике, геометрии и других смежных науках.

Но за десять лет, предшествовавших судебному разбирательству по делу Джо Брайана, исследования брызг крови переместились из специализированных криминалистических лабораторий в полицейские департаменты, и Роберт Торман был одним из тех полицейских офицеров, которые прошли недельные курсы по анализу брызг крови. Его участие в процессе по делу Джо Брайана стал первым в его карьере эксперта-криминалиста. Хотя многим полицейским не хватало передового научного образования их предшественников, они представляли себя важными экспертами в области криминалистики, способными повлиять на результат судебного слушания.

Окружной прокурор начал с того, что зачитал присяжным «верительные грамоты» Тормана. Он объяснил, что Роберт Торман уважаемый полицейский, прослуживший в военной полиции больше двадцати лет. Потом он работал в других полицейских департаментах, после чего стал экспертом в области анализа брызг крови. Все это было призвано вызвать доверие присяжных, однако они не знали, что обучение Тормана ограничивалось курсами объемом 40 учебных часов, которые он окончил за четыре месяца до своего участия в расследовании убийства Микки Брайан.

Торман рассказал, что прибыл на место преступления после того, как тело Микки уже увезли. Он тщательно осмотрел спальню, где «увидел огромное количество брызг крови». Торман заметил, что на убийце также должно было «остаться огромное количество крови». При этом Торман не стал тратить много времени на описание своего анализа спальни, потому что прокурор Макмиллан полагал, что это даст мало существденной информации для присяжных. Вместо этого по просьбе Макмиллана Торбин сосредоточился на анализе следов на фонарике.

Чтобы выиграть дело, обвинению нужно было связать фонарик с местом преступления. Под руководством Макмиллана Торман сделал именно это. Фотографии фонарика, показанные присяжным, демонстрировали объект с россыпью крошечных пятнышек на линзе и маленького пятнышка сбоку. Нетренированному глазу это не показалось бы чем-то особенным, но Торман утверждал, что расположение крошечных брызг на линзе имеет для этого случая определяющее значение. Он назвал это «обратным ударом». По мнению Тормана, на линзе фонарика остались брызги крови, которые с большой скоростью летели от источника. По его экспертному мнению, это безошибочный признак выстрела, причем выстрела с близкого расстояния.

Подобные брызги при выстреле с близкого расстояния отлетают на 46 дюймов (116 см.), и это утверждение перекликалось с более ранними показаниями судебного паталогоанатома, отмечавшего, что убийца находился от жертвы на расстоянии не более двух футов (61 см.). Таким образом, показания Тормана фактически стерли сомнения присяжных относительно того, имеет ли фонарик отношение к делу. Торман не только «поместил» его на место преступления, но и заявил, что отсутствие кровавых пятен на ручке фонарика может свидетельствовать о том, что убийца держал его в руке.

Но Торман сделал даже больше, чем от него ждали прокуроры. До его выступления в суде обвинение старалось избежать ответа на неприятный вопрос: если Джо убил Микки, а затем сбежал с фонариком, то почему в салоне «Меркурия» не было обнаружено следов крови? Сам Торман свидетельствовал, что убийца должен был покрыт кровью с головы до ног, но машина осталась чистой. Это несоответствие ставило под сомнение все дело. И Роберт Торман предложил объяснение. Он предположил, что Джо смыл с себя кровь в ванной, смежной со спальней, где произошло убийство, надел одежду и обувь, которые были в доме, прежде чем покинуть его. Стоит ли говорить, что он сделал это заявление не на анализе брызг крови, а руководствуясь умозрительными заключениями, прикрываясь авторитетом эксперта. Прокурор Макмаллен подыграл Торману, задав вопрос, который также выходил далеко за рамки того, что может оценить специалист по брызгам крови.

«Тогда в доме должны были быть одежда и обувь, которые подошли бы убийце, не так ли?»

«Я бы так и предположил», – сказал Торман.

Для присяжных это должно было означать только одно: насколько велика вероятность, что обувь и одежда хозяина дома подошла бы убийце Микки, если только не сам муж убил ее?

После этого Макмиллану представилась возможность передохнуть, так как судья предоставил слово Джо Брайану. Джо рассказал о своем опустошении после смерти жены и категорически отверг все обвинения в ее смерти. Джо настаивал на том, что никогда не покидал гостиничный номер.

После Джо выступили 36 свидетелей защиты – его коллеги и друзья, которые говорили о том, что у Джо не было причин причинить Микки вред. Но, в конце концов, все это не имело значения, так как показания Роберта Тормана сделали шаткую версию обвинения правдоподобной.

В заключительном слове Левеллен нарисовал леденящий портрет Джо, представив его изощренным монстром. Микки не ложилась спать, не предполагая, что ее может подстерегать опасность, говорил Левеллен. Она заперла дверь, но явился мужчина, от которого она не ждала опасности. После того как весь ад вырвался на свободу в этой спальне, убийца вымылся, переоделся, вымыл ванную и туалет, бросил испачканные кровью вещи в сумку и вышел через парадную дверь. А потом Джо вернулся в «Хайатт», насвистывая «Дикси».

Менее чем через четыре часа после того, как присяжные преступили к обсуждению вердикта, они вернулись в зал суда и Джо Брайан выслушал их решение: «Мы жюри присяжных единогласно признаем Джо Д. Брайана виновным в убийстве первой степени». Через несколько дней судья огласил приговор: 99 лет тюремного заключения. Джо потом рассказывал, что ему хотелось кричать, что он не убивал Микки, но в тот момент он просто стоял молча, лишившись дара речи.

Призрачная свобода

Летом 1988 года, через два года после осуждения Джо, жительница Клифтона Кэрол Смит делала покупки в торговом центре, когда заметила мужчину, похожего на Джо Брайана. Мужчина бродил по магазину, рассеянно разглядывая витрины. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это и есть Джо. Кэрол Смит хорошо знала Джо Брайана, так как он много раз беседовал с ней и успокаивал, когда сын Кэрол учился в его школе. Несмотря на то, что большинство местных сторонились Джо, Кэрол предложила присесть в кафе при магазине и поговорить. С ее стороны это был поступок, граничивший с мужеством, потому что она шла наперекор общественному мнению.

После обвинительного приговора большинство веривших в справедливость судебной системы полагали, что Джо виновен, потому что он осужден. Люди придерживались такого мнения, даже если не могли ответить на вопрос, почему же Джо сделал это. Многие из бывших коллег и друзей Джо отдалились от него, хотя в частном порядке некоторые все еще пытались примирить в своем сознании образ человека, которого они уважали и любили, с тем, как его изображало обвинение. Но мнение большинства выразила Синди Хорн, бывшая помощница учителя в школе, где работал Джо Брайан. Она сказала, что привыкла считать, что правоохранительные органы и суды всегда поступают правильно. «Я исходила из того, – говорила она, – что Джо виновен, потому что его признали виновным».

Джо Брайана не оправдали, и летом его ждал новый судебный процесс. Его освободили из тюрьмы, так как апелляционный суд обнаружил нарушения, допущенные во время первого разбирательства. Коллегия из трех судей апелляционного суда пришла к выводу, что судья первой инстанции допустил процессуальную ошибку, когда отклонил ходатайство защиты о возобновлении дачи показаний в конце процесса. Таким образом, присяжные, например, не услышали показания страхового агента, в которых он опровергал утверждение детектива Уайли, будто Микки после ее смерти «стоила для Джо 300 000 долларов». На самом деле, ее страховка стоила в два раза меньше.

Повторное слушание

На повторном слушании, состоявшемся в июне 1989 года, доверие к Джо заметно пошатнулось. Число свидетелей, выступивших в его защиту, сократилось с 36-ти на первом процессе до всего лишь пяти. Исчезли телевизионные репортеры, толпы зрителей, а главное – ощущение, что, благодаря своей хорошей репутации, Джо сможет противостоять обвинениям.

Окружному прокурору Макмаллену снова помогал специальный прокурор Левеллен, и они вызвали тех же свидетелей, что и в первый раз. В ключевых моментах второй процесс был повторением первого. Свидетели, в том числе Роберт Торман, повторили свои показания. Торман рассказал присяжным, что во время стрельбы фонарик находился в руке убийцы – Джо Брайана, как и то, что после жестокого убийства Микки он переоделся в собственную одежду, надел новую пару ботинок, после чего покинул дом, заскочил в свой «Меркурий» и никем не замеченный поспешил обратно в отель «Хайатт», чтобы утром как ни в чем не бывало появиться перед участниками конференции. Выступая в суде Торман подчеркивал, что основывает свои выводы на научной достоверности, знаниях и опыте.

Вердикт присяжных оказался предрешен. Джо Брайана снова приговорили к 99 годам тюремного заключения. Его отправили в техасскую тюрьму в Хантсвилле, известную тем, что в ней находится камера для приведения в исполнение смертных приговоров.

Друзья далекие и близкие

Оказавшись за решеткой, Джо писал осторожные письма матери, старшему брату и некоторым друзьям. В них он почти ничего не рассказывал о тюремной жизни. С течением времени ответов становилось все меньше. Люди, оставшиеся на свободе, продолжили жить своей жизнью, забывая Джо. Даже брат-близнец Джерри стал писать реже. Вскоре и последние клифтонские друзья исчезли. Линда Лиардон время от времени писала Джо, но, в конце концов, и она перестала писать. «Я была занята воспитанием своих мальчиков и жизнь пошла своим чередом. Мне стыдно в этом признаться, но через некоторое время я уже не знала, что сказать, – рассказывала позднее Линда. – Еще после первого приговора Джо стали поговаривать, что, возможно, он причастен к смерти Джуди Уитли. Я думаю, что упаковка всего этого зла в один компактный пакетик стало утешением для людей. Каждый хотел оставить это позади и не думать, что кому-то сошло с рук убийство».

Неизвестно, как развивались бы дальнейшие события, но, скорее всего, Джо Брайану грозило кануть в безвестности, если бы его историей не заинтересовался техасский репортер Леон Смит. Он решил взять интервью у бывшего директора школы, некогда уважаемого учителя. Смит, в то время редактор «Клифтон рекорд», следил за судом над Джо Брайаном, последующим апелляционным процессом и повторным судом, в результате которого был вынесен суровый приговор.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Репортер, главный редактор газеты и бывший мэр Клифтона Леон Смит

Но настоящей причиной, по которой Смит решил посетить тюрьму в Хантссилле, и лично взять интервью у осужденного Джо Барйана, стал визит к нему человека по имени Дон Уитли. Семью Уитли постигла трагедия шестью годами ранее, когда 17-летняя Джуди Уитли была убита. За преступление никто так и не был привлечен к ответственности. Родители Джуди уже не верили, что местные полицейские все еще ищут убийцу их дочери. Дон Уитли обратился к Леону Смиту с просьбой написать в телешоу «Неразгаданные тайны» в надежде, что популярная передача поможет привлечь внимание к нераскрытому убийству в Клифтоне и докопаться, наконец, до истины. Шоу может быть посвящено обоим убийствам 1985 года, сказал Уитли, ведь его дочь была убита всего за четыре месяца до смерти школьной учительницы Микки Брайан, и Уитли задавался вопросом, не связаны ли между собой эти преступления. Дон полагал, что два убийства нужно расследовать вместе хотя бы потому, что до этих преступлений никто не мог вспомнить, когда в Клифтоне произошло последнее убийство.

Заинтересовавшийся просьбой безутешного отца и заинтригованный идеей вернуться к громким преступлениям, Смит согласился помочь. Он связался с продюсером «Неразгаданных тайн» и сумел заинтересовать его. Смит предложил амбициозный план: он повторно изучит все обстоятельства дела, возьмет большое интервью с Джо Байаном, после чего опубликует статью. И если статья заинтересует «Неразгаданные тайны», передача, посвященная обоим преступлениям, выйдет в эфир.
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
Смит написал письмо Джо Брайану, с которым, как и большинство жителей Клифтона был знаком. Джо ответил, что никогда ничего не скрывал, и не впредь не собирается. Если это поможет возобновлению расследования убийства Джоди Уитли и Микки, он готов рассказать обо всем, о чем Смит захочет знать.

Но прежде чем направиться в Хантсвилл на интервью, Смит проинформировал о своих намерениях начальника полиции Клифтона Джима Вандерхофа, и тот сам предложил Смиту прийти в участок и ознакомиться с некоторыми материалами дела.

Проведя два дня за изучением заметок, отчетов и фотографий с мест преступления, Смит сразу же поразился количеству очевидных зацепок, не которые никто не обратил внимания. Например, следствие проигнорировало сообщение о двух мужчинах, замеченных вскоре после полуночи в дилерском центре «Ford» 16 октября 1985 года. У каждого из мужчин за плечами был длинный список преступлений, связанный с оружием и ограблениями. И как выяснится позднее, детективы не обратили внимание не только на это.

Во время большого четырехчасового интервью Смит расспрашивал о различных аспектах дела. На вопрос о фонарике Джо ответил, что никогда не клал его в багажник машины. А когда Смит поинтересовался, что Джо думает о роли шурина в его осуждении, тот ответил, что скорее испытывает недоумение, чем горечь или гнев. О решении Чарли Блу нанять частного детектива без ведома Джо, тот подумал, почему бы Чарли не посоветоваться и не заняться собственным расследованием вместе с ним. Но Джо приберег свой гнев для следователей, которых он обвинил в умышленном игнорировании важных улик, таких как сигаретный окурок, найденный на полу его кухни и неопознанные отпечатки пальцев на месте преступления в спальне, которые как, он полагал, вели к убийце его жены. «Они хотели осудить кого-то, – говорил Джо, – и они пришли за мной». Слушая Джо, Смит все больше задумывался о том, не произошла ли судебная ошибка?

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Леон Смит берет интервью у Джо Брайана

Еще одним человеком, оказавшим большое влияние на судьбу Джо Брайана, стала писательница Памела Коллофф. Сомневаясь в виновности Брайана, она решила сосредоточиться на экспертизе, сделанной экспертом обвинения Робертом Торманом. Разрабатывая эту тему, перед Коллофф открылись тревожные факты, которые впоследствии приведут к серьезным изменениям в криминалистике и судебной системы штата и всей страны.

Что не так с экспертизами брызг крови?

На всех судебных процессах над Джо, прокуроры основывались на показаниях Тормана, в том числе для того, чтобы выстроить соединить разрозненные факты в последовательность событий и придать научный авторитет неоднозначному делу.

Коллофф выяснила, что Торман прошел недельные курсы обучения анализу брызг крови объемом 40 учебных часов, и это произошло всего лишь за четыре месяца до убийства Микки Брайан. Участие в судебном процессе над Джо Брайаном стало первым в экспертной карьере Роберта Тормана.

Заплатив 655 долларов, Коллофф поступила на те самые курсы, которые закончил Торман. Организатором обучения выступала консалтинговая компания «Bevel, Gardner & Associates» под руководством Тома Бивела, одного из самых востребованных экспертов по этой дисциплине и соавтора учебного пособия «Анализ пятен крови и введение в реконструкцию места преступления». В 1985 году Бивел лично вел занятия на своих курсах и именно от него Торман получил первые знания по анализу брызг крови.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Учебное пособие по анализу брызг крови

Коллофф рассказывала, что первые два дня занятий были посвящены изучению различных типов пятен крови. Из уроков, например, можно было узнать, что узор из круглых или эллиптических пятен на полу, мог быть создан раненой жертвой, которая передвигалась пошатывающейся походкой. Однако уже на первых занятиях Коллофф заметила, что многие типы пятен могли быть гораздо менее различимы, и по мере того как она изучала их, становилось понятно, насколько огромна возможность ошибки. Два пятна крови могут выглядеть практически неотличимо друг от друга, даже если действия, создавшие их, были совершенно разными. В реальной жизни место преступления и другие улики могли стать контекстом, который определяет выводы, но если брызги крови единственное, что у вас есть, вероятность ошибки существенно возрастает.

По мере того как Коллофф продвигалась в обучении, возникали и другие факты, вызывавшие опасения. Курсантам предстояло выполнять более сложные задачи, связанные с познаниями в тригонометрии и гидродинамике. Их учили вычислять источник происхождения крови на месте преступления. Вооружившись штангенциркулями, инженерными калькуляторами и струнами, курсанты измеряли пятна крови, вычисляли траекторию полета брызг при помощи уравнений, и струнами пытались проследить траектории отдельных брызг от пятен обратно к источнику. Как и в случае с классификацией пятен, Коллофф заметила множество возможностей произвести расчеты неправильно и прийти к ошибочным выводам. Небольшие отклонения при работе со штангенциркулем приводили к заметно отличающимся результатам.

Но руководитель курсов был настроен оптимистично. «На самом деле мы не собираемся сосредотачиваться на математике и физике, – говорил он. – Я просто научу вас нажимать правильные кнопки на вашем калькуляторе».

Памела Коллофф на собственном опыте убедилась, на каком шатком фундаменте строилась экспертиза Роберта Тормана. Пройдя те же курсы. Что и Торман, Коллофф пришла к иным выводам. Она считала, что Торман ошибся в оценке высоты, на которой находился стрелок, а это означало, что и оценка следов на фонарике также ошибочна, когда он утверждал, что кровь на линзе являлась результатом стрельбы с близкого расстояния. Не следует забывать также и то, что Торман изучал фонарик после того как тот был изъят с места преступления (если он там вообще был), но и делал это по фотографиям.

В последний день занятий Памеле Коллофф выдали сертификат об обучении, причем перед экзаменами руководитель курсов призвал не волноваться, намекнув, что все равно все получат документ об образовании. Оценки, полученные на экзамене, нигде не фиксировались, по поводу чего экзаменатор пошутил, что им не о чем беспокоиться, так как «адвокат на суде не сможет сказать, что вы пропустили вопрос номер 14».

В процессе обучения преподаватель сказал: «Вы не выйдете отсюда экспертом, но вы будете знать достаточно, чтобы быть опасным». Это поразительное заявление, если учесть, что по всей стране экспертам по анализу брызг крови с образованием в 40 учебных часов разрешалось выступать в суде и влиять на вердикт присяжных.

Получив представление о качестве подготовки экспертов, Памела Коллофф пошла дальше и обратилась к другим, гораздо более авторитетным экспертам, Питеру де Форесту и Ральфу Ристенблатту. Имея более сорока лет изучения и преподавания криминалистики, Форест и Ристенблатт выступали ярыми противниками 40-часовых курсов.

Изучив материалы дела, ученые назвали безответственным придание такого значения фонарику, как улике. Ристенблатт назвал его «изолированным доказательством, найденным вне контекста». Поскольку фонарик был изъят с места преступления, его история совершенно неизвестна. Мы не знаем, когда кровь попала на него или когда он был помещен в багажник. Форест и Ристенблатт не поддержали вывод Тормана и о том, что крошечные пятна крови появились на линзе фонарика в результате стрельбы с близкого расстояния. Количество крови настолько ничтожно мало, а поверхность линзы невелика, что безосновательно делать выводы о происхождении этих следов. Существует множество механизмов появления подобных следов, и это не обязательно выстрелы.

Форест и Ристенблатт заявили, что выводы Тормана выходили за пределы того, что подтверждалось доказательствами, и требовали большого воображения. Все это результат ускоренных 40-часовых курсов. «Если вы не понимаете фундаментальной науки, то не поймете и ее ограничений», – заметил Ристенблатт.

До 1970 годов изучение пятен крови сосредотачивалось исключительно в криминалистических лабораториях. Многие черпали вдохновение и опыт в работе Кирка, судмедэксперта, у которого учился Питер да Форест. Кирк был блестящим ученым, принимавшим участие во многих резонансных делах. В качестве эксперта он изучал улики и давал показания по делу доктора Сэмма Шеппарда, обвиняемого в убийстве жены. Шеппард всегда утверждал, что на его беременную жену напал другой мужчина, и он пытался отбиться от него. На повторном слушании дела Шеппарда Кирк представил подробный анализ брызг крови в спальне супругов и не оставил камня на камне от официальной версии. Впоследствии Шеппарда оправдали, а экспертиза, проведенная Кирком, стала единственным, что переломило исход дела.

Но это направление криминалистики недолго оставалось уделом настоящих ученых. Из лабораторий оно переместилось в полицейские департаменты и даже в руки частных лиц. В 1973 году наработки Кирка были адаптированы Гербертом Леоном Макдонеллом, химиком-криминалистом из Корнинга, штат Нью-Йорк. С одной стороны, руководствуясь благими намерениями и желая обучить полицейских-практиков важному направлению криминалистики, Макдонелл значительно упростил достижения Кирка, чтобы в них могли разобраться «простые парни» из полиции. Так возникли «недельные институты» в полицейских управлениях по всей стране. За 200 – 700 долларов, в зависимости от региона, каждый желающий мог почувствовать себя экспертом по брызгам крови. С другой стороны Макдонелл не забыл и о себе, превратив свое предприятие в доходный бизнес. Он называл себя современным Шерлоком Холмсом и на обложке собственной книги «После Холмса» позировал с трубкой в зубах и характерном головном уборе британского сыщика.

Распространяя свое «Евангелие интерпретации брызг крови», Макдонелл внушал полицейским, многие из которых имели только среднее образование, веру в то, что они тоже могут раскрыть тайну преступления, если обладают острыми наблюдательными навыками, инженерным калькулятором и некоторой суммой денег, чтобы заплатить за двухнедельное обучение.

Но проблема заключалась в том, что многие из более чем 1000 человек, которые прошли ускоренные курсы Макдонелла, сами организовывали подобное обучение, передавая куцые знания широкому кругу полицейских. И большинство из этих недоучек получили возможность выступать в судах в качестве экспертов-свидетелей.

Некоторые адвокаты, чьи клиенты были осуждены на основании показаний этих экспертов, усомнились в научной достоверности экспертиз, и подали апелляции, однако успеха не достигли. Ссылаясь на авторитет Макдонелла, апелляционные суды постановили, что анализ брызг крови может быть принят в качестве надежного доказательства. Суды руководствовались единожды возникшим прецедентом, когда анализ брызг крови повлиял на исход дела, а не научно обоснованными основаниями и обстоятельствами каждого конкретного дела.

Макдонелл продолжал оставаться востребованным экспертом. В 1995 году он выступал на процессе О. Дж. Симпсона, настаивая, что носок Симпсона не был забрызган кровью во время убийства, и что кровь попала на него в результате переноса, а сам Симпсон является жертвой полицейского обмана. Во время перекрестного допроса Макдонелл заявил, что высказывает «обоснованное предположение, основанное на опыте».

Иногда доходило до курьезов. Во время одного из судебных слушаний эксперт обвинения предполагал убийство, а эксперт защиты – самоубийство. При этом они оба анализировали одни и те же пятна крови.

Долгая финальная схватка

Журналисту Леону Смиту не удалось заинтересовать продюсеров «Неразгаданных тайн», но он не оставлял попыток разобраться с делом Уитли и Брайана. Он решил провести собственное расследование, сосредоточившись на том, чему не уделили должного внимания детективы. Например, он провел ряд опытов, пытаясь «принести» сигаретный окурок на подошве ковбойского сапога. Смит топтался по окуркам, разбросанным по влажной земле, и убедился, что пронести окурок на подошве можно не дальше, чем на несколько шагов.

Смит периодически делился своими изысканиями с Джимом Вандерхуфом, шефом полиции Клифтона. И хотя Вандерхуф считал, что дело Джо Брайана заслуживает пересмотра, он не был настроен продолжать его. Вместо этого Вандерхуф сосредоточился на нераскрытом убийстве Джуди Уитли и однажды поделился со Смитом важной информацией, в которую редко посвящают репортеров. Он рассказал, что главным подозреваемым по делу Уитли был клифтонский полицейский Деннис Дэнлоп, который внезапно уволился и покинул Клифтон через месяц после убийства девочки. Вандерхуф рассказал Смиту, что Дэнлоп навлек на себя подозрения тем, что демонстрировал осведомленность в таких деталях преступления, которые могли быть известны только следователей и самому убийце. Кроме того, некоторые вещественные доказательства по делу исчезли из хранилища, доступ к которому мог иметь только полицейский. Вандерхуф добавил, что за Дэнлопом тянулся шлейф историй, связанных с превышением полномочий, преследованием и запугиванием женщин, в то время, когда он находился в патруле.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Деннис Дэнлоп

Смит и ранее скептически относился к действиям клифтонской полиции, но полученная информация только подтверждала его мрачную точку зрения. В полиции выгораживали своего коллегу и хватались за версию, которую легче доказать в суде.

Вандерхуф выяснил, что после увольнения из полицейского участка Клифтона Деннис Дэнлоп странствовал по различным городам. Шефу клифтонской полиции удалось разыскать его в Нидвилле, городе, расположенном к юго-западу от Хьюстона. Но Вандерхуф признался Смиту, что не находит оснований для разговора с Дэнлопом, поскольку новых обстоятельств по делу Джуди Уитли за это время так и не открылось. Тогда Смит предложил свою помощь.

Осенью 1991 года Смит написал Дэнлопу письмо, объяснив, что для статьи, которую он пишет, ему нужна информация, и он обращается ко всем, кто во время убийства Джоди Уитли проходил службу в полиции.

Письменные ответы Дэнлопа на вопросы Смита были краткими и поверхностными. Смит настаивал, чтобы Дэнлоп объяснил свое странное поведение, которое навлекло на него подозрения в 1985 году, но тот ограничился ответом, что бывший шеф полиции Бреннан, сказал ему, будто тот больше не находится под подозрением. «За прошедшие шесть лет вы единственный, кто обратился ко мне по поводу убийства Уитли», – написал Дэнлоп, и после этого прекратил переписку.

На протяжении последующих лет Смит продолжал заниматься расследованием, пытаясь проследить связи Дэнлопа, однако в 1995 году в своей газетной колонке он признался, что находится в тупике. Ситуация изменилась в апреле 1996 года.
« Последнее редактирование: 08 Декабрь 2020, 21:17:39 от dobizha »
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
12 апреля в службу спасения в Розенберге, штат Техас, поступил звонок от девушки Денниса Дэнлопа. Приехав к нему домой, она обнаружила Дэнлопа повесившимся в гараже. Возобновленное расследование растянулось до июня 1999 года, когда Рекс Чайлдресс, сменивший на посту шефа полиции Клифтона умершего в 1997 году Вандерхуфа, объявил дело раскрытым, основываясь на информации полученной от неназванных сообщников Дэнлопа, которым тот признался в убийстве Джоди Уитли.

Расследование вскрыло существенные недостатки первоначального следствия. В 1985 году детективы умышленно покрывали своего коллегу, когда закрыли глаза на многочисленные заявления женщин о домогательствах со стороны Дэнлопа. Одна из пострадавших подавала заявление, в котором рассказывала, что Дэнлоп душил ее, когда она отказалась заниматься с ним сексом, и его словах: «Я могу убить тебя, и ты это знаешь». Детективы располагали информацией, что Дэнлоп хвастался одному из знакомых, что испытал облегчение, когда следователи не обратили внимание на моток клейкой ленты в его автомобиле. А ведь известно, что рот Джуди Уитли был заклеен скотчем.

Эти события дали новый толчок для расследования Леона Смита. Появились новые люди, с которыми можно было поговорить и получить новые сведения. Смиту удалось узнать, что в разговоре с одним из знакомых Дэнлоп хвалился, будто закрутил роман со школьной учительницей в Клифтоне, и что он был с ней в тот самый вечер, когда ее убили.

Однако, к сожалению для Джо Брайана, в последующие несколько лет Леон Смит приостановил свою деятельность по его делу. В 2000 году он основал собственную газету и после того как президентом США был избран техасец Джордж Буш-младший, в припадке гражданской активности баллотировался в мэры Клифтона, и одержал победу. Несмотря на занятость на посту мэра, Смит писал Брайану в тюрьму, но активно заниматься расследованием больше не мог.

В 2000 году на канале «CBS» произошло знаковое событие, все значение которого можно было оценить не сразу. На телеэкранах началась трансляция сериала «CSI: Место преступления Лос-Анджелес». Полицейский процедурал, который представлял мир, где запутанные преступления могут раскрываться только при помощи силы криминалистической науки, станет одним из популярных шоу в мире. Когда сотрудники современной криминалистической лаборатории исследовали брызги крови, скрытые отпечатки пальцев, физические и биологические улики на месте преступления, их выводы имели ауру непогрешимости. Как говорил главный герой сериала криминалист Гил Гриссом: «Люди лгут. Единственное, на что мы можем рассчитывать, – это улики».

Сериал стал одним из факторов, который повлиял на то, что криминалистическая наука, анализ улик и оценка качества этого анализа привлекли всеобщее внимание. Второе дыхание получил такой жанр, как «True Crime» – документальное расследование реальных преступлений. Начала активно работать некоммерческая правозащитная организация «Проект Невиновность». В начале 2000-х активное применение тестов ДНК привело к тому, что традиционные методы криминалистических исследований не прошли проверку. Вместо того чтобы подтвердить выводы судебной экспертизы, ДНК высветило ее слабые стороны. Около 250 освобождений из тюремного заключения в 2010 году, которых добился «Проект Невиновность» произошло, потому что тесты ДНК не только опровергли вину осужденных, но и подтвердили скверную работу криминалистов и судебных экспертов, чьи ошибки варьировались от совершения лабораторных ошибок до выдвижения утверждений, не подтвержденных наукой.

В 2009 году Национальной академией наук США был опубликован обличительный доклад, авторы которого обнаружили, что многие криминалистические дисциплины, включая анализ брызг крови, волос, следов укусов, следов обуви, автомобильных покрышек и даже почерка, не являлись в той степени научными, как это декларировалось. Многие из этих дисциплин опирались не на твердые и строгие данные и исследования, а на индивидуальные и субъективные суждения экспертов. Особо авторы коснулись анализа брызг крови, отметив, что сложные паттерны, которые создает кровь при истечении из ран, весьма изменчивы и во многих случаях их интерпретация затруднена или вовсе невозможна. Такая неопределенность может иметь катастрофические реальные последствия для тех, кто обвиняется в совершении преступлений.

В 2013 году после 13 лет тюремного заключения вышел на свободу бывший полицейский Дэвид Кэмм, обвиненный в убийстве жены и детей. В 2000 году он вернулся с баскетбольного матча и нашел жену и двоих детей застреленными в гараже. Несмотря на то, что многочисленные свидетели видели его на матче, следователи полагали, что он был убийцей. В ходе трех судебных процессов прокуроры предъявляли экспертизу брызг крови и утверждали, что пятна крови на футболке Кэмма – результат высокоскоростного удара пули, попавшей в жертву. Эксперты защиты настаивали, что пятна на футболке остались в результате переноса, когда Кэмм вернулся домой и пытался оказать помощь жене и детям. В итоге правота оказалась на стороне экспертов защиты, но до установления истины Кэмму пришлось провести 13 лет за решеткой. Однако рекорд принадлежит не ему.

Долгожданная развязка

В 2010 году, в 25 годовщину смерти Микки, Джо Брайану исполнилось 70 лет. Он по-прежнему находился в Хантсвилле, у него развились проблемы с сердцем и кровообращением, и ему уже несколько раз пришлось менять кардиостимулятор. Каждый день проведенный в заключении Джо Брайан посвятил тому, что продолжал работать. Он трудился в библиотеке и оказывал помощь другим заключенным при подготовке ими юридических документов или при получении образования.

Уже во второй раз комиссия по условно-досрочному освобождению ответила Джо Брайану отказом на прошение об освобождении. Первый раз он получил возможность просить об УДО в 2007 году, после того, как провел в заключении 20 лет. Мы не знаем истинную причину такого решения, так как протоколы заседания комиссии конфиденциальны, однако скорей всего это произошло, потому что Джо отказывался признать вину и продолжал настаивать на своей невиновности. Несмотря на безукоризненное досье, примерное поведение и игру на пианино во время церковных служб в тюрьме, Джо оставался за решеткой. Леон Смит вспоминал, что во время одного из посещений Джо, охранник говорил ему, что считает Брайана невиновным. Джо получил одобрение даже от начальника смены надзирателей, который назвал его образцовым заключенным и сказал, что ему не место в тюрьме.

К 2010 году шансы Джо на УДО стали еще меньше, но он получил несколько обнадеживающих новостей. Один из его двоюродных братьев, судебный репортер, обратился к адвокату из Уэйко Уолтеру Ривзу, который специализировался на делах о неправомерном осуждении и добился на этом поприще существенных успехов.
Ривз получил известность после того, как в 2001 году добился освобождения человека из Уэйко по имени Кэлвин Вашингтон, осужденного за убийство 1986 года. Вашингтона осудили на основании сомнительных показаний эксперта-дантиста, использовавшего единственный след укуса на теле жертвы, чтобы связать Вашингтона с преступлением. Убитая женщина подверглась сексуальному насилию и позднее тест ДНК исключил причастность Вашингтона к преступлению.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Адвокат Уолтер Ривз

Ривз также участвовал в апелляции Камерона Тодда Уиллингэма, жителя Восточного Техаса, осужденного по обвинению в поджоге, во время которого погибли трое его детей. Эксперты по поджогам заявляли, что пятна на полу комнаты, где возник пожар, свидетельствуют об умышленном поджоге, но потом было экспериментально доказано, что такого рода пятна могли возникнуть при естественном развитии пожара без вмешательства человека. Но, к сожалению, доказать невиновность Уиллингэма не успели, и в 2004 году его казнили. На сегодняшний день дело Уиллингэма является одним из самых вопиющих и трагических по своим последствиям случаем, когда криминалистическая экспертиза оказалась ошибочной и при этом единственной, на чем основывалось обвинение.

Ривз, как и многие другие, кто сталкивался с делом Джо Брайана, был обеспокоен скудостью улик и отсутствием научной строгости в экспертизе Роберта Тормана. По словам Ривза, показания Тормана на обоих процессах были «просто ужасающими», и все же он знал, что шансы добиться отмены приговора для Джо невысоки. Апелляционный суд уже отклонил представление о том, что доказательств для его осуждения недостаточно. Оставался только один выход: подать судебный приказ habeas corpus. То есть, использовать последнюю возможность осужденного убедить суд пересмотреть дело, после того как все иные исчерпаны. Но чтобы добиться успеха, нужно представить новые доказательства, способные поставить под сомнение достоверность обвинительного вердикта.

Ривз решил обратиться в суд с ходатайством о проведении анализа теста ДНК, хотя и сомневался, что это даст необходимую для дела «волшебную пулю». Обстоятельства убийства Микки отличались от описанных в многочисленных ДНК-экспертизах, например, таких как у Кэлвина Вашингтона, когда имело место сексуальное насилие и обвиняемого можно было исключить, сравнив биоматериалы обвиняемого и настоящего преступника. Поскольку убийство произошло в доме Брайана, ДНК Джо присутствовало повсюду, что делало исключение практически невозможным. Но всегда существовал шанс, что там есть биологический материал, который, возможно, приведет к иному подозреваемому.

В 2011 году Уолтер Ривз подал суд ходатайство об анализе ДНК окурка сигареты, найденной на полу кухни в доме Брайана, а также фонарика и нижнего белья из корзины в ванной комнате рядом со спальней, где произошло убийство. Прокуратура не стала препятствовать, но результаты, полученные летом 2012 года не дали результатов. Ни из окурка, ни из нижнего белья не удалось получить ДНК-профиль, пригодный для идентификации. Частичный профиль, полученный с поверхностей фонарика, оказался «слишком ограниченным для содержательной интерпретации», отмечалось в докладе о результатах экспертизы.

Но среди технических формулировок в отчете содержалась важная деталь: «предполагаемый тест на кровь с линзы был отрицательным». Другими словами, то, что до сей поры считалось брызгами крови, на самом деле могло не являться кровью. Ошеломительный вывод, если учесть, что обвинение строилось на анализе именно этих следов!

Спустя двадцать семь лет после убийства, несмотря на успехи в тестировании ДНК, которые раскрыли тайны бесчисленных «неразрешимых» преступлений, – никто так и не смог узнать, действительно ли крошечные бурые пятна на линзе фонарика были кровью Микки, и были ли они вообще кровью.

В 2013 году к Уолтеру Ривзу присоединилась его студентка Джессика Фрейд, которая вошла в команду защиты Джо Брайана. По иронии судьбы она родилась в 1985 году, то есть в тот самый год, когда произошло убийство Микки Брайан. В течение следующих трех лет Уолтер Ривз, Джессика Фрейд и присоединившийся к ним Леон Смит, который к тому времени покинул пост мэра и редактора журнала, занимались подготовкой материалов для habeas corpus.

Команде удалось добиться от полицейского управления Клифтона полного доступа к материалам расследования по делу Джо Брайна – всему, что оставалось скрытым более двух десятилетий. Именно во время изучения этих материалов Смит нашел откровенный рассказ одной из бывших жен полицейского Денниса Дэнлопа, которая рассказала следователям о его ужасающем и непредсказуемом поведении, в том числе и о том, как он делился с ней подробностями об убийстве Джуди Уитли. Но не только.

Когда жену Дэнлопа спросили, говорил ли ее бывший муж что-либо о других убийствах, она ответила, что тот хвастался, что закрутил интрижку со школьной учительницей Микки Брайан. Он также говорил, что был с ней незадолго до того, как ее убили. «Он только сказал мне, что встречался с ней. Он высадил ее у дома в вечер убийства, и она сказала ему, что собирается расстаться с ним». Ни один из следователей в дальнейшем не стал развивать эту тему, не задав ни одного вопроса. Детективы сразу вернулись к теме убийства Джоди Уитли.

Команде Ривза также не удалось получить от нее дополнительные сведения, но Джессика Фрейд встретилась с подругами Микки, Сьюзен Клейн и Линдой Лиардон, и те рассказали ей, что Деннис Дэнлоп делал им непристойные предложения, преследовал их, так что иногда приходилось выбирать извилистый путь домой, чтобы оторваться от его полицейской машины.

В записках рейнджера Джо Уайли, сыгравшего неоднозначную роль в расследовании, Джессика Фрейд нашла записи, из которых следовало, что Дэнлоп попадал в поле зрения следствия. Но, как мы знаем, Уайли предпочел сконцентрироваться на Джо Брайане.

В 2016 году команда юристов Уильяма Ривза подала судебный иск о пересмотре дела Брайана, настаивая на том, что тот имел право на еще один судебный процесс, так как недавно обнаруженные доказательства о возможной причастности к убийству Микки Брайан Денниса Дэнлопа могут изменить мнение присяжных. Особое внимание юристы уделили сомнительной роли эксперта Роберта Тормана, чьи показания повлияли на вынесение обвинительного приговора. Оспаривая обоснованность выводов Тормана, Ривз и Фрейд указывали на невысокую квалификацию эксперта: отсутствие опыта и недостаточную квалификацию. Адвокаты отмечали, что позволить кому-либо с таким ограниченным опытом давать показания в качестве эксперта, равносильно тому, чтобы позволить студенту-первокурснику представлять интересы обвиняемого в убийстве.

Ривз и Фрейд выступили с ходатайством, чтобы и другие материальные улики по делу прошли ДНК-тест. Ходатайство включало в себя человеческие волосы, найденные в «Меркурии», обрезки ногтей и вагинальные мазки Микки, взятые при ее вскрытии. Несмотря на то, что материалы были старыми, быстрый прогресс в анализе ДНК давал надежду, что новая информация может быть получена.

На этом пути команда адвокатов встретила немалое сопротивление новоназначенного окружного прокурора Адама Сибли, который предпочитал не ворошить это дело, ведь в случае успеха адвокатов, прокуратуре придется признать, что Джо Брайан оказался за решеткой из-за некачественно проведенного следствия и сомнительной экспертизы. Сибли и его помощники пытались воспрепятствовать проведению ДНК-тестирования в апелляционном суде, настолько им хотелось оставить Джо Брайана за решеткой.
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
Но в 2016 году пришла хорошая новость для защитников Джо Брайана. Комиссия по судебно-медицинской экспертизе Техаса, которая занимается рассмотрением жалоб на злоупотребление судебно-медицинскими показаниями и доказательствами, согласилась рассмотреть дело Джо Брайана.

Комиссия, созданная Законодательным собранием штата в 2005 году, состояла из семи ученых, одного прокурора и одного адвоката, занималась не расследованием вины или невиновности, а проверкой надежности и научности криминалистических экспертиз и представленных на их основе показаний в суде. Например, после одного из заседаний комиссии, в Техасе был объявлен мораторий на использование в качестве доказательства следов укусов зубов на теле жертвы, поскольку комиссия не смогла подтвердить основную предпосылку судебной стоматологии: преступника можно опознать по следам зубов на теле жертвы.

22 января 2017 года в здании Верховного суда Техаса состоялось заседание комиссии, в котором приняли участие судмедэксперты Питер Де Форест, Том Бивел, представители техасских рейнджеров и других правоохранительных органов. Де Форест говорил о необходимости повысить требования к квалификации экспертов по анализу брызг крови, настаивая, что они должны обладать научным образованием. Это заявление вызвало сопротивление рейнджеров. Их представитель Трой Уилсон с непосредственностью ребенка заявил, что сомневается, будто степень бакалавра делает кого-то более квалифицированным для анализа пятен крови. «Это значит, что я могу прийти на урок, это значит, что я могу сдать экзамен и получить диплом. Томас Эдисон вообще был самоучкой!»

Однако подобные аргументы не убедили членов комиссии, и в феврале она приняла одно из самых важных решений за все время существования криминалистической дисциплины. В нем оговаривалось, что анализ брызг крови должен проводиться аккредитованной организацией. Уровень образования экспертов должен быть существенно повышен. Экспертам теперь нужно проходить квалификационное тестирование и регулярно подтверждать свой квалификационный уровень. Раз в год будет проводиться внешний аудит работы экспертов, а также рассматриваться их показания в суде, чтобы убедиться, что они не преувеличили свои выводы в суде. Все эти требования вступили в силу в мае 2019 года. И хотя решение комиссии затрагивает только штат Техас, существует большая вероятность того, что аналогичные решения будут приняты по всей стране.

Между тем, сопротивление государства было весьма ожесточенным. Техасский апелляционный суд по уголовным делам, рассмотрев ходатайство адвокатов Джо Брайана на основании «habeas corpus», отказало в проведении еще одного судебного процесса, постановив, что расследование и судебные процессы в отношении Джо Брайана прошли без нарушений.

В 2018 году в Команче Комиссия по судебно-медицинской экспертизе Техаса постановила, что доказательства, использованные для осуждения Брайана в 1985 году, признаны «абсолютно ненадежными». Несмотря на то, что решения комиссии не принимаются судом, они стали важным фактором, приковав внимание к судьбе Джо Брайана.

Последующие два года вышло несколько громких публикаций о деле Брайана и некоторые знаменитости выступили в его поддержку. Один из них, писатель, автор юридических бестселлеров и бывший адвокат Джон Гришэм публиковал открытые письма в поддержку освобождения Джо Брайана, а в 2019 году опубликовал роман «Стражи», сюжет которого частично основан на обстоятельствах дела Джо Брайана.

Наконец, 19 марта 2020 года комиссия по условно-досрочному освобождению, собравшаяся в восьмой раз, приняла решение освободить Джо Брайана. На момент освобождения ему исполнилось 79 лет, и он провел за решеткой 35 лет.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Джо Брайан на свободе после 35 лет, проведенных в заключении

Действия властей понятны. Они освободили Джо, чтобы сохранить хорошую мину при плохой игре. Довести дело до нового суда – риск, что Брайан будет оправдан, и прокуратуре придется расписаться в ошибочных обвинениях и неправомерном осуждении Джо Брайана. Оставить его в тюрьме, означает обречь на скорую смерть старика с больным сердцем, а в условиях, когда его судьбой обеспокоены СМИ и известные персоны, это серьезный репутационный удар. Освобождение по УДО – лучший выход для прокуратуры и суда, потому что Брайан свободен, но не оправдан. Государство не признает его невиновным, но освобождает из сострадания, в связи с преклонным возрастом, примерным поведением и по состоянию здоровья.

  [ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Джо Брайан отмечает 80-летие в доме брата в кругу родственников

На свободе Джо Брайан уже заявил, что остаток жизни посвятит восстановлению своего честного имени. Для него это чрезвычайно важно.

« Последнее редактирование: 01 Декабрь 2020, 13:31:00 от dobizha »
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


Olga R.O

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 1071
  • Меценат
    • Награды
dobizha, спасибо !! Отличный очерк, читаю  с огромным удовольствием. Ещё не дочитала, но уже хочу поблагодарить вас)


dobizha

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 196
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • True Crime: криминальные истории прошлого
    • Награды
dobizha, спасибо !! Отличный очерк, читаю  с огромным удовольствием. Ещё не дочитала, но уже хочу поблагодарить вас)

БлагоДарю!
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


Ella_Elf

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 518
  • печатает...
    • Награды
честного имени
до последней строчки надеялась, что дело пересмотрят и его оправдают((
хеппи энда не получилось, да и жизнь-не сказка
Кроме чужих неприятностей есть и другие радости в жизни...


wintercake

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 1761
    • Награды
 Великолепный, очень трогательный и страшный очерк.
Осудить кого-то на пожизненное лишь на основании пятнышек на фонарике, которые легко могли могли остаться от сока,  вина или соуса, - это, конечно, ужасно.


до последней строчки надеялась, что дело пересмотрят и его оправдают((
хеппи энда не получилось, да и жизнь-не сказка
На фото Джо выглядит очень неплохо. Можно надеяться, что он сможет прожить на свободе ещё хотя бы 5-10 счастливых лет.