Автор Тема: Амелия Эрхарт (Amelia Earhart). Жизнь и последний полёт.  (Прочитано 29703 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Adams

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 183
  • Я тучи разведу руками!
    • Награды
Очень интересно, Странник! Тайной гибели Амелии Эрхарт я какое-то время назад тоже интересовался. Притом узнал о ней немного своеобразно-из одноимённой песни группы Bachman-Turner Overdrive. По Вашему очерку мне хочется верить в шпионскую версию событий. Больно уж масштабные поиски организовало правительство. Возьму на себя смелость дать ссылку на ЮТуб с видео этого самого острова Хоуленд. Очень плоский и маленький. Трудно наверное заметить его на глади океана.

О ней - в следующей части очерка.
Если у Вас будет желание продолжить, то это было бы интересно! )))



Braxon

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 28
    • Награды
Очень интересно. Скоро продолжение будет?


О-юми

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 87
    • Награды
Присоединяюсь! А когда продолжение?
Все мы ошибаемся. Одни больше, другие - все время...


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
                      23 сентября 1940 года руководитель колонии острова Никумароро  Джеральд Галлахер отправляет руководству шифрованную телеграмму в которой говорится о том , что на острове наиден череп , кости , часть обуви , бутылка и коробка от секстана.  Я повторяю карту возможных траекторий последнего полета. Как мы видим - одна из траекторий проходит как раз через Никумароро.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]


 Но к переписке мы вернемся чуть позже. Для начала небольшое историческое отступление.
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2013, 12:39:43 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Принято считать, что территориальное расширение Британской Империи происходило в 18 и 19 веках. К началу 20 столетия Британия вступила в период так называемого застоя,- положение, крайне отличавшееся от ситуации в других великих державах, которые продолжали расширять свои владения. Времена британской экспансии были позади, и к концу 2 Мировой Войны Британия начала терять свои земли, превращаясь, постепенно, в сегодняшнее Содружество.
Как бы то ни было, накануне войны, Британия все же сделала последнюю попытку расширить свои владения. Технически, это было скорее увеличение территории уже существующей колонии, чем завоевание новых земель. Однако, глядя на поступки Британии, можно было подумать, что империя действительно предпринимает шаги к созданию еще одной колонии, вот почему эти действия справедливо можно назвать последним территориальным расширением Британской империи. Из-за событий, связанных с Мировой войной этот не большой, но яркий эпизод  в истории британцев остался без внимания. Кроме того, редко кто вспоминает о человеке, сыгравшем главную роль в создании новой колонии, о преданном и самоотверженном руководителе, который погиб, выполняя свой долг.
Архипелаг  Феникс рассматривался британцами в качестве территории, где они планировали создать свою колонию. Джеральд Б. Галлахер, могила которого находится в кокосовых джунглях необитаемого южнотихоокеанского острова Никумароро, пожертвовал своей жизнью, ради образования там нового поселения.

Возникновение плана по заселению архипелага Феникс.
План по заселению архипелага Феникс является творением известного, в широких кругах,  Гарри И. Мода.  Хотя мистер Мод не всегда интересовался историей, он и его жена Онер являются одними из самых уважаемых членов Тихоокеанского исторического сообщества. В 1937 году он занимал должность руководителя колонии, состоящего в штате Высшего Уполномоченного Представительства Британии в западной части Тихого океана (ВУПБ), которое управляло колонией на архипелаге Гилберта и Эллис, Соломоновы острова и другие британские колонии и протектораты, а так же представляло интересы Британской империи в этом регионе. Главой штаб-квартиры ВУПБ, которая находилась в Суве на острове Фиджи, был верховный комиссар, также занимавший пост губернатора. Мистер Мод был назначен руководителем колоний на островах Гилберта и Эллис. Занимая этот пост, он осознал, что крайне необходимо объединить южные острова Гилберта.
Любой остров может прокормить лишь определенное количество людей, поэтому крайне важно сохранять баланс между населением и земельными ресурсами. До того, как южные острова Гилберта стали колонией, количество их населения контролировалось в основном тремя способами: абортами, болезнями и войнами, которые проводили к эмиграции населения. Несомненно, с приходом европейских миссионеров и колонизаторов снизилось количество абортов и почти прекратились войны, но в то же время обострилась проблема перенаселения, так как  жизнь людей можно было продлевать с помощью современной медицины. К тому времени, как Гарри и Онер Мод прибыли на южные острова Гилберта, дисбаланс между населением и земельными ресурсами островов становился критическим.
Тогда Мод разработал План по заселению островной группы  Феникс, программу, по которой следовало объединить в одну колонию несколько необитаемых островов архипелага Феникс, острова Гилберта, на которых было мало плодородной почвы, и острова Эллис, жители которых находились в бедственном положении. Предполагалось, что каждый остров новой колонии со временем станет экономически независимым, благодаря выгодной в то время торговли копрой (высушенная мякоть кокосового ореха).
Архипелаг Феникс состоит из 8 атоллов и 2 подводных рифов, разбросанных по территории центральной части Тихого океана, в радиусе почти 250000 квадратных миль. Сегодня они принадлежат республике Кирибати (произносится как «Кирибас»), которая раньше называлась «острова Гилберта» и представляла собой половину колонии на островах Гилберта и Эллис. Народ Кирибати, называемый жителями островов Гилберта во времена британской экспансии, сейчас именуется И-кирибас. В 1937 году, когда мистер Мод вынашивал свой план по заселению архипелага Феникс, острова, входившие в его состав, в основном были необитаемы (как в прочем и сейчас). Однако есть свидетельства того, что некоторые из них ранее были густо заселены, а несколько островов, по имеющимся сведениям, имели достаточное количество земли, воды и пропитания для того, чтобы на них можно было жить. Свой план по заселению новой колонии на архипелаге Феникс, Мод согласовывал с жителями южных островов Гилберта и Эллис (сейчас Тувалу), нуждавшихся в земельных ресурсах. Островитяне полностью поддержали его программу.
В процессе разработки плана по заселению архипелага Феникс, Гарри Мод, разумеется, должен был посетить острова, которые он предлагал колонизировать. Британское правительство дало разрешение на обследование островной группы, и в октябре 1937 года Мод, младший офицер Эрик Бевингтон, и 19 представителей народа И-кирибас посетили архипелаг Феникс. Первым на их пути стал остров Гарднер, куда они прибыли 13 октября. Чтобы исследовать остров, было решено провести на нем следующие два дня.
«Я никогда не забуду первую ночь, проведенную на одном из островов архипелага Феникс», - писал Мод. «Мы лежали под кронами гигантских деревьев бука рядом с лагуной. Вокруг нас горели костры, служащие защитой от огромных кокосовых крабов, которые подкрадывались к нам в полумраке или цеплялись за ветки, злобно посматривая в нашу сторону. Повсюду были птицы, причем большей частью ручные…Крабы и птицы, к своему несчастью, были очень вкусной пищей, поэтому мы лакомились блюдами из крабов, олушей(морская птица) и рыбы»
Самым большим островом в архипелаге Феникс считался атолл Кантон (старое название Canton, современное - Kanton ). Во времена Второй Мировой войны на нем располагались британская и американская авиабазы. В 1930 году Британия и США боролись за право владеть островом Кантон, из-за его выгодного расположения для создания там авиабазы и ведения транс-Тихоокеанской торговли. Однако, уже в 1937 году обе державы подписали соглашение о совместном владении этой территорией.
Помимо неопределенности с политическим положением острова, и отсутствием на нем кокосовых пальм, Кантон был непригоден для жизни, поэтому он не вошел в состав новой колонии на архипелаге Феникс. Несколько других островов, таких как Маккин, Бирни и острова Феникс также не рассматривались Модом, как часть новой колонии, так как они были слишком малы и не имели достаточного количества жизненно важных ресурсов. Исследовательская группа уделила особое внимание 3 островам: Сидней, Халл и Гарднер. Представителей народа И-кирибас особенно воодушевил остров Гарднер, поскольку его история была связана с Неи Манганибука, легендарной прародительницей, которая пришла на территорию республики Кирибати с далекого острова, где росло много деревьев бука, находящегося где-то на пути к Самоа. По легенде тот остров назывался Никумароро. Поэтому Гарднер решили переименовать в Никумароро, Сидней стал называться островом Манра, в честь легендарного названия селения, образованного когда-то предками жителей этих земель, а острову Халл дали имя Орона, полинезийское название, взятое у жителей острова Ниуэ, которые, некогда, высаживали плантации кокосовых пальм на острове Халл.
2 ноября 1938 года план по заселению островной группы Феникс был одобрен верховным комиссаром, сэром Артуром Ричардсом, требовавшим от Мода скорейшей реализации своей идеи. Мод с энтузиазмом принялся за дело: запасся провизией, нанял корабль, уладил все юридические вопросы, и отплыл на поиски первых жителей новой колонии уже в начале декабря. По прибытии на острова Гилберта желание Мода осуществить свой замысел возросло. Найти жителей для новой колонии не составляло никакого труда, не смотря на то, что поиски велись всего пару часов. Однако выбор пал лишь на самые бедные семьи местных жителей.
Как Манра(Сидней) так и Орона (Халл) имели большие плантации кокосовых пальм, которые давали хороший урожай, однако ситуация с водными ресурсами на Оноре была нестабильной. На Никумароро (остров Гарднер) росло всего 111 кокосовых пальм, оставшихся от плантаций Джона Арунделя, известного тихоокеанского предпринимателя, который начал высадку деревьев в 1890-х годах, оставив впоследствии эту затею, так как его внимание привлекло производство фосфатов. Таким образом, исходя из первоначального плана по заселению архипелага, небольшая группа колонистов должна была занять территорию острова Орона, в то время как основная часть поселенцев оставалась на острове Манра. Никумароро не рассматривался в качестве потенциального места проживания колонистов. Вместо этого, на остров привезли рабочую бригаду, состоящую из 10 человек, чтобы они нашли воду, построили деревню, расчистили почву и посадили кокосовые пальмы.
Решив создать новую колонию, члены британского правительства не планировали позволять привезенным туда поселенцам, по-своему организовывать свой быт. Чтобы сделать острова пригодными для жизни, необходимо было найти и разработать водные ресурсы, а также соорудить дома и другие постройки.
Перед тем, как высадить, а затем растить кокос, нужно было вырубить и сжечь местную флору и фауну. На островах с плодоносными деревьями, необходимо было построить навесы для высушивания мякоти кокоса и получения копры. Землю следовало поделить поровну между поселенцами, которые были объединены в общины, невзирая на тот факт, что они являлись представителями неродственных племен, прибывших с нескольких различных островов.
Следовало также построить правительственные учреждения, такие как административные центры, бесплатные больницы и тюрьма. Экономические учреждения, к примеру, кооперативные магазины, необходимо было организовать, снабдить товаром и финансировать до тех пор, пока поселение не станет экономически-независимым.
Первые несколько месяцев стали трудным испытанием особенно для жителей Никумароро, где запасы воды оказались очень скудными. Потомки первых жителей Никумароро, ныне живущие в деревне Никумароро, на Соломоновых островах, все еще поют песни о «великом поиске воды», которым занимались их предки. В конечном счете, колонисты нашли грунтовую воду, вырыли колодцы, построили емкости для хранения воды, посадили деревья, и работа жителей колонии, занимающей все три острова, понемногу стала походить на действующий механизм. Некоторые рабочие, прибывшие на остров Никумароро, вернулись домой, другие остались на острове и к ним присоединились их семьи. На острове Орона было много воды, поэтому количество поселений на его территории продолжало расти. В то же время, на Манре было построено две деревни, и представители британского правительства начали выделять земельные участки постоянным жителям острова.
Гарри Мод носил звание руководителя колонии на островах Феникс. По долгу своей службы, он должен был посещать поселения архипелага Феникс и южных островов Гилберта, для того, чтобы формировать иммиграционные группы, организовывать транспорт, запасать провизию и коксовые орехи для высадки кокосовых пальм, следить за перевозками, а также улаживать массу других административных дел. Руководство непосредственно островами архипелага Феникс легло на плечи помощника Гарри Мода, младшего офицера Джеральда Галлахера.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Джеральд Бернард Галлахер.

Джерард Галлахер родился 6 июля 1912 года. Его мать звали Эдит Галлахер, а отца Джеральд Хью Галлахер. Он  работал врачом в Западноафриканском центре медицинской помощи. Перед тем как получить место в Администрации новой колонии в 1936 году, Джеральд Бернард Галлахер обучался в колледже Стоунихерст, затем в Кэмбриджском университете (а именно в колледже Даунинг), а также в Медицинской школе при Госпитале святого Варфоломея. Когда Галлахер подавал заявление о принятии на должность в администрацию колонии, он находился на ферме Мейден Холл, в городе Бенетс Бридж ирландского графства Килкенни, которая принадлежала мистеру Батлеру, и изучал там агрономию.
30 сентября 1936 года Галлахеру объявили, что его могут принять на должность помощника руководителя колонии на островах Гилберта и Эллис, если он закончит обучение в Кембридже. 5 июля 1937 года Верховный комиссар ВУПБ был уведомлен о том, что Галлахера наконец взяли на испытательный срок, и в скором времени его отправят на острова. 21 сентября уполномоченный министр-резидент колонии на островах Гилберт и Эллис, Джей. Си. Барли уведомил британское правительство о своем прибытии на остров Оушен. 3 июля 1938 года он получил официальное назначение на должность Заместителя окружного комиссара от сэра Артура Ричардса.
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2013, 12:42:24 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Галлахеру нелегко давалось изучение языка кирибати. В марте 1937 он сдал экзамены на знание микронезийских языков, но не смог набрать нужного количества баллов. Однако члены экзаменационной комиссии решили, что несколько месяцев проживания на тихоокеанских островах помогут ему выдержать любой экзамен. Его направили на остров Фунафути, где он начал изучать язык тувалу, однако его коллеги настоятельно рекомендовали ему изучать кирибати, который они считали более практичным, так как по общим правилам колонии каждый офицер должен был знать этот язык. Жители Тувалу хорошо относились к Галлахеру, и, когда в июле 1938 года из-за развившейся у него тяжелой тропической язвы, Джеральд вынужден был отправился на остров Сува, чтобы там вылечить свой недуг, народ Фунаути просил его остаться. К сентябрю, когда его болезнь, по всей видимости, отступила, Галлахер был приставлен к Гарри Моду в качестве его заместителя. В декабре, вместе с первыми колонистами, они отплыли на острова Феникс, где Галлахер вынужден был остаться, чтобы следить за построением новых поселений, в то время как Мод вернулся на южные острова Гилберта, чтобы от туда руководить финальной стадией процесса создания новой колонии. Позже, в 1939 году, Мод заболел, и уже не мог выполнять свои обязанности, поэтому его назначили на другую должность на острове Питкэрн. 13 июля 1940 года Мод оставил свою должность и на место руководителя колонии был назначен Галлахер.


Вместе с основной массой первых колонистов Галлахер поселился на острове Манра. Помощником Галлахера был Джек Кимо Петро ( также встречается Кимо Джек Педро), наполовину тувалуанский, наполовину португальский ремесленник и инженер, который имел богатый опыт и любил свою работу. На каждом острове находились избранные среди поселенцев судьи и правительственные служащие, которые помогали Галлахеру управлять колонией. Кто с большим, а кто с меньшим энтузиазмом, колонисты начали обустраивать острова Феникс. Квартальные отчеты Галлахера и Барли, министра-резидента колонии на островах Гилберт и Эллис, подробно рассказывали о достижениях, неудачах и рисках, возникших у руководителей в процессе работы над созданием новой колонии.
В течение первого квартала, закончившегося 31 марта 1940 года, на архипелаге Феникс велась кипучая деятельность. 354 человека из 383 приплывших на острова Гарднер, Халл и Сидней, стали постоянными жителями колонии. Заселение острова Сидней уже завершено, тогда как для окончательного заселения острова Халл требуется еще 22 семейства. Примерно сотню родственников первых колонистов предстоит еще перевести с острова Гарднер.
Остров Манра(Сидней). В этом квартале вся деятельность была сведена к выполнению самой важной, хотя немного однообразной работы. Было необходимо распределить земельные участки среди жителей острова, а также проследить, чтобы каждый поселенец получил соответствующую долю земли. К сожалению, из-за того, что специальное геодезическое оборудование, заказанное еще 11 месяцев назад, так и не было доставлено, раздел земельных участков придется произвести еще раз, поскольку все замеры, как написано в данных отчетах, придется делать с помощью веревки, длинной в 2, 54 см, и 70-ти сантиметровой столярной линейки.
Предпринимаются попытки снизить количество детских смертей на островах. Четыре месяца назад коэффициент детской смертности составлял свыше 50%, и, как уже было сказано, вероятнее всего причиной этому послужил неправильный уход матерей за своими детьми. Поэтому был создан «Женский клуб», где женщины каждого острова могли встречаться и делиться друг с другом своим опытом по правильному обращению с детьми. Сотню экземпляров книги миссис Г. Х. Истман, состоявшей в Лондонском миссионерском обществе, купили и раздали женщинам новой колонии.
Несомненно, самой трудной и важной задачей, которую удалось выполнить, стало распределение мест в Манеабе среди старейшин. Споры по этому вопросу не прекращались несколько дней, и настоящего кровопролития удалось избежать только благодаря решению о том, что никто из старейшин не будет занимать те места в Манеабе, к каким они привыкли, живя в своих родных деревнях.
Манеабой традиционно называют здание для проведения собраний в деревнях народа И-кирибас. Самые важные решения принимаются в этом месте, опираясь на мнения старейшин деревни. Значимость этих мнений определяет «боти», то есть место, на котором сидит глава семьи в Манеабе. Галлахер осознал, что для стабильного положения в обществе крайне необходимо решить, кто из старейшин будет занимать то или иное боти в Манеабе нового поселения. Так как колонисты были привезены с различных островов, несколько старейшин, в равной степени, могли претендовать на одно и то же место в Манеабе. Поэтому в решении этого вопроса нельзя было опираться на традиционную модель организации общества поселенцев.
По словам Кеннета Кнутсона из Оригонского университета, который в 1960-х годах изучал общественный строй на острове Манра, Галлахер недооценил свой вклад в разрешение конфликта, связанного с распределением «боти» среди глав различных семейств.
Галлахер, наконец, уладил разногласия старейшин, предложив упразднить традиционную систему распределения «боти» в Манеабе. Вместо этого, каждый глава семейства должен получить новое место, отличное от того, к которому привыкли старейшины, живя на островах Гилберта. Колонисты поддержали идею Галлахера. В честь него Манеаба была переименована в «Табуки ни карака» или «Достижение Галлахера».
Перед тем как передать бразды правления Галлахеру, Гарри Мод посетил все поселения новой колонии и побывал на острове Манра.
Я был весьма доволен тем, как, благодаря усилиям Галлахера, начало развиваться небольшое общество, состоящее из жителей острова Сидней. Там, где раньше нам приходилось прорубать себе путь сквозь густой кустарник, теперь стоят две процветающие деревни, аккуратные и красивые дома которых, расположены по краям широкой дороги. К югу от деревень находится большая школа, в которой каждый день дети получают полноценное образование. К северу развернулся правительственный городок, включающий в себя здания, отведенные под офис, магазины, дома служащих, проживающих на острове, а также два небольших тюремных здания, которые, к счастью, пока что пустуют. Рядом с правительственным городком находится больница, окна которой выходят на море, и новые квартиры для европейских чиновников, проездом бывающих в деревне. В центре поселения был установлен большой бак с водой, который используется для больничных нужд, и является неприкосновенным запасом на случай, если весь остров останется без пресной воды. Все вокруг свидетельствует о явном прогрессе и процветающей жизни островитян.
5 июля 1940 года Галлахер закончил составление отчета о проделанной работе в период с апреля по июнь. Знакомясь с данным документом, можно легко понять, что Галлахер волновался о будущем новой колонии.
Конечно, мы еще не достигли ошеломляющего успеха в нашем деле, но, в то же время, нельзя сказать, что мы встретили серьезные препятствия на своем пути или разочаровались в нашем предприятии. Возможно, прошлые и нынешние события успокаивают нас, а возможно, сегодняшнее положение на острове, - всего лишь затишье перед бурей. Как бы то ни было, придерживаясь плана по созданию новой колонии, мы уверенно движемся к успеху и процветанию, для достижения которых нам нужно приложить еще совсем немного усилий. Если мы с рвением и усердием будем выполнять нашу работу, то никакие неудачи уже не смогут помешать осуществить задуманное нами дело.
В конце 40-х годов 20 века, население островов Манра и Орона составляло 672 человека. Там были построены деревни, правительственные городки, и госучреждения. Местные жители выращивали кокос, из которого производили копру. Настало время заселять остров Никумароро. Большой, прилегающий к юго-западной (подветренной) части острова, участок земли расчистили и засадили кокосовыми пальмами, на острове установили цистерну для воды, объемом 90800 литров, вырыли колодцы, и все шло к тому, что Никумароро не только должен был войти в состав новой колонии, но и стать её главным островом. Галлахер выбрал Никумароро в качестве административного центра, и в конце сентября покинул остров Манра, чтобы поселиться не территории Никумароро.
По словам верховного комиссара, сэра Гарри Люка, Галлахер хотел создать «лучший остров архипелага Феникс», стать которым должен был атолл НикумаророВ течение квартала, проводимые работы были сосредоточены на построение основной части правительственного городка. Все силы были брошены на выполнение неимоверной задачи – расчистки территории от камней и корней деревьев перед тем, как начать ровнять землю под постройку городка. В том числе, к концу ноября, планировалось построить дом отдыха.
Для окончательного заселения острова требуется привести еще 80 новых жителей вместе с их семьями, а также организовать транспортировку груза. Однако, судно так и не получило достаточного, для совершения путешествия, количества дизельного топлива, и теперь стоит без дела в свое родном порту.
На протяжении второй половины квартала почти не прекращались суровые северо-западные ветра, наносящие значительный ущерб домам, кокосовым деревьям и недавним посевам. Много молодых деревьев погибло из-за сильных, штормовых волн, которые затопили часть низины на островах Халл и Гарднер.
Был сооружен и установлен новый флагшток, длинной в 2 с лишним метра. Место для временного флагштока переоборудовали под основание для маленькой часовни, которую построили в свое свободное время, пусть не самые набожные, зато довольно трудолюбивые рабочие.
К сожалению, вскоре после постройки новых домов, подул северо-западный ветер, предвещавший начало сезона дождей. Раньше защиту домов от ветра обеспечивали деревья бука, теперь же эту функцию должны были выполнять молодые кокосовые пальмы, не успевшие достаточно окрепнуть; поэтому в первые несколько дней, ураган полностью уничтожил поселение.
Работа, проводимая на острове Гарднер, в основном, сводилась к тому, чтобы завершить расчистку и выравнивание территории под сооружение правительственного городка, построить дороги и установить на пристани общественные уборные, взамен нескольким, временно-установленным сооружениям, которые были разрушены декабрьскими ветрами. Территория юго-западной части острова была поделена на земельные участки, расположение которых было нанесено на карту. Примерно 20 из них отдали рабочим, намеревавшимся остаться на острове.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Карта острова


На рисунке  изображена карта острова Никумароро. Здесь показано расположение колониальной деревни и правительственного городка, изображены названия и границы больших земельных участков, а также даны основные географические особенности этой местности.
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2013, 12:45:21 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Земельные участки, о которых Галлахер упоминал в своем отчете, датируемом 1941 годом, лежат на территории, обозначенной колонистами как «Ритиати» и «Норити», располагавшейся к юго-востоку от деревни. Как выяснилось, из-за непредвиденных обстоятельств, работу на острове так и не удалось завершить.
Единственное, что Галлахер успел сделать, как указано в отчете, – это построить правительственный городок и соорудить деревню для местных жителей, впоследствии названную Карака, в честь Галлахера. Район Карака, или скорее правительственный городок, расположенный на его территории, является теперь основным местом археологических раскопок.
В центре правительственного городка располагался плац, площадью в 260 м2, с установленным по середине него флагштоком. Вероятнее всего, плац был вымощен белым дробленым кораллом, и на нем не было деревьев. По трем сторонам плаца шли семиметровые дороги, огороженные бордюром из маленьких коралловых плит; южная сторона заканчивалась низкой стеной, выложенной из коралла, через которую проходила дорога, ведущая к причалу. Это была ровная, огражденная бордюром из коралловых плит, семиметровая дорога, носившая название проспект сэра Гарри Люка, в честь верховного комиссара. В восточной части плаца находились два строения, имевшие бетонный фундамент, - возможно административные здания или дома официальных лиц. Вдоль северной и западной сторон плаца стояли менее прочные постройки, среди которых, по словам Лакстона, был дом деревенского плотника, там же продававшего свои изделия, лодочный сарай и школа. Прочное, с бетонным основанием здание, располагавшееся в юго-западном крыле, вероятнее всего было больницей. Радиостанция находилась к северу от плаца, на берегу канала Татиман, что позволяло создать линию прямой видимости между Никумароро и островом Оушен, административным центром колонии на островах Гилберта и Эллис. Сама  И деревня лежала к югу от правительственного городка. Типичная жилая постройка включала два здания. Одно служило спальней, другое – кухней. Высота домов составляла примерно 5 метров, строения имели закругленные углы и соломенную крышу, и стояли на земле или коралловых блоках. Безусловно, самым потрясающим зданием был Дом отдыха, служивший, одновременно, резиденцией Галлахера, и временным жильем для приезжавших на остров официальных лиц. Сэр Гарри Люк описал его таким, как он видел этот дом в 1949 году:
«…построенное полностью из природных материалов острова, как дома Холланда и Стинсона на атолле Тарава, здание довольно просторное и светлое, несомненно, лучшее из всех строений, созданных европейцами в этой части света. Еще издали мы увидели мерцающие огни дома, а когда вошли внутрь, то обнаружили, что наш багаж уже отнесли в комнаты».
Сам Галлахер дает более подробную информацию о строении:
Несомненно, этот дом гораздо более эффектный, чем здание, построенное на атолле Сидней. Он является уменьшенной копией резиденции, принадлежащей уполномоченному представителю Британии, который проживает на острове Беру. Мы планируем обставить гостиную Дома отдыха мебелью, сделанной из дерева «канава», древесина которого отличается прекрасным качеством. Оно в изобилии встречается на острове, поэтому «канава» приходится вырубать, чтобы освободить землю под высадку кокосовых пальм.
Представлены фотографии Дома отдыха, сделанные в 1941(слева) и в 1989 году.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
1941

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
1989
 Кухня с железной рифленой крышей осталась нетронутой, а построенный из дерева и соломы Дом отдыха был разрушен, судя по всему, сгорел, так как на его месте были обнаружены обуглившиеся балки и столбы, лежащие на цементном полу.
Полукруглая бетонная плита, по краям которой торчат обуглившиеся остатки 11 опорных балок, - единственное, что напоминает сегодня о грандиозном некогда строении. В южном крыле отсутствует опора, которой когда-то служило наиболее примечательное строение дома, названное Лакстоном «сортир». В этом прямоугольном помещении, площадью, примерно, 6 м квадратных, толщиной стен – около 30 см, стояла ванна на ножках и, возможно, другие удобства, которые теперь скрыты зловонной массой гниющих кокосовых орехов и листьев кокосовой пальмы.
Дом отдыха – это единственное правительственное здание на площади, которое не было построено параллельно улицам. Фактически, оно стояло по диагонали небольшой аллеи, ведущей к широкой дороге. Парадный вход в здание, вероятно, находился в центре, расположенного полукругом строения. Бетонный парапет, тянущийся вдоль северо-восточного и южного крыла, а также, плиты, лежащие вокруг северной части дома, могли быть той самой верандой, о которой упоминал Лакстон. Вдали, к северо-востоку от здания, лежала низина правильной прямоугольной формы, где, возможно, находились затопленные ныне сады, где местные жители выращивали колоказию и другие корнеплоды, называемые «бабае». Из окон дома, на закате или рассвете, должно быть открывался потрясающий вид на низину и лагуну вдали.
Итак в начале 1941 года, сидя на веранде своего дома, Галлахер размышлял о двух годах успешной работы над созданием колонии и о строил планы на будущее. Однако Галлахеру не суждено было воплотить свою мечту в реальность. В Европе разгоралась война, Битва за Англию достигла своего апогея, и британское правительство не уделяло должного внимания расширению своих территорий. Стало все труднее находить корабли для перевозки запасов, необходимых зарождающейся колонии. Прошло менее года с того момента, как Галлахер переехал на атолл Никумароро, когда он получил телеграмму от Секретаря ВУПБ, Генри Гариссона Васкеса. В телеграмме говорилось, что колониальный корабль Ниманоа должен был отплыть на острова Феникс, примерно 3 июня 1941 года, чтобы пополнить запасы продовольствия. Васкес предложил Галлахеру на борту Ниманоа добраться до острова Беру, входящего в состав южных островов Гилберта, чтобы найти там и перевести в новую колонию последнюю группу поселенцев. Уполномоченный представитель колонии на островах Гилберта и Эллис возражал против этого предприятия, ссылаясь на неопределенность с датой отправления, но 16 июня Верховный комиссар, сэр Гарри Люк, известил уполномоченного представителя, Дэвида Вернема, о том, что судно Ниманоа должно прийти 22 июня с Галлахером на борту. В своем ответе Венем лишь уточнил - собирался ли Галлахер приплыть на остров Оушен или Беру? Сэр Гарри ответил: «Галлахер останется на острове Сува, затем сядет на корабль, развозящий по островам колонии береговых наблюдателей и их оборудование».
К тому времени Британия воевала с Германией уже более полутора лет. В скором времени Япония также должна была вступить в войну, и поэтому Британское правительство начало размещать на тихоокеанских островах группы береговых наблюдателей. Сэр Гарри решил, что и Галлахер должен принять участие в приготовлениях к войне . Он должен был указать жителям каждого острова объект наблюдения и дать необходимые распоряжения местному руководству островов, заручившись их поддержкой.
Но это были лишь временные обязанности.
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2013, 12:54:18 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Вскоре он возьмет на себя руководство колонистами и проследует с ними на острова Феникс. Вероятно, на корабле Вити он посетит остров Оушен, и пробудет там, в течение небольшого периода времени, отведенного для стоянки судна на атолле.
Путешествие на корабле Вити станет для Галлахера последним. По иронии судьбы, перед отходом судна, Галлахер, наконец, сдаст экзамен по языку и-кирибас, на этот раз – на отлично.
Фоуа Тофинга, в то время работавший в офисе сэра Гари Люка, хорошо помнит Галлахера. Он описывает его как человека деятельного и скромного, человека, не боявшегося работать плечом к плечу с представителями народа и-кирибас и жителями острова Тувалу, в независимости от того, какого рода деятельностью необходимо было заниматься. Гари Мод описал Галлахера, как человека выносливого, и его мнение полностью совпадает со словами Тофинга. Фоуа помогал Галлахеру погрузить на судно Вити запасы для береговых наблюдателей. По его словам, это нужно было сделать быстро и незаметно, четко придерживаясь определенных правил. Оборудование и запасы, сложили вместе и распределили по контейнерам, на которых было указано, для какого острова предназначался тот или иной груз. Из-за ограниченности во времени и необходимости соблюдать конспирацию, было очень трудно вести учет погруженного и запакованного оборудования и запасов. Тофинга вспоминает, как Галлахер всю ночь трудился с ним и его коллегами, помогая быстро разместить на борту Вити береговых наблюдателей, чтобы не задерживать судно. Тофинга не последовал за Галлахером, это сделал друг и коллега Джеральда, доктор Дункан Кемпбел Макивен («шотландец») Макфирсон.Перед тем, как отправиться на острова Феникс и там продолжить свою работу, Галлахер помог высадить береговых наблюдателей и выгрузить их оборудование на острове Тувалу. Теперь у Галлахера не было возможности находить новых жителей для Никумароро, поэтому, он хотел поскорее вернуться домой, чтобы продолжить работу на острове, которая включала в себя: расчистку почвы, высадку плантации кокосовых пальм и распределение земельных участков между жителями новой колонии.
20 сентября сэр Гарри послал Галлахеру зашифрованную телеграмму, в которой говорилось следующее:
Хочу тайно сообщить Вам…грядут перемены… в руководстве, связанные с должностями уполномоченного представителя и секретаря при администрации колонии на острове Оушен. Гарви принимает должность у Джона Уильямса и становиться уполномоченным представителем Британии… и я хотел бы, чтобы Вы присоединились к Гарви и вступили в должность секретаря. Жду скорейшего ответа.
Это была хорошая возможность для молодого специалиста продвинуться по карьерной лестнице. Но Галлахер не ответил. Сэр Гарри продолжал посылать телеграммы, и 24 сентября получил ответ, автором которого был доктор Макфирсон.
« К сожалению, вынужден сообщить, что в субботу, 20 сентября Галлахер серьёзно заболел. Пациент также страдает сильным физическим и нервным  истощением, возникшим в результате перенапряжения, связанного с его деятельностью, требующей от него полной самоотдачи. По моему мнению, он слишком болен, чтобы справляться с обязанностями секретаря, на выполнение которых понадобится немало сил и энергии. Поэтому он должен
И последняя телеграмма:
«С глубочайшим сожалением сообщаю Вам, что Галлахер умер 27 сентября, в 12:06 по полудню. Жду ваших указаний».
Затем последовал ряд телеграмм, в которых сэр Гарри оповестил о случившемся государственного секретаря в Лондоне и коллег Галлахера. В них он говорил, что скорбит о потере одного из самых преданных и самоотверженных офицеров колонии, который не жалел себя, полностью отдаваясь работе над созданием нового поселения на архипелаге Феникс. Макфирсон оставался на Никумароро вплоть до 28 сентября, для того, чтобы организовать похороны Галлахера, распорядиться его имуществом и оповестить всех, кто знал Джерарльда, о произошедшей трагедии. Многие, включая команду корабля Вити, по радио выражали свои соболезнования родителям Галлахера, не обращая внимания на помехи, возникавшие во время трансляции.
О смерти Терренса скорбела не только миссис Галлахер. Эта трагедия внесла неразбериху в дела, связанные с завещанием Галлахера, которыми занимались члены ВУПБ, поскольку Джеральд назначил Терренса своим душеприказчиком. В конечном счете, заниматься имуществом Галлахера поручили офису Гарри Мода. Оказалось, что в собственности Джеральда было не так уж мало вещей: 40 поло, 3 пиджака, несколько костюмов, теннисная ракетка, хороший набор инструментов, шлем и очки летчика, фотографии и пленки, два радиоприемника, два каноэ, удочка, кольт 22 калибра автоматический, 4 медных пепельницы, 2 блюдца. Эти вещи вошли в состав двух инвентарных ведомостей.
Церемония похорон Галлахера произвела бы сильное впечатление на любого, кто оказался бы невольным свидетелем этой поразительной сцены: густые заросли зеленого кустарника на заднем фоне, блестящий белый гравий, лежавший на улицах правительственного городка, идеально спланированные и широкие улицы которого, обрамляли коксовые пальмы, ярко-голубое, безоблачное небо, бесконечное множество оттенков разных цветов, отражавшихся в лагуне, что лежала на переднем плане и мириады морских птиц, круживших у нас над головами. Группа европейцев, одетых в парадную военную форму, и местные жители, нарядившиеся в чистую и нарядную одежду, с непокрытой головой собрались вокруг флагштока с приспущенным флагом.
Когда Макфирсон собирался покинуть остров Никумароро, к нему пришел слуга Галлахера, Арами Тамиа, и передал доктору письмо, с просьбой отослать его матери Галлахера.
«Я потерял самого замечательного, доброго и рассудительного хозяина, о каком мог только мечтать любой слуга. Он покоится с миром у основания флагштока с развивающимся флагом. Он учил нас любить и уважать этот флаг. Мы, народ, который так его любит, будем ухаживать за местом его погребения. И как требует наш обычай, я должен остаться здесь, рядом с моим хозяином, на какое-то время. Пожалуйста, примите от скорбящего слуги, его самые искренние соболезнования по поводу вашей утраты хорошего сына и достойного человека.
Ваш покорный слуга Арам Тамиа.»
Спустя чуть больше месяца после смерти Галлахера  Мировая война пришла в Тихоокеанский регион, и территория Республики Кирибати была оккупирована. Острова Феникс оставались вдалеке от нападений японской армии, поэтому союзнические  авиабазы располагались на острове Кантон. Не смотря на то, что некоторые жители островов Орона, Манра и Никумароро отправлялись работать на атолл Кантон, а радионавигационная станция береговой охраны США находилась на Никумароро с 1944 по 1946 год, колонисты, по большому счету, были изолированы от внешнего мира и встречались лишь с офицерами, которые иногда приезжали с острова Катон. Брошенные на произвол судьбы, они питались продуктами, которые могли найти на острове или купить на деньги, заработанные на острове Кантон или полученные от продажи изделий ручной работы, которые пользовались спросом у американцев.
Галлахер только начал раздел территории острова на земельные участки, которые необходимо было распределить среди местных жителей, поэтому разработанные плантации кокосовых пальм все еще принадлежали Британской Империи. В отсутствии централизованной власти рынок копры становился, в лучшем случае, неустойчивым, так как колонисты уделяли слишком мало времени выращиванию кокосовых пальм, и плантации пришли в запустение, как, впрочем, и правительственный городок вместе с прилегающим к нему поселением.
Деревня, переименованная в Карака, в честь Галлахера и его могила поддерживались в хорошем состоянии. Прежний слуга Галлахера, Арам Тамиа, получил должность в администрации острова и сдержал свое обещание, данное матери Галлахера. Один из руководителей колонии, приезжавший на Никумароро в 1944 году, сообщил, что территория деревни тщательно убирается и содержится в полном порядке, в отличии от прилегающей к ней земли, которая  заросла густым кустарником.
После войны, новый руководитель колонии на островах Гилберта и Эллис, Пол Лэкстон, побывал на острове и составил очень интересный отчет о положении поселения. Выяснилось, что пока местные жители пытались выжить в условиях войны, продолжая при этом содержать в порядке деревню, сейчас именуемую Карака, в честь Галлахера, экономика колонии пришла в упадок. Другими словами, в деревне перестали производить копру. От части, эта проблема возникла из-за того, что перед смертью Галлахер не успел решить вопрос с разделом земли и передачей земельных участков постоянным жителям колонии. В отчете, Лэкстона между строк читается его мнение о том, что колонисты скорее хотят быть государственными работниками, ответственными за сохранение ресурсов деревни, и довольствоваться тем, что имеют, чем стать землевладельцами и тратить свои деньги на высадку плантаций кокосовых пальм. Задачей Лэкстона было изменить эту ситуацию.
«Я открыто представил свою жесткую, бескомпромиссную и реалистичную политику. Слабые члены колониального общества должны собрать свои вещи и уехать. Если их будет большинство, остальные жители вынуждены будут сдаться и начать высадку плантаций для производства копры. В противном случае на остров будут приглашены арендаторы со стороны, которые получат в распоряжение по одному участку земли, засаженному кокосовыми пальмами. За это они должны будут расчистить и засадить деревьями определенные площади земли, принадлежащие империи. Через три года будущее нового поселения будет пересмотрено. Именно такие жесткие меры я вынужден применить сейчас к жителям острова Никумароро...»
Колонистам ничего не оставалось, как  принять условия Лэкстона, и, в короткий срок, плодородные земли острова Никумароро разделили на участки и раздали семьям местных жителей. Из-за того, что новые колонисты прибыли с острова Манра, чтобы остаться жить на атолле Никумароро,  деревню пришлось построить заново в другом месте. Складывалось впечатление, что Лэкстон намеревался увести жителей острова подальше от правительственного городка, где находилась могила Галлахера, чтобы они не вспоминали о довоенном времени и сконцентрировали свое внимание на выращивании кокоса. Очевидно, это сработало. Местные жители покинули деревню, построенную во времена Галлахера, и центр колонии сместился на юг, в юго-западную часть острова.
Но о Галлахере не забыли. Лэкстон докладывал:
«Недавно островитяне построили и открыли для всеобщего пользования свою «манеаба», которая служила местом проведения собраний и являлась отражением традиций народа остовов Гилберта. Они назвали строение «Уэн Маунган И Карака», идеоматическое выражение, которое можно перевести следующим образом: «Цветок, в помять о Галлахере» или «Цвет достижений Галлахера». Таким образом, они почтили память англичанина, под чьим чутким руководством они смогли найти себе новый дом.»
В конце концов, политика, проводимая Лэкстоном не принесла свои плоды, и возродить экономику колонии было невозможно, особенно, в условиях сильной засухи, с которой местным жителям пришлось столкнуться в последующие несколько лет.
К началу 1960-х годов жители островов Никумароро, Орона и Манра, покинули свои дома. Создается впечатление, что жителям колонии просто не хватило стойкости, чтобы сохранить свое поселение. И невольно задумываешься, что потеря руководителя и защитника колонии сильно повлияла на отношение островитян к своему новому дому. Жители деревни Никумароро на Соломоновых островах, прибывшие сюда с одноименного острова, до конца не понимают, зачем они  покинули атолл Никумароро. Поэтому правительство республики Кирибати  не исключает возможности того, что на архипелаге Феникс опять начнут образовываться новые поселения.
Однако конец был неминуем, и в 1963 году последние жители острова Никумароро покинули свое жилище, и обитателями острова стали птицы и кокосовые крабы, которые живут там по сей день.
Жители острова бросили взращенную, плодоносящую плантацию кокосовых пальм, на месте которой сейчас густые заросли джунглей, свои дома, которые начали быстро разрушаться, свою манеабу и правительственный городок, в центре которого находился единственный памятник герою колонии.
В центре парадной площади, на могиле Галлахера, стоит памятник, построенный местными жителями, которые любили своего руководителя.
Памятник был создан по замыслу Макфирсона и имеет схожие черты с монументом, воздвигнутом в память о Роберте Льюисе Стивенсоне, на острове Самоа. Памятник, своей формой напоминающий дом, стоит на прямоугольной платформе, обнесенной маленькими плитками. Он был вылит из бетона, который, вероятно, скрывает основу, сделанную из коралла.
В отчетах ВУПБ сказано, что вскоре после установки памятника, бронзовая именная дощечка, вылитая на деньги, собранные Гарри Модом, была прикреплена к одной из сторон памятника. Надпись на ней гласила:
Вечная память Джеральду Бернарду Галлахеру, Магистру искусств, работавшему в Административной Службе новой колонии. Он был ответственным за выполнение плана по заселению архипелага Феникс. Ему было 29 лет, когда 27 сентября 1941 года, он скончался на острове Гарднер, именно там, где он хотел бы умереть. Его самоотверженная преданность своим обязанностям и тяжелый труд на благо жителей островов Гилберта и Эллис, стали настоящим вдохновением для тех, кто его знал, и кто с ним работал, во многом благодаря тому, что он сумел образовать новую колонию на архипелаге Феникс. Покойся с миром. Поставлен (памятник) его друзьями и коллегами.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2013, 12:56:33 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Небольшое дополнение к историческому экскурсу...
30 ноября 1929 года у острова потерпел крушение корабль "Норвич - сити", судно потеряло ход и капитан корабля посадил его на рифы на северной части острова. Никто из экипажа не погиб.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Снимок 1937 года

В нижней правой части снимка виден корабль "Норвич - сити"

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

А так корабль выглядит в наши дни......
« Последнее редактирование: 16 Сентябрь 2013, 09:46:31 от Странник »


Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
    • Награды
Ниже дана  хронология событий, и представлена переписка за период времени с апреля 1940 года по октябрь 1941 года, взятая из досье, хранящихся в  архивах ВУПБ  (Высшее Уполномоченное Представительство Британии) и  колонии на островах Гилберта и Эллис,  а также из документов, относящихся к разработке плана по созданию колонии на архипелаге Феникс. Сюда вошли следующие бумаги:
- вся переписка, найденная в досье под шифром 11/I, 13/9/1 «Обнаружение человеческих останков на острове Гарднер», которое хранится в Национальном Архиве Республики Кирибати, находящимся на острове Тарава, республики Кирибати.
- все записи из файла ВУПБ, под номером M. P. 4439- 1940 «Человеческий скелет – находка на острове Гарднер», хранящегося в библиотеке и архиве Министерства иностранных дел Великобритании, находящемся на Ханслоуп Парк, Англия
- некоторые записи из архива ВУПБ, находящегося на Ханслоуп Парк.
Дата каждого события подчеркнута и пронумерована.
Фрагменты оригинального текста выделены курсивом

Краткое описание организации британского административного органа в тихоокеанском регионе поможет лучше понять содержание представленной ниже переписки. Центральным органом власти для всех островов западной части тихоокеанского региона, за исключением территорий, которыми владели Австралия и Новая Зеландия, а также островов, входящих в состав Колонии Фиджи, и территорий, которые попадали под юрисдикцию других цивилизованных государств,  являлось Высшее Уполномоченное Представительство Британии (ВУПБ) в западной части тихоокеанского региона, располагавшееся на острове Сува, входящего в состав республики Фиджи.  ВУПБ контролировало следующие административные единицы:
   Колонию на островах Гилберта и Эллис (частью которой должны были стать острова архипелага Феникс, в соответствии с планом по созданию нового поселения на их территории);
   Британский протекторат на Соломоновых островах;
   Тонга, также находившуюся под протекторатом Британии;
   Новые Гибриды;
   Остров Питкерн.
Главой ВУПБ являлся Высокий Комиссар, который подчинялся напрямую государственному секретарю в Лондоне, и имел широкие полномочия в своей подведомственной области. В роли его непосредственного заместителя выступал  Секретарь. Для каждой колонии назначался  резидент-комиссар, руководивший данной территорией. Резидент-комиссар колонии на островах Гилберта и Эллис проживал на острове Оушен. Колония разделялась на несколько округов, которыми руководил администратор колонии,  также известный как окружной администратор.  Транспортировка запасов с острова Сува на другие острова колонии, а также грузоперевозки внутри колонии, в лучшем случае, осуществлялись очень редко. В течение рассматриваемого нами времени большинство грузоперевозок для колонии на островах Гилберта и Эллис осуществлялось парусным судном, известным как Королевский колониальный корабль «Нимано», которое было отремонтировано и оснащено мотором.
Межостровным средством связи служила радиостанция, с помощью азбуки Морзе, принимающая и передающая информацию, которая потом расшифровывалась и доставлялась адресату в виде телеграмм. Радио, транслирующего речь, не было.  Важно помнить, что не все сотрудники ВУПБ участвовали во всех переписках. Представители власти, находившиеся на острове Сува, не знали содержания телеграмм, которые посылали друг другу руководители островов Оушен и Тарава или администраторы  архипелага Феникс. Соответственно резидент-комиссар не видел переписки, которая велась непосредственно между островами архипелага Феникс и островом Сува. В данный момент у нас нет оригинальных текстов переписки между  представителями власти острова Оушен и окружными администраторами, которые  находились на островах колонии (таких как  Тарава и Беру). Они, должно быть, хранятся в архиве острова Тарава.
Досье, хранившееся  на острове  Сува, как, впрочем, и в любом другом архиве, представляло собой папку из картона, в которой находились копии всей, относившейся к делу переписки, а также в хронологическом порядке добавленные к ней «памятки», напечатанные на машинке или написанные в ручную на первых страницах файла.
Участники переписки.
Барли, Джек Чарльз – резидент-комиссар колонии на островах Гилберта и Эллис с 18 октября 1933 года вплоть до его выхода в отставку 19 декабря 1941 года. Родился в 1887 году, в 1941 году ему было 54года.
Галлахер, Джеральд Барнард «Ирландец» – руководящий поселением на острове Гарднер, ответственный за выполнение плана по созданию новой колонии на архипелаге Феникс. Родился в 1912 году, в 1941 году ему было 29 лет.
Холланд, Френсис Джордж Леопольд – Временно исполняющий обязанности  резидент-комиссара острова Оушен с  24 сентября 1940 года по 4 января 1941 года. Родился в 1884 году, в 1941 году ему было 57 лет.
Доктор Худлесс, Д. У. (Дэвид Уинн) – Директор Центральной медицинской школы на острове Сува,  Республика Фиджи.
Доктор Исаак Линдсей – Временно исполняющий обязанности старшего медицинского работника Центральной больницы на острове Тарава. Родился в 1907 году,  в 1941 году ему было 34 года, 
Коата – Представитель власти от местного населения на острове Гарднер.
Сэр Люк, Гарри Чарльз -  Высокий комиссар западной части тихоокеанского региона, проживавший на острове Сува, Республики Фиджи. Родился в 1884 году, в 1941 году ему было 57 лет.
 Макдональд,  Патрик Дональд, «Пэдди» - Помощник Секретаря при ВУПБ. Родился в 1909 году, в 1941 году ему было 32 года.
Доктор Макфирсон,  дункан Кэмпбел Макивен, «Джок» - Центральный орган Здравоохранения при ВУПБ. Родился в 1900 году, в 1941 году ему было 41 год. Умер в 1943 году.
Капитан корабля Несмит Г. Б. – Член Королевского метеорологического общества.
Доктор Стинсон, Кингсли Руперт – Младший медицинский сотрудник в Колонии на островах  Гилберта и Эллис, работавший там в июле 1941 года. Родился в 1895 году, в 1941 году ему было 46.
  Васкес, Генри Гаррисон – Секретарь ВУПБ, проживавший на острове Сува, Республики Фиджи.  Родился в 1891 году, в 1941 году ему было 49 лет.
Вернхам, Дэвид – Временно исполняющий обязанности администратора колонии на островах Гилберта и Эллис с сентября 1940 года, проживавший на острове Тарава. Ровесник Галлахера.
« Последнее редактирование: 16 Сентябрь 2013, 10:05:34 от Странник »