Пауэрc.Реальные события. Статья Виктора Гнездилова. - Загадки истории - Криминальное чтиво
Поодержка проэкта
ФОРУМ НЕЗАВИСИМЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ

Автор Тема: Пауэрc.Реальные события. Статья Виктора Гнездилова.  (Прочитано 6804 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
                                     Таран.
О событиях  1 мая 1960 года в небе над  Свердловском написано много, но полной ясности в этом вопросе до сих пор нет. Выдвигались различные версии, но все эти версии оказывались не состоятельными  даже  при поверхностном анализе. Критикуют в первую очередь сами ракетчики, не смотря на такие понятия как честь мундира и престиж ЗРВ.  Аналогичная ситуация сложилась и в ВВС, но лётчики никак не комментируют газетные сообщения. Дело в том, что в авиации известно, что первых лётчиков на СУ-9 – основных  участников облавы на U-2,   Е.Я. Савицкий отбирал лично. Критерии отбора были жёсткими – лётчики должны быть высшего класса. Кандидат должен был иметь рекомендации от двух Героев Советского Союза, и на глазах у Е.Я Савицкого провести воздушный бой с Героем Советского Союза на предельных возможностях лётчиков и самолётов. Таким образом было отобрано около 30 человек. Е.Я. Савицкий  утверждал программы, контролировал уровень лётной подготовки на СУ-9  отобранных лётчиков и знал всех лётчиков поимённо. Это была  Гвардия  Савицкого. Они были первыми инструкторами на Т-3 (с января 1961года – СУ-9).  Лётчики готовились для перехвата целей типа   U-2  и были распределены по разным аэродромам, перекрывая наиболее вероятные направления полётов самолётов-шпионов. Кроме того этим лётчикам предстояло обучать полки на СУ-9, отрабатывать тактику боевого применения, испытывать новые системы и оборудование. Эти летчики внесли значительный вклад в создание авиационной составляющей системы ПВО СССР.  Савицкий верил в своих лётчиков, они отвечали ему тем же. Не оправдать доверия своего легендарного командира считалось самым страшным позором.
                 Этот  рассказ я услышал в начале 2012 года от лётчика – непосредственного участника операции  1-го мая 1960 года в небе над Свердловском – майора в отставке Ивана  Яковлевича Гнездилова бывшего летчика-истребителя (61 ИАП в.ч. 54804).  Фамилии двух участников операции А. Саковича и И. Ментюкова известны. А.Сакович, И.Гнездилов и Ракинцев  были инструкторами в своём полку.  Фамилию четвёртого участника операции я, к сожалению, точно не помню. Кажется  Ракинцев, но я не уверен. Во всяком случае эту фамилию я слышал часто.  Постараюсь привести этот рассказ если не дословно, то без искажения смысла.
                “В конце апреля 1960 года три лётчика 61 ИАП, который дислоцировался в городе Барановичи, получили задание – принять на заводе четыре самолёта  Т–3  (впоследствии переименованы в СУ-9 ) и перегнать  новую технику в часть по маршруту:   - Новосибирск  – Свердловск -  Раменское – Барановичи. Своих  подготовленных  лётчиков не хватало, поэтому к нам был прикомандирован капитан И. Ментюков. К обеду 30 апреля все акты были подписаны, не хватало только подписи генерального директора завода. Генеральный директор отсутствовал и должен был появиться только после праздников, а без его подписи разрешения на вылет не давали. Перспективы открывались не радостные. Пошли договариваться с руководством  завода. Нам пошли навстречу и разрешение на вылет,  в конце концов, было получено. Солнце уже было на закате.  Перегон было предписано проводить только в простых условиях и при хорошей   видимости. Поэтому вылет отложили на утро 1 мая. К обеду к праздничному столу вполне успевали. Перегон – полёт  прогулочный, по этой причине мы не взяли с собой высотно-компенсирующих костюмов. Взяли только гермошлемы для связи. Вооружения на самолётах тоже не было. Ракетами самолёты комплектовались по прибытии в часть.  Лететь решили двумя парами. Первая пара: А.Сакович – И. Ментюков, ведущий капитан А. Сакович. Я был ведущим во второй паре. Рано утром вылетела первая пара, вторая пара вылетела минут  через 20 – 25. Полёт до Свердловска прошёл без приключений.  Как развивались дальнейшие  события? После посадки на аэродроме в Кольцово А. Сакович и И. Ментюков получили приказ  идти на таран. Целью  был самолёт    U-2, высота 22 тысячи метров.
           Первым на таран пошёл Сакович. Таран не удался по не зависящей от лётчика причине - просто не правильно навели на цель. По словам  Саковича, цели он даже не видел.  Поиск результатов не дал. Топливо кончалось. Пришлось прекратить  задание. Посадил самолёт  практически с пустыми баками на грунтовый аэродром. По-моему в Троицке, или где-то рядом. Анатолий Сакович был моим другом, я был участником операции, поэтому он был со мной вполне откровенен, да и скрывать ему по существу было нечего.
          Вторым на таран пошёл Ментюков. До этого я был не знаком с этим  лётчиком. Познакомились  во время выполнения задания по приёмке и перегону  самолётов. По существу могу рассказать следующий  эпизод. Точную дату назвать не могу, прошло всё-таки более 50-ти лет. Было это в конце мая или в июне 1960 года. Я получил весьма странный приказ – взять с собой высотно-компенсирующий  костюм, двух специально обученных солдат, для одевания этого костюма и прибыть в Свердловск. Полётное задание я должен был получить на месте. Долго  размышлять над этим приказом я не стал - получу задание – будет ясно. По прибытии на место получил полётное задание. Ничего особенного в задании не было. Обычный полёт  на СУ-9 с набором высоты 20 тысяч метров. Когда я приготовился к полёту и меня подвезли к самолёту, по бортовому номеру я сразу узнал самолёт.  На этом самолёте Ментюков ходил на таран. Полёт проходил нормально, в штатном режиме. На высоте около 12 тысяч метров  отказал радиолокационный  прицел. Неисправность проявлялась в виде  сплошной засветки экрана. О неисправности доложил на КП. Получил приказ возвращаться. Уже позднее специалисты сказали мне, что в  прицеле был слишком большой ток какого-то кристалла.  Мне это ни о чём не говорило.
              После этого полёта я  понял причину срыва задания  Ментюковым. На высоте 22 тысячи метров даже днём небо чёрное, покрытое яркими звёздами. Звёзды выглядят значительно ярче,  чем при наблюдении с земли. Цель выглядит как яркая звёздочка  на фоне звёздного неба. Визуально, без помощи радиолокационного прицела, обнаружить цель заранее, чтобы  иметь время на подготовку к атаке, -   невозможно. Это основная причина неудавшегося тарана. Ментюков  оказался в сложнейшей ситуации. О дальнейшем я мог судить только из прессы. Судя по первым публикациям, капитан  Ментюков  всё- таки увидел цель, и пошёл на таран, но шансы на успех были малы. Времени было слишком мало, да и   маневренность СУ-9 в условиях стратосферы была невысокой.
                   Когда я выруливал на стоянку  аэродрома  Кольцово, по радио я услышал приказ:
 - после заправки приготовиться к перехвату. Цель  U-2, высота 22 тысячи. Оставаться на связи.
-вас понял.  Я  только с полёта. Разрешите размяться?
- разомнитесь. Оставьте кого ни будь на связи.
           Оставил на связи в кабине  солдата. Закурил, начал обдумывать задание. По голосу я узнал Савицкого, а это означало только одно: - задание боевое и исключительной важности. Подвести  Савицкого в таком важном деле я не мог. Хотя слово “таран” в приказе не звучало, обоим было ясно, о чём идет речь. Другого варианта просто не было. В том, что  смогу нанести точный удар, я не сомневался. У меня был большой опыт  учебных  перехватов на МиГ-17ПФГ в самых сложных условиях, в том числе и по низкоскоростным целям.  Я знал примерно внешний вид и  технические характеристики U-2. С точки зрения лётной подготовки этого  было достаточно. Единственное, что вызывало серьёзные опасения, это отсутствие высотно-компенсирующего костюма. Предстояло  выдержать большие перегрузки. Смогу ли выдержать? Обязан выдержать! И так таран. Как бить и куда бить? То, что бить надо сзади – это понятно. Причём бить надо крылом в крыло – треугольное крыло СУ-9 отрубит крыло U-2 как гильотиной.  Самым слабым местом U-2  был конец крыла. В случае удара по концу крыла истребитель получал минимальные повреждения.
            О том, что будет с истребителем  после тарана, я не думал – буду действовать по обстановке. Что будет с U-2?  То, что U-2 идёт на предельной высоте и имеет слабую устойчивость – это понятно. Потеряв часть крыла, турбулёнтным потоком истребителя U-2   будет неизбежно сорван в штопор.  Пилот,   несомненно, хорошо подготовлен и на высоте 6 тысяч метров сумеет вывести самолёт из штопора, но снова набрать высоту, а  следовательно, продолжить выполнение задания, он  не сможет. Что и требовалось. До границ далеко, да и летать самолёт  сможет  только по кругу.  Не уйдёт. Это будет лёгкая мишень для МиГов. U-2 –  это самолёт-разведчик. Никакой угрозы такой  самолёт  не представлял, поэтому в моментальном уничтожении цели не было необходимости. Да и задача так не ставилась.
             Самолётов Саковича  и Ментюкова  на аэродроме не было. Понял, что на задании.  Пока я раздумывал, заправка закончилась.
        Выйти непосредственно с горизонтального полёта на высоту 22 километра Су-9 не мог – не хватало мощности двигателя. По этой причине набор высоты производился при помощи “горки”. Для этого надо было набрать высоту 15-16 километров, затем перевести самолёт в режим пикирования  с плавным выходом на высоту  10-12 тысяч метров. За счёт ускорения свободного падения самолёт получал дополнительную скорость.  На этой высоте самолёт разгонялся до скорости 2М, необходимой для набора высоты более 18 километров. Подъём осуществлялся под углом около 65 градусов. Параметры полёта при наборе высоты 22 тысячи метров необходимо было выдерживать с высокой  точностью.  Эти ограничения накладывались мощностью двигателя и аэродинамическими характеристиками самолёта.
        Набор высоты без высотно-компенсирующего костюма   был  тяжёлым делом. От перегрузок  темнело в глазах. Контроль показаний приборов и соблюдение всех режимов полёта требовал от лётчика  большого  волевого и физического напряжения. Никаких автопилотов на СУ-9 в то время не было, самолёт управлялся только вручную. Я был предельно сконцентрирован на выполнение задачи. Главное было набрать высоту и не потерять контроль над собой и самолётом.    Набор  высоты прошёл успешно.
 С КП сообщили:
 - цель прямо по курсу.
                Нормальное состояние после перегрузок восстанавливалось быстро. Вскоре  на экране радиолокационного прицела появилась отметка от цели. Навели точно.  Поймал цель на прицел и вёл истребитель точно по прицелу.  Доложил:
- цель вижу на экране прицела.  Разрешите атаковать?
- атакуйте.
                 Точно по курсу появилась блестящая точка. Я понял - это цель.  Наступил решающий момент. Промах был недопустим.   Цель быстро приближалась и приобретала  очертания  самолёта. Концентрация внимания и нервное напряжение были предельными. Я буквально впился глазами в цель. Удар был точным. Я чётко слышал звук удара.  Всё произошло так,  как я рассчитывал. Было примерно без десяти девять.
                  Полёт после удара  был нормальным, двигатель работал чисто, подозрительных шумов и вибраций не ощущалось, показания приборов были в норме, М – метр зашкаливал. Дело было сделано. Я не сомневался в том, что U-2 далеко позади и внизу падает в штопоре.
                  С КП запросили доложить обстановку. Доложил:
- контакт был, цель не вижу, полёт нормальный, показания приборов в норме.
- возвращайтесь на аэродром.
- вас понял, возвращаюсь.
                 Посадил машину благополучно. После полёта меня доставили в штаб. В штабе                       незнакомый мне полковник потребовал от меня доклада обо всех обстоятельствах полёта. Задание было не рядовое, самолёт был секретный и докладывать что – либо первому встречному полковнику, я не стал. Я заявил, что у меня есть свой командир и обо всём будет доложено только ему. Больше вопросов мне не задавали.
                Вообще обстановка была сложная. Стреляли ракетчики. По кому стреляли было непонятно. Уже позже из газет я узнал, что в результате этой неразберихи погиб Сафронов. Этого лётчика я не знал. Делать какие-то выводы на основании рассказов журналистов, я не рискну. Можно сильно ошибиться. Похоже, что слётанность пары была плохой.  Там была компетентная комиссия. Они во всём разобрались.
    По прибытии в Барановичи, я доложил обо всех обстоятельствах дела своему  старшему по должности командиру генерал-лейтенанту С. Д. Луганскому. Наша встреча проходила в полуофициальной обстановке без свидетелей и носила форму беседы. Сергей Данилович знал о том,  что произошло, его интересовали детали.  В конце встречи Сергей Данилович сказал: - о том, что произошло нужно молчать до особого распоряжения правительства и с наградой, возможно,  тоже придётся подождать. Я  дал слово.  Я дал слово легендарному лётчику, дважды Герою Советского Союза.
                    После сообщения  о Пауэрсе  в газетах, однополчане сразу же догадались о произошедшем. Они ждали прибытия новой техники, знали время, маршрут, количество перегоняемых самолётов. Они знали также о том, что лётчики были без высотно-компенсирующих костюмов, а самолёты без вооружения. Подняться на такую высоту могли только СУ-9. Не все самолёты прибыли в часть. Вычислить было нетрудно. Начались расспросы, но все  три  участника операции  молчали.
               Конечно, участники операции между собой вспоминали и обсуждали эти события. Толю  Саковича просто неправильно навели, лётчик, которого поднимали на таран четвёртым, получил команду “отбой”   до набора  высоты. Я не мог быть откровенным даже с близкими друзьями. По этой причине я придумал себе версию – набрал высоту и получил “отбой”. Версия проходила. Думаю, что другие лётчики полка, не знали даже этого. Все понимали, что за этим скрывается какая-то тайна, и решили ждать официального награждения.
               Никаких награждений не последовало. Участие истребителей было строжайше засекречено – это суть “загадки дела  Пауэрса”. Отсутствие награждений можно объяснить только соображениями секретности и ситуацией, которая сложилась в полку. Наградить – означало  официально подтвердить факт  тарана.
                   Таран на высоте 22 тысячи метров - событие в мировой авиации небывалое  и удержать такое в тайне среди лётчиков  было просто невозможно. Полностью скрыть участие истребителей тоже не удавалось. Погиб лётчик и многие видели  самолёты необычного вида. По этой причине в официальной версии сообщалось о двух МиГах,  и  одном СУ-9,  который  пилотировал  капитан Ментюков. СУ-9 должен быть только один и не более того! В интересах обеспечения безопасности страны необходимо было представить дело так, чтобы американцы думали, что U-2 был сбит именно ракетой “.
               


Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
                 На этом рассказ лётчика закончился.  С тех пор прошло  более пятидесяти лет, тайна потеряла свой смысл и превратилась в загадку истории. На мой вопрос: - почему он об этом молчал?  Он ответил: - ”я дал слово Луганскому, а своих командиров я не предаю. Дело громкое.  Излишне большая слава тоже имеет свои отрицательные стороны. Мне это ни к чему. В жизни не всегда награды соответствуют заслугам. Я имел авторитет среди однополчан. Меня высоко ценили Сергей Данилович Луганский, Евгений Яковлевич Савицкий, Павел Степанович  Кутахов.  Для меня это было высшей наградой. Я достиг своей вершины. Обещай, что при моей жизни об этом не узнает  никто. Потом поступай так, как считаешь нужным”.  Я дал слово. Тайна перешла мне по наследству. Пишу это ради истины. Человек, о котором идёт речь,  всегда боролся за справедливость и в своей борьбе был несгибаем.  Народ  должен знать правду о своей истории. Люди, совершающие выдающиеся дела, достойны памяти.  Таран на высоте 22000 метров – это ещё один эпизод в славной истории Российской авиации.  Об  этом нужно знать.
                 . Это всё, что я могу рассказать по этой истории.
                История, конечно, потрясающая и многим покажется невероятной, но это эмоции. Я слишком хорошо знал этого человека и уверен, что всё рассказанное мне – правда. Если специалисты заметят какие-то неточности – то грех на мне. Я инженер, а не лётчик.
                 При объективном  расследовании обстоятельств дела нужно опираться на архивные  документы,  поступившие в штаб Главкома ПВО, до начала работы комиссии во главе с   генерал-полковником А.Ф. Кулешовым.  Именно этой комиссии  ставилась задача по созданию легенды,  на основе которой  была развёрнута компания по дезинформации американского военного  и политического руководства. При анализе происходящих во время операции событий необходимо учитывать то обстоятельство, что радиолокационные средства, которыми располагали ЗРБР и РТВ имели более широкий сектор обзора, чем СНР-75 в режиме наведения, и не были подвержены воздействию ответной  импульсной помехи. На U-2 был прибор для постановки ответной  импульсной помехи в сантиметровом диапазоне  ( диапазон частот  ЗРК СНР-75 и радиовысотомеров).
               Специалисты по радиолокации быстро определили причину неуязвимости  U-2. ЗРВ оказались абсолютно не эффективны. Это был уже серьёзный пробел в обеспечении безопасности страны. Положение нужно было исправлять. Это было не просто, и требовало проведения большого объёма работ организационного и технического плана. А на это  нужно время.
                Основной  задачей комиссии  во главе   с генерал-полковником(!) А.Ф.Кулешовым было проведение мероприятий по обеспечению секретности и созданию легенды для тех, кто послал Пауэрса, а не расследование обстоятельств  гибели лётчика – для этого достаточно было просто двух-трёх полковников с соответствующими полномочиями. Этим обстоятельством подчёркивалась особая  важность соблюдения секретности. Перевод офицеров, которые всё знали, или много видели, преследовал те же цели. Субординация защищала от лишних расспросов.  Возможно, что кто-то видел момент тарана, и посадку истребителя на аэродром. Со стороны виднее.   А.Сакович и И. Ментюков  действовали значительно южнее от места расположения 5-го зрдн 37-й зрбр.  Это надлежало скрывать.
      Теперь о легенде. Что видели жители Свердловска и его окресгностей?   Многие тысячи людей в небе наблюдали как две блестящие точки, которые оставляли за собой след двигались в одном направлении. Одна точка догнала другую. Точки слились, потом – разъединились. После чего одна из точек стала падать. Различить визуально не вооружённым глазом самолёт от ракеты невозможно. Это позволяло заменить самолёт ракетой, но  цель должна быть поражена именно вдогон и никак иначе.
      Участие авиации нужно было тщательно скрывать, но полностью скрыть участие истребителей было невозможно. Весь город говорил о сбитом МиГ-19 и погибшем лётчике. Многие видели самолёты с треугольными крыльями в воздухе и на аэродроме. Были офицеры, которые наводили самолёты на цель. С офицерами проще – приказ молчать - и всё. С гражданским населением и с солдатами, особенно последнего года службы, было сложнее. По этой причине, чтобы иметь возможность запутать реальные события,  были вынуждены включить в легенду и один СУ-9, который вылетал “повторно”. Выбор пал на Ментюкова. Ему приходилось играть  роль громоотвода при общении с прессой, которая часто задавала “неудобные“ вопросы. Остальные участники операции молчали.  Легенду надо было поддерживать.
         Я рассказал, как это было, и дал ключ к разгадке тайны Пауэрса. Эта история требует серьёзного официального расследования на основе подлинных документов. Если такое ведется, то результатов что-то не видно. Пока я вижу людей не равнодушных к истории  своей Родины, но лишённых полноценной информации. Честно говоря, я не знал с чего начать. По существу кроме рассказа лётчика у меня ничего не было. Решил заняться поиском информации через Интернет.  Нашёл немало интересного, но в основном о действиях ЗРВ, об участии истребителей информации мало.  При анализе событий необходимо в первую очередь  опираться на документы, подписанные до 5.05.1960г. Часть  более поздних документов -  это попытка создания версии для ЦРУ. Попытка явно неудачная, но основанная всё-таки на реальной информации, которую легко проверить. Это тоже надо учитывать.
Подлинные карты маршрута U-2 и истребителей до сих пор не опубликованы, не смотря на то, что дело вызывает большой интерес.

Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Рис.1

Эта трасса полёта самолёта была опубликована в Интернете на форуме “gungs.ru”.  На этой схеме есть несколько интересных точек:
1.   Т.49, т.50 и т.51 лежат на одной прямой относительно РЛС. Азимут не менялся, менялась длина вектора дальности. Там же нарисована цифра 21, обведённая кружком. Согласно документам падение самолёта-нарушителя продолжалось 20минут. Это означает, что U-2 был сбит около т.49 и падал,  не долетев до зоны поражения ракетного дивизиона.
2.   Расстояние между точками т.44 и т.45.больше расстояний на других точках маршрута. Расстояние между 5 зрд и 6 зрд равно 35км. Нетрудно подсчитать, что скорость самолёта на этом участке составляла 2100км/час. Это явно СУ-9.
3.   Т.37…44  - разгон и набор высоты  22 тысячи метров истребителем. U-2 таких резких маневров по высоте и по скорости совершать не мог.
4.    Расстояние между точками 46,47,48 одинаковое. Скорость около 1000км/час. Для  U-2 слишком много (реально 700 – 750км/час), для Су-9 слишком мало (минимальная скорость на этой высоте – 1700км/час).
5.   На высоте 22тысячи метров оба самолёта резких маневров совершать не могли. Следовательно, на участке т.45…т.49 траектории полёта самолётов совпадали  по курсу и по высоте. Истребитель преследовал цель.
6.   Начиная с т.51 и далее нетрудно заметить попытку (чисто теоретическую) “затащить” уже падающий самолёт в зону поражения 2-го и 1-го зенитных ракетных дивизионов. В соответствии с легендой U-2 должен быть сбит в 8ч.52мин., причём обязательно вдогон.
7.   Все надписи на ”документе”, включая временные отметки на маршруте, сделаны одной рукой. Временные отметки на маршруте искажены. О цели   и характере искажений можно судить по надписям и пояснениям на схеме.
8.   Расстояние между т.44 и т.49 около 120км. Средняя скорость U-2  на этом участке должна составлять 1400км/час (максимальная-750км/час). Задача явно не разрешимая.
9.   В ЦРУ несомненно имелся такой документ, как полётное задание Г.Пауэрса. В полётном задании при полётах разведовательного характера обязательно точно указывается подробный маршрут, высота и скорость полёта. От этого зависело качество разведданных. Лётчик обязан был выполнять требования полётного задания. По этой причине серьёзные изменения маршрута U-2 в легенде были не допустимы. Задача оказалась не разрешимой. По этой причине все документы по этому делу были засекречены и сданы в архив. Ограничились чисто дипломатическими методами,  шумом в газетах, и публичным судом над Пауэрсом.  На суде Пауэрс говорил  то, что от него требовали следователи (за шпионаж по законам СССР грозил расстрел). Уникальный случай совпадения интересов по этому вопросу.
          Из изложенного в п.1 – п.9 следует вывод: - на схеме изображена часть маршрута истребителя и U-2 по данным пункта наведения истребителей. Отметки времени не соответствуют реальным. Цифры пытались подогнать под легенду.  Реально отображены: - траектория полёта истребителя,  скорость истребителя,  продолжительность времени падения U-2. Этого достаточно для того, что бы  примерно восстановить отметки времени на основе документов.


Донесение N 0012 от 02.05.60г. Командующего 4 ОА ПВО Главнокомандующему ВПВО Страны маршалу Бирюзову С.С.
В 8.14 для усиления действия истребителя с индексом N6221 поднят 1Т-3 (капитан Ментюков И.А.) с задачей перехвата цели на удалении 180 км от аэродрома вылета, на рубеже Челябинск, Юрюзань и уничтожения её действием на таран.
При сближении с целью самолёта Т-3, пилотируемого капитаном Ментюковым на высоте 20750, самолёт-нарушитель резко увеличил высоту до 22500.
Цель входила в зоны огня 37 и 57 зенитно-ракетных бригад.
В 8.46 по цели открыл огонь 5 ракетный дивизион 37 зенитно-ракетной бригады, израсходована одна ракета. Стрельба велась на параметре 22 км при развороте цели на 180˚ (высота 15000м, скорость 200м/сек) после чего цель пошла с набором высоты до 22000 м.
В 8.52 открыл огонь 2-ой зенрад. 57 зенрабр.. Израсходована одна ракета, две ракеты использованы не были ввиду нахождения цели в секторе запрета стрельбы с пусковых установок.
Пущенная ракета разорвалась вблизи цели, которой было нанесено поражение, после чего лётчик катапультировался, а самолёт, видимо, ввиду заклинивания рулей глубины производил полёт с набором высоты до 25000 м.
В 8.55 по цели открыл огонь 1-ый зенрад 57 зенрабр., израсходовано три ракеты (высота 25000 м и скорость 170 м/сек.).
Огнём 2-го 1-го зенрад 57 зенрабр. (врио к-ра м-р Воронов и к-р капитан Шелудько) самолёт был сбит и упал в 32 км юго-восточнее Свердловска (ст. Косулино).Самолёт-нарушитель развалился на несколько частей, которые упали в радиусе 5 км. Двигатель и часть фюзеляжа врезались в землю на глубину 1÷1,5м. На удалении 4÷5 км найдена левая плоскость.
После уничтожения самолёта-нарушителя, падение которого продолжалось 20 минут, два МИГ-19 , находившиеся в районе уничтожения цели, продолжали полёт в направлении г. Пермь с последующим разворотом в направление Решеты. Один из истребителей производил полёт предположительно при неработающем ответчике, вошёл в зону пуска 4 зенрад 57 зенрабр и был обстрелян. Лётчик капитан Сафронов погиб.
Развёрнуты и производится снаряжение ракет Д-13 техническими диви-зионами 37 и 57 зенитно-ракетними бригадами.
Выводы
Самолёт-нарушитель был подбит одной ракетой 2-го зенрад 57 зрнрабр., видимо, в хвостовую часть, после чего лётчик оставил самолёт, который был окончательно уничтожен залпом 1-го зенрад.

Командующий 4ОА ПВО генерал-лейтенант Е.Коршунов
Начальник штаба генерал-майор А. Сюхин
2 мая 1960 года.


Боевое донесение Командующего 4 ОА ПВО N 0015 5мая 1960г. Главнокомандующему ВПВО Страны Маршалу
Бирюзову С.С.
Второй самолёт Т-3 (капитан Ментюков И.А.) был поднят с аэродрома Кольцово в 8.14 с решением идти на таран.... после набора самолётом высоты 20750 м истребитель был довёрнут на цель, но имея большое превосходство в скорости, он обогнал цель, не обнаружив её, т.к. цель прошла выше на 2000 м, и кроме того, экран бортового радиолокатора был забит помехами, видимо под воздействием генератора помех, размещенного в хвостовой части вражеского самолёта. При остатке топлива 650 кг лётчику было приказано произвести посадку на аэродроме Кольцово. Посадка произведена в 8 ч.52 мин.
В 8.55 с аэродрома Б.Савино был поднят один МИГ-19п и повторно с аэродрома Кольцово в 9.24 самолёт Т-3 (лётчик к-н Ментюков И.А.) которые были посажены на аэродром, т.к к этому времени самолёт-нарушитель был сбит огнём ЗРВ.
Согласно донесению от 2.05.1960г. истребитель был обстрелян в 8ч.46мин., длина отрезка по отметкам  т.44 и т.45 соответствует расстоянию, которое проходит истребитель за одну минуту. Исходя из этого, легко восстановить отметки времени на маршруте истребителя после набора высоты 22000 метров (т.44-45 и т. д.).  Эти отметки на рис.2 отмечены красным цветом. На отрезке 46 - 47 истребитель набирал высоту. Скорость набора высоты Су-9 около 200м/сек. на этом этапе полёта скорость и угол подъёма были строго определены. По длине этот отрезок примерно соответствует. Похоже на то, что точка 46 несколько смещена в низ. Полагаю, что это не принципиально. На отрезке  45-46 разгон истребителя  до скорости 2М.  Точка 41 на этом отрезке, принимая во внимание смещение т.42 – явная попытка подгонки скорости под  U-2. Поэтому т.41 можно считать не достоверной.   Истребитель и цель на высоте 22000 метров имели малую маневренность.  Очевидно, что  истребитель наводился примерно по “следу” U-2. Поэтому отметки времени последних минут полёта U-2  должны лежать примерно на трассе истребителя.  Эти отметки восстановлены на рис.2 из расчета скорости U-2  750км/час и отмечены зелёным цветом.  Красным цветом отмечены точки на трассе полёта истребителя исходя из расстояния между т.44 и т.45
    Исходный документ (рис.1), на  котором пришлось проводить анализ –  явная попытка подделки. Искажены временные отметки. По  самой форме траектории, - за исключением отсутствия начального участка, -  я грубых ошибок не заметил. Текстовые документы, датированные 5.05.1960г. и позднее, подменяли исходные документы и должны были работать на легенду. Но даже здесь при внимательном рассмотрении обнаруживались явные несоответствия.  Документы противоречили сами себе.  Похоже на то, что  ввиду невозможности создания правдоподобной  версии, все документы  были засекречены и отправлены в архив.
  Интересна калька в правом нижнем углу рис.1 и рис.2 - калька перевёрнута и сфотографирована с обратной стороны.  На этой кальке нанесены надписи:
“Маршрут полёта цели по данным РТВ с точками т.т.46,47,48,50 и г. Белоярск”, “маршрут  полёта цели по данным ЗРВ (СРЦ) c т.49 и 51“, ”проекция точки подрыва ракеты у цели” (стрелка за пределы рисунка). Последние две надписи говорят сами за себя. Точка 49 – момент тарана,  а  в т.51 цель уже падала. Точками  46…49 отмечены последние минуты полёта U-2. Невероятно, но получается, ЗРВ техническими средствами двух бригад не смогли определить пять точек на маршруте цели!!!(?) – главных  точек  на решающем этапе операции!!! - Это уже похоже на систему. Похоже на то, что все нелогичности не только указывают на искажения, но и показывают, как их исправлять.
   
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Рис.2
« Последнее редактирование: 19 Февраль 2013, 15:51:08 от zlodoc »

Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Рис.3

На Рис.3 красным цветом изображены  маршруты  полёта двух истребителей. Оба маршрута  обозначены одним номером 0395  и не логичны.  Один из маршрутов начинается в 8.19 и заканчивается в 8.43. и проходит через зоны поражения четырёх  зрдн.  По времени начала полёта подходит под  маршрут  Ментюкова. Имеется и стрелка с надписью “к-н Ментюков на Т-3”.  На маршруте, долетев до рубежа перехвата, истребитель в 8.31 разворачивается и летит  в сторону аэродрома вылета. Попыток набора высоты 22км нет, скорость по маршруту ровная около 1000км/час. На попытку тарана не похоже, а на маршрут полёта четвёртого истребителя, который получил команду “отбой” и просто выжигал излишки топлива перед посадкой, - похоже. Только поставлено другое время и соответствующее пояснение. В соответствии с донесениями Командующего 4ОА ПВО от 01.05.1960г, от 02.05 1960г, от 05.05.1960г время вылета указано 8.14 . Время посадки (8.52) и место посадки (Кольцово) указаны  только в третьем донесении, - возможны корректировки для создания версии.
 Кажется, что второй маршрут под индексом  0395 с пометкой “к-н Ментюков на Т-3 (вторично) “ без логичного начала и без логичного конца,  вообще за пределами здравого смысла. На маршруте  отмечены точки 8.45… 8.50 – это последние  минуты  полёта U-2. Если перенести этот маршрут на кальку, то при условии совмещения точек 49, калька прекрасно совмещается со всеми остальными маршрутами. При этом обязательно выявляется какое ни будь  искажение или скрытый параметр. Это ключ к воссозданию истинных событий с привязкой  на  карте местности. Реально к-н Ментюков к обоим маршрутам ни какого отношения не имеет. Маршрут  0395 – это траектория полёта истребителя, совершившего таран,  аналогов которому,  история мировой авиации не знает.
        Документов, в которых были бы подробно освещены действия авиации, в Интернете я не нашёл. Эти документы должны обязательно сохраниться в архивах. Должны быть донесения Е.Я. Савицкого, донесения командования РТВ и командного пункта наведения истребительной авиации. Должны сохраниться подлинные карты маршрутов U-2 и истребителей.

 Документы, которые я нашел в Интернете:

    Из боевого донесения 4ОА ПВО от 1.05.1960г.
С АЭ Кольцово были подняты перелётные самолёты Т-3, не имеющие ракет и высотного обмундирования…
В 7.40 один Т-3 (к-н Сакович А.Н.) с целью действий на таран в р-н 150км южнее Троицка для перехвата на удалении 450км от АЭ вылета на рубеже Кустанай – Картели. 
В 8.14. для усиления поднят один Т-3 (к-н Ментюков И.А), с задачей перехвата цели на удалении 180км от АЭ вылета, на рубеже Челябинск – Юрюзань и уничтожить его действием на таран..При сближении с целью самолёта Т-3, пилотируемым капитаном Ментюковым  на Н=20750м, нарушитель резко увеличил высоту до 22560м.
В 8.46 по цели открыл огонь 5зрдн 57зрбр. Израсходована 1ракета. Стрельба велась на параметре 22км при развороте цели на 1800 (Н=15км, V=200м/сек). После чего цель велась с набором высоты до 22км….
 
******************************************************************************
Донесение N 0012 от 02.05.60г. Командующего 4 ОА ПВО Главнокомандующему ВПВО Страны маршалу Бирюзову С.С.
В 8.14 для усиления действия истребителя с индексом N6221 поднят 1Т-3 (капитан Ментюков И.А.) с задачей перехвата цели на удалении 180 км от аэродрома вылета, на рубеже Челябинск, Юрюзань и уничтожения её действием на таран.
При сближении с целью самолёта Т-3, пилотируемого капитаном Ментюковым на высоте 20750, самолёт-нарушитель резко увеличил высоту до 22500.
Цель входила в зоны огня 37 и 57 зенитно-ракетных бригад.

В 8.46 по цели открыл огонь 5 ракетный дивизион 37 зенитно-ракетной бригады, израсходована одна ракета. Стрельба велась на параметре 22 км при развороте цели на 180˚ (высота 15000м, скорость 200м/сек) после чего цель пошла с набором высоты до 22000 м.

После уничтожения самолёта-нарушителя, падение которого продолжалось 20 минут, два МИГ-19 , находившиеся в районе уничтожения цели, продолжали полёт в направлении г. Пермь с последующим разворотом в направление Решеты. Один из истребителей производил полёт предположительно при неработающем ответчике, вошёл в зону пуска 4 зенрад 57 зенрабр и был обстрелян. Лётчик капитан Сафронов погиб.

Командующий 4ОА ПВО генерал-лейтенант Е.Коршунов
Начальник штаба генерал-майор А. Сюхин
2 мая 1960 года.
*****************************************************************************
 Боевое донесение Командующего 4 ОА ПВО N 0015 5мая 1960г. Главнокомандующему ВПВО Страны Маршалу
Бирюзову С.С.
Второй самолёт Т-3 (капитан Ментюков И.А.) был поднят с аэродрома Кольцово в 8.14 с решением идти на таран.... после набора самолётом высоты 20750 м истребитель был довёрнут на цель, но имея большое превосходство в скорости, он обогнал цель, не обнаружив её, т.к. цель прошла выше на 2000 м, и кроме того, экран бортового радиолокатора был забит помехами, видимо под воздействием генератора помех, размещенного в хвостовой части вражеского самолёта. При остатке топлива 650 кг лётчику было приказано произвести посадку на аэродроме Кольцово. Посадка произведена в 8 ч.52 мин.
В 8.55 с аэродрома Б.Савино был поднят один МИГ-19п и повторно с аэродрома Кольцово в 9.24 самолёт Т-3 (лётчик к-н Ментюков И.А.) которые были посажены на аэродром, т.к. к этому времени самолёт-нарушитель был сбит огнём ЗРВ.
.*****************************************************************************
3. Самолёт У-2 нарушил границу СССР в 5.39 в районе Термез, прошёл по маршруту Джусалы, Кыштым, Свердловск. Высота полёта по маршруту 19-22 км. Сбит около 8.51 на ст. Косулино по данным РТВ на высоте 22000 м.
Полковник Михайлов
Полковник Баранов
Нач.разведки 4 ОА ПВО полковник Г.Калинин
  *****************************************************************************
 Полагаю, что основная  причина возникновения тайны вокруг этой истории –  прибор для постановки ответных импульсных помех “Грэнжер”. О том, как работал этот прибор, можно судить по донесениям от командования  ЗРВ и свидетельствам  участников этой операции. Дело в том, что этот прибор не забивал канал измерения дальности помехами, а отвечал ложным сигналом, который в первую очередь искажал такие параметры, как дальность до цели  и высота. Достигалось это просто. В радионавигации  давно известен принцип радиолокации с активным ответом. На самолёте устанавливается приёмопередатчик, который принимает зондирующие сигналы  от РЛС и отвечает усиленным сигналом, который поступает на вход приёмника РЛС. Этот метод позволяет значительно увеличить дальность обнаружения цели. В простейшем виде этот метод описывается формулой:
     D= c(tц –tз)/2= ctц/2 – ctз/2
Где  D – дальность до цели, c =3(108) м/сек – скорость света,  tц – время задержки сигнала на входе РЛС относительно зондирующего сигнала, tз – время задержки сигнала в аппаратуре ответчика. В классическом варианте (в радионавигации) время tз  заранее известно и постоянно. При измерении дальности это время учитывается в РЛС.  “Грэнжер” работал по такому же принципу. В отличие от радионавигационного приёмопередатчика, искажалось время tз.. Постановщик помех принимал зондирующие импульсные сигналы РЛС, настраивался на частоту работы РЛС, измерял период излучения зондирующего сигнала(T0), и отвечал своим сигналом(tлож), подменяя реальный сигнал, отражённый от цели. При условии синхронизации от входного сигнала (tц), и  tз=0,6…0,9Т0, ложный сигнал от “Грэнжера”  приходил на вход приёмника РЛС  раньше реального сигнала, отражённого от цели. Этот сигнал имел большую мощность и подавлял  реальный сигнал.  Таким образом реальный сигнал подменялся ложным и ЗРК работал по виртуальной цели параметры которой задавались постановщиком помех. В принципе такой прибор кроме искажения дальности позволял:
- имитировать групповую цель
- имитировать (только на индикаторах СНР) работу системы опознавания
- сбивать ракету с курса, забивая канал дальности помехами.
“грэнжер” также искажал и показания наземных радиовысотомеров т.к. высота (H) определялась как  H=Dsina, что делало практически невозможным наведение истребителей на цель на больших высотах. Возможно этим  объясняются неправильное наведение истребителей А.Саковича и И. Ментюкова и многие “чудеса” которые отражены в официальных донесениях и свидетельствах  участников этих событий. “Грэнжер” и высота полёта свыше 20тысяч метров были надёжной защитой  для U-2. Серьёзный недостаток прибора-постановщика помех, - невозможность одновременного противодействия двум и более РЛС. В событиях в районе Свердловска это оказалось решающим обстоятельством. Третий истребитель был наведён точно, в то время, пока “Грэнжер” ставил помехи СНР, радиовысотомер пункта наведения истребителей работал без помех.
   Это всё, что я хотел рассказать по этой истории. Это правда, которая  хранилась в тайне  более 50 лет.
                                                                                               Виктор  Гнездилов.
« Последнее редактирование: 19 Февраль 2013, 15:53:04 от zlodoc »

Оффлайн Ракитин. Просто Ракитин.

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 73
  • Меценат
Статья В.Гнездилова, конечно, очень интересна, но бросились в глаза неточности, или, скажем иначе, несоответствия показаниям Пауэрса.
Прежде всего, насколько я понимаю, прямого попадания в самолёт ракеты не было - она взорвалась позади хвостовой части и повредила двигатель, что и послужило причиной прекращения дальнейшего полёта. Кстати, поэтому Пауэрс остался жив. Развал самолёта - не следствие прямого попадания ракеты, а суть разрушение под воздействием воздушного напора при снижении в плотные слои атмосферы со скоростью, превышающей критическую с т.з. прочности конструкции. В принципе, при неконтролируемом снижении планер U-2 мог развалиться сам без всякой ракеты - это связано с его конструктивными особенностями. Т.е. Гнездилов несколько преувеличил, скажем так, поражающий эффект ракет комплекса С-75.
Другой интересный момент - указание на раннее катапультирование Пауэрса, что по смыслу повествования должно свидетельствовать о его трусости и неспособности вести борьбу за спасение машины.
Но... Пауэрс покинул кабину на высоте всего лишь 6 км., а до этого он активно пытался восстановить управление машиной. Кроме того, он вообще не катапультировался, подозревая, что в систему катапультирования вмонтирован узел подрыва кресла пилота. Другими словами, он не доверял "заказчикам задания", полагая, что они скорее убьют его, чем позволят попасть в плен при выполнении задания. Он просто сбросил колпак и вывалился из кабины, как это делали лётчики во времена Второй Мировой войны.
Понимаю, что замечания несущественные, но возможно, кому-то покажутся небезынтересными. 

Оффлайн foka-flf

  • Новички
  • *
  • Сообщений: 26
А если учесть что история гибели Пауэрса дело темное, то не доверие "заказчикам задания" имело под собой основания.
Кстати уважаемый автор, не желаете осветить этот темный вопрос?

Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
гибели Пауэрса
Пауэрс тогда не погиб.В 1962 году был обменен на советского разведчика.Погиб он в 1977 году в катастрофе вертолета , которым управлял.

Оффлайн Странник

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 261
  • Золотое Перо
Кстати уважаемый автор, не желаете осветить этот темный вопрос?
Автор статьи - Виктор Гнездилов. Это перепечатка.На нашем форуме не запрещена перепечатка интересных и редких статей , с указанием первоисточника.

Оффлайн Lexx

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 563
  • Кина не будет - электричество кончилось!
Пауэрс тогда не погиб.В 1962 году был обменен на советского разведчика.

Добавлю, что он был обменен на Рудольфа Абеля, нашего легендарного разведчика. Вернулся в США.



 

Страница сгенерирована за 0.165 секунд. Запросов: 30.