"Отчим» — реальная история "Чудовища из Вестфилда". - стр. 1 - Маньяки и серийные убийцы - Криминальное чтиво
Поодержка проэкта
ФОРУМ НЕЗАВИСИМЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ

Автор Тема: "Отчим» — реальная история "Чудовища из Вестфилда".  (Прочитано 20539 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн dobizha

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 92
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • CRIME TIME True Crime Stories


Многим знаком триллер «Отчим» (1987) по сценарию Дональда Уэстлейка с будущей звездой культового сериала «Лост» Терри О’Куинном. Однако менее известен факт, что сюжет «Отчима», хотя и существенно переделанный, основан на реальной истории. Причем преступнику, прототипу героя О’Куинна, удавалось скрываться от правосудия еще несколько лет после того, как фильм вышел на экраны.

Этот человек в течение 18 лет оставался одним из самых разыскиваемых преступников Америки наравне со знаменитым грабителем Ди Би Купером. Свои преступления они совершили в одно время, и усилия полиции и ФБР на протяжении многих лет были направлены на их поимку. Существовало даже предположение, что Купер и «Чудовище из Вестфилда» — одно и то же лицо. Однако в отличие от грабителя, выпрыгнувшего из угнанного самолета над орегонскими лесами и оставшегося непойманным, героя сегодняшней истории ждала иная судьба.

Все началось в декабре 1971 г., когда обеспокоенные соседи по Хиллсайд Авеню в Вестфилде вызвали полицию к дому под номером 431. Они думали, что семья Листов, проживающая в нем, находится в отпуске, но почему в таком случае во всех комнатах круглосуточно горит свет?

Дом выглядел пустым. Когда полицейские проникли внутрь, они отметили, что в помещении почти также холодно, как и на улице. Вещей и мебели не было, как если бы хозяева давно покинули свое жилище. При этом в доме громко играла церковная музыка.

Осторожно продвигаясь через пустую столовую, полицейские заметили бурые пятна на стенах. Пол в кухне также был покрыт темными пятнами. Присмотревшись, они заметили, что потеки были повсюду. В коридоре чувствовался жуткий запах, и он только усиливался, когда люди продвигались дальше, по направлению к залу.

Поодаль от камина полицейские обнаружили сваленную одежду, от которой исходил отвратительный запах. Когда глаза привыкли к темноте, они смогли разглядеть четыре трупа. Мертвецы лежали рядом, а их лица были прикрыты кусками материи. Следы крови указывали на то, что тела притащили из разных комнат дома. Приглашенные понятые из соседних домов сразу опознали в мертвецах Хелен Лист и троих ее детей.


Спальные мешки

Офицеры исследовали остальную часть дома, в то время как жуткая органная музыка продолжала играть. Вскоре они обнаружили труп матери Джона Листа, Альмы, лежащий в маленькой комнате на третьем этаже. Ее лицо укрывало полотенце. Она лежала на спине с подогнутыми ногами, как если бы сперва упала на колени, а потом повалилась назад. Когда детективы сняли полотенце с лица женщины, увидели, что она была застрелена — пуля вошла в левый глаз.


Хелен Лист в середине 1960-х годов

Детальный осмотр показал, что Хелен застрелили на кухне, после чего тело за ноги оттащили в зал. Пэтти лежала на левом боку в верхней одежде. Она также была убита выстрелом в голову, а тело потом перемещено. Фред лежал на животе в луже крови. На нем тоже была надета куртка. Казалось, что брат и сестра просто спят. Убийство Джона-младшего отличалось по почерку. В него стреляли несколько раз — в грудь и лицо.


Джон-младший и Фред Лист

Было видно, что стены, покрытые пятнами крови, пытались вымыть. Газеты, пропитанные кровью, нашли на кухне и в зале упакованными в мешки. Это выглядело так, будто убийца собирался выбросить их с остальным мусором, но что-то остановило его.


Патриция Лист

На пути в ад

«Бриз Нолл», трехэтажный особняк в викторианском стиле с девятнадцатью комнатами, самый дорогой дом в Вестфилде, Нью-Джерси. Там даже имелся огромный банкетный зал. Все, что нужно для большой дружной семьи. Сорока шестилетний страховой агент Джон Лист проживал там со своим семейством много лет. Среди соседей он прослыл религиозным человеком «с крайней необходимостью держать ситуацию под контролем».


«Бриз Нолл» — дом семейства Листов

Прибывший в «Бриз Нолл» медицинский эксперт, доктор Эренберг, первоначально предположил, что в бойне виновен сын Листа, пятнадцатилетний Джон-младший. Однако не понадобилось много времени, чтобы выяснить ошибочность этого предположения. В теле подростка насчитали десять огнестрельных ранений. С наибольшей вероятностью это мог сделать только один человек — отсутствующий на месте преступления глава семьи, Джон Лист-старший.

Одновременно с медицинским экспертом, следователи осматривали дом сантиметр за сантиметром. В кабинете Джона Листа они нашли сейф с оружием. В верхнем отделении лежали два 9-мм пистолета, в нижнем — один пистолет 22-го калибра с боеприпасами.

В столе нашли чековые книжки, страховые полисы и книгу с учетом уплаты налогов. Из документов следовало, что у Листа имелись долги, причем они не уменьшались, а, напротив, росли. И самое главное — среди бумаг обнаружили длинные письма. В них, адресованным разным людям, Лист выражал соболезнования собственной семье, рассказывал о последних приготовлениях к убийству, объяснял причины, подтолкнувшие его к преступлению.

В послании своему боссу он писал: «… мне очень жаль, но все это должно закончиться именно так. С моим доходом, я не могу сохранить семью, и не хочу, чтобы они испытывали нужду». Также, Лист заметил, что не мог быть уверен в том, что «…их души будут оставаться чистыми в будущем, и потому им лучше умереть». Это относилось и к его 85-летней матери. Чтобы спасти ее от страданий, он убил ее вместе с другими.

В письме, адресованном пастору церкви, прихожанином которой был Лист, Юджину А. Рейвинкелу, Джон на пяти страницах нацарапал целую исповедь. Он писал, что его жена больна и отвернулась от Бога. И его дочь сделала то же самое. Он молился, ждал, что Господь направит его, но Бог не ответил ему. Лист писал, что позаботился, чтобы все умерли быстро и безболезненно. Джон-младший, правда, устроил драку, но наравне с другими не страдал долго. После того, как все было кончено, Лист становился перед каждым на колени и молился за успокоение души.

В том же письме он давал подробные распоряжения по кремации убитых, чтобы они как можно быстрее оказались на небесах. В постскриптуме Лист сообщал: «Мать находится в мансарде. Она слишком тяжелая для перемещения».

Реконструкция

Возглавивший следствие Джеймс Моран, взялся за дело с твердым убеждением, что преступнику, совершившему настолько тяжкое преступление, нельзя позволить избежать наказания. Уже через час после того, как основная картина преступления стала ясна, телетайпом было разослано уведомление о подозреваемом вместе с его портретом.

В кабинете Джона Листа хранилось множество книг, посвященных убийствам, а также военные стратегические игры. Это позволяло сделать вывод, что Лист не только склонен к тщательному планированию своих действий, но он наверняка хорошо продумал пути отхода.

Вскоре поступило сообщение, что автомобиль подозреваемого, синий «Шевроле Импала», стоит в Международном аэропорту имени Кеннеди на долгосрочной парковке. Квитанция об оплате указывала, что Лист оставил машину на стоянке 10 ноября. Несмотря на то, что не было ясно, куда именно мог улететь Лист, и улетел ли он вообще, дело приобрело федеральную юрисдикцию и к расследованию подключилось ФБР. Большое жюри заочно обвинило Листа в убийстве по пяти пунктам и бегстве с места преступления через границу штата.

Между тем следствие активно выясняло обстоятельства преступления. Анализ документов показал, что карьера Листа, как страхового агента, с треском провалилась, и он оброс долгами в размере $ 10 000. Еще пять тысяч он задолжал за ипотечный кредит и оплату коммунальных платежей. Десять тысяч он был должен собственной матери. При этом стало известно, что после убийства, он забрал все деньги, находившиеся в доме. Что-то около $ 2 500.

Допросы свидетелей и анализ писем пролили свет на некоторые подробности и возможные мотивы Джона Листа.


Семейный портрет

К утру 9 ноября 1971 года Джон Эмиль Лист уже знал, что убьет свою семью. Он заранее побеспокоился о том, чтобы в этот и последующие дни в дом не приносили почту и молоко. Убедившись, что молочник проехал мимо, Лист начал действовать. Первой смертный приговор Джон вынес жене, Хелен. Он нашел ее на кухне, сидящей перед окном. Лист поднял девятимиллиметровый автоматический «Штейр М 1912» и выстрелил ей в голову. Пуля прошла через затылочную часть головы и раздробила челюсть. Женщина упала на пол замертво. Осматривавшие тело эксперты, заметили в горле куски тоста, который она даже не успела доесть. Лист на всякий случай выстрелил в женщину еще несколько раз. Одна пуля, срикошетив, застряла в стене комнаты смежной с кухней.

Затем Джон Лист поднялся на третий этаж в комнату матери. Она также готовилась к завтраку и спросила сына, о шуме, который донесся снизу. В ответ он выстрелил ей в левый глаз. Потом еще дважды, но пули пробили пол. Как решили следователи, Лист выстрелил автоматически.

Сперва он попытался перенести тело матери на первый этаж, но оставил эту затею — Альма была крупной женщиной, и сыну это оказалось не по силам. Вместо этого он завернул тело в ковер и попытался оттереть, залитый кровью пол, мокрыми газетами, но у него ничего не вышло.

Лист спустился вниз и, схватив Хелен за ноги, оттащил ее тело в центральный зал, оставив за собой кровавый след. Там он взял три бойскаутских спальных мешка и в один из них упаковал труп жены, накрыв ее лицо полотенцем. Он опять попытался замыть кровь, но оставил эту затею, заметив, что испачкался в крови с головы до ног. Джон прошел в супружескую спальню, а потом в смежную с ней ванную комнату. Его вырвало. На туалетном сидении Лист оставил кровавый отпечаток ладони — отчетливый след для криминалистической экспертизы. Придя в себя, Лист встал под душ. Потом он переоделся в свежую рубашку и деловой костюм. Грязную одежду, забрызганную кровью, он оставил в спальне.

Следующий шаг — реализация плана прикрытия. Лист написал несколько писем. Боссу он сообщал, что не сможет выйти на работу, так как вынужден отвезти мать, которая очень больна, в Северную Каролину. Несколько записок с аналогичными объяснениями он адресовал в школу для детей. Тогда же он сочинил послание пастору лютеранской церкви, имевшее большое значение в расследовании преступления. Для следствия это письмо стало не только важным свидетельством вины Листа, но также доказательством того, что они столкнулись с серьезным соперником — умным и рассудительным, несмотря на совершенное безумие.

В интересах детей

Теперь ему оставалось ждать. Детей не будет дома еще несколько часов. Чтобы скоротать время, он вышел во двор, как был, в костюме и галстуке, и принялся сгребать граблями опавшие листья. Соседи видели его, но Лист или не заметил их, или сделал вид.

Потом он вернулся в дом и приготовил себе обед. Зазвонил телефон, напугав его. Это была Пэтти. Она сказала, что нехорошо себя чувствует и попросила отца забрать ее из школы. Это не входило в планы Листа, но делать было нечего, и он отправился за дочерью в Вестфилд Хайд.

Вернувшись, он стремительно вошел в особняк раньше дочери и спрятался за дверью. Когда Пэтти переступила порог, отец выстрелил ей в затылок. Затем Лист перетащил ее тело в зал, к остальным, и упаковал в спальный мешок.

Во время передышки между убийствами Джон собрал все наличные деньги, которые смог найти, и вышел на улицу, чтобы отправить письма, написанные накануне. Люди, встретившие его по пути, отметили позднее на допросах, что выглядел Лист ужасно — мрачным и осунувшимся, но сосредоточенным и целеустремленным. В тот момент ни в его поведении, ни во внешнем виде ничего не насторожило их. Но ведь чаще всего Лист выглядел именно так.


Джон Лист, 1970 г.

Ему пришлось совершить еще одну поездку к школе. В этот раз за Фредом. Джон в точности повторил тот же трюк, что и с Пэтти. Взял, спрятанное за дверью ружье и снес сыну голову. Фред даже не успел снять куртку, прежде чем это случилось.

Старшего сына, Джона-младшего, Лист ждал после окончания футбольной тренировки, однако, совершенно случайно взглянув в окно, он увидел, что юноша идет по дорожке к дому. Либо тренировку отменили, либо Джон-младший решил ее пропустить. Это было не важно. Нужно было действовать. Лист не хотел допустить, чтобы Джон заметил трупы матери, сестры и брата.

Джон вошел со стороны прачечной и увидел, направленный на него пистолет в руке отца. Самообладание Джона и стремление к жизни оказались высоки, и он сопротивлялся. Ему удалось схватить руку отца, поэтому первая пуля ушла в потолок. Две другие пронзили пол. Четвертая — улетела в кабинет, пятая — застряла в оконной раме. Но следующая пуля попала в шею мальчика, а седьмая — в голову. Он упал на пол, но все еще был жив. Джон Лист встал над ним и с двух рук начал стрелять. Пытаясь избежать шквала пуль из 22-го калибра, Джон-младший пытался ползти, но потом перевернулся лицом вверх и встретил свою смерть. Джон Лист перестал стрелять только, когда магазины его пистолетов опустели. В теле Джона-младшего насчитали десять огнестрельных ранений.

Отец также переместил тело Джона в зал и положил его в спальный мешок, накрыв лицо полотенцем. Лист опустился перед телами на колени и прочитал заупокойную молитву.

Ночь он провел в бильярдном зале, недалеко от тел. Утром Джон выставил термостат на минимальную отметку, чтобы было как можно холоднее, зажег свет в каждой комнате и включил радио на полную громкость, настроив его на религиозные песнопения. Сложив в чемодан кое-какую одежду, с $ 2 500 в кармане он был готов начать новую жизнь.
« Последнее редактирование: 29 Октябрь 2015, 03:10:37 от yobabubba »
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше


Оффлайн dobizha

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 92
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • CRIME TIME True Crime Stories
Профиль убийцы

Джон Эмиль Лист родился в Бей-Сити, Мичиган, 17 сентября 1925 года. Его отцу, Джону Фредерику, на тот момент исполнилось 64, и он был на четверть века старше своей жены Альмы, с которой они были женаты около года. Оба супруга были выходцами из Германии и принадлежали к немецкой лютеранской церкви.



Они жили в доме в викторианском стиле, сдавая верхний этаж в аренду. Джону Эмилю Листу приходилось спать в гостиной, где у него не было личного пространства и места для личных вещей. Он научился быт аккуратным, дисциплинированным и «сливаться с окружающей обстановкой» так, что его никто не замечал.

Отец Джона общался с ним преимущественно через жену, называя его «мальчиком». Сын должен был вести себя так, чтобы преуспевать в школе и отстаивать верность своей церкви. Дальше этого общение отца с сыном не шло. Джон-старший, владевший местным магазином, не слишком любил детей.

Только мать защищала Джона. Она пыталась выводить его в свет, и лучшим способом для этого видела активное участие сына в церковной жизни. Поскольку Джон Лист-старший был смотрителем храма и его казначеем, сделать это было легко, и Альма видела призвание сына в том, что он пойдет по стопам отца. Большинство ночей они вместе читали Библию.

Альма опасалась, что сын может заболеть. Она постоянно наблюдала за ним, содержала его «в тепле и сухости». Ему не разрешали выходить на улицу и играть со сверстниками, ему постоянно внушали ощущение, что мир за пределами дома — опасное место. И Джон Лист принял это.

В средней школе у Листа было несколько друзей, но не подруг. После завершения обучения, несмотря на протесты матери, он призвался в армию. Во время службы, в 1944 году, умер его отец. Листу дали отпуск, чтобы он проводил родителя в последний путь. Видевшие его на похоронах, отмечали, что он не проявлял признаков горя, казался холодным и равнодушным.

После похорон, Лист снова вернулся на службу, на Тихий океан, но война завершилась, прежде чем он успел понюхать порох. Однако это не помешало ему вернуться домой с приобретением: любовью к оружию и новеньким австрийским «Штейром».

Альма настояла, чтобы в мирной жизни он занялся бухгалтерской карьерой. Это была стабильная, уважаемая и безопасная работа. Лист не возражал. Он поступил в Мичиганский университет на бухучет. Во время учебы он познакомился со студентом по имени Роберт Пол Кларк. Они не стали друзьями, но его имя врезалось в память, и позже, когда возникла необходимость, Лист вспомнил о нем.

После окончания университета, со степенью бакалавра делового администрирования Листу снова пришлось отправиться на войну, в этот раз в Корею. Поучаствовать в серьезных боевых действиях опять не удалось, но зато он повстречал свою будущую жену в Вирджинии, где размещалась его воинская часть на обратном пути из Кореи.

Брак

Он встретил Хелен Тейлор в боулинг-клубе, где она отдыхала со своей сестрой. Хелен была солдатской вдовой с девятилетней дочерью. Джон ухаживал за ней с энтузиазмом, да и она была не против, найти нового мужа. Лист показался Хелен маменькиным сынком, но добрым и стабильным, поэтому она ответила взаимностью. Однако матери Джона избранница сына не понравилась. Она с подозрением отнеслась к Хелен, главным образом, потому что к 24 годам Хелен имела несколько выкидышей и не принадлежала к их церкви. Она не была одной из них.

Но Хелен сказала, что беременна и это изменило исход дела в пользу женитьбы. Для Альмы свадьба была меньшим злом, нежели позор, который мог стать достоянием гласности, если свадьба не состоится. Но тогда она не могла знать, что на самом деле никакой беременности не было. Хелен все придумала, чтобы выйти замуж. Свадьба состоялась 1 декабря 1951 года.

После увольнения из армии, Джон и Хелен переехали в Детройт, где Джон Лист устроился на работу бухгалтером в престижной фирме. Их первый ребенок, Патриция Мари, родилась в январе 1955 года. Тогда Джон устроился в перспективную развивающуюся фирму и переехал с семьей в Каламазу, где родился еще один ребенок, Джон Фредерик.

Елена оказалась совершенно незаинтересованной в религии Джона. Она начала пропускать церковные службы, всеми способами старалась избежать их. С рождением третьего ребенка в 1958 году Хелен пристрастилась к выпивке, приобрела зависимость от транквилизаторов и вместо церкви стала посещать психиатра. Она тратила больше денег, чем зарабатывал муж, пренебрегала детьми, так что заботы о них легли на плечи Листа. Он редко жаловался, но иногда, когда Хелен переступала грань, его лицо покрывалось пятнами, и в душе просыпался гнев, который до поры удавалось скрывать.

Карьера

Компания, в которой работал Лист, слилась с другой, и его уволили. Он устроился в филиал «Xerox» в Рочестере, штат Нью-Йорк. Несмотря на трудности, Хелен и не думала менять образ жизни. Она все также не знала меру своим тратам, и более того, Лист заметил, что жена стала обращать недостойное внимание на других мужчин. В конце концов, работу в «Xerox» также пришлось оставить.

В то время Джон Лист еще не знал, что истинной болезнью жены был сифилис, которым она заразилась еще от первого мужа. Заболевание перешло в ту стадию, когда лечение не могло дать результат, а алкоголь и таблетки только усугубляли положение.

Джону повезло устроиться на хорошую работу. Его согласились принять контролером Первого Национального банка Джерси-Сити в Нью-Джерси. Семья переехала в Вестфилд, и в 1965 году Джон попросил мать одолжить ему денег для первого взноса на ипотеку, чтобы они могли приобрести «Бриз Нолл», особняк на Хиллсайд Авеню. Альма охотно согласилась, но при условии — она будет жить вместе с ними.

И снова наступила черная полоса. Он проработал в банке всего лишь год. Новое время требовало новых навыков, которыми он не обладал, а осваивать их мешали семейные неурядицы. Листа уволили. И вот здесь он столкнулся с тем количеством проблем, которое не был в состоянии решить. Он оказался неспособен оплатить ипотечный кредит и огромные счета за коммунальные услуги, а семейные расходы только росли. Хелен не интересовалась его жизнью, она хотела только тратить деньги. Дети становились подростками, а это означало только одно — нужно больше денег.

Джон Лист не смог найти в себе силы рассказать дома о том, что его уволили. Он каждое утро уходил «на работу» и проводил весь день на вокзале, читая газету или книгу. Так продлилось полных шесть месяцев, прежде чем он в конце концов нашел новую работу в Нью-Йорке, но это не слишком спасало положение, так как расходы его семейства она не покрывала. У Хелен диагностировали атрофию головного мозга и Джону советовали пристроить ее в какое-нибудь специализированное заведение, но он отказался.

Хелен продолжала пить, а он пытался угодить ей, ухитряясь покупать дорогие вещи, рассчитывая на одобрение, которого не было. Он стал спать в другой комнате, чтобы не попадаться ей на глаза и не терпеть колкие замечания. Лист стал еще усерднее молиться, пытаясь получить ответы, как преодолеть затянувшийся кризис. Но бедам не было конца. Он испытывал постоянное беспокойство. Ему казалось, что его жизнь разваливается и для человека, который нуждался в контроле, это была настоящая катастрофа. Лист стал вести себя жестче с детьми, стремясь заставить их подчиняться его правилам, но они начали бунтовать. Особенно Пэтти. Она, следуя моде, вызывающе одевалась, стала проявлять независимость, начала интересоваться театром и оккультизмом. Отец подозревал, что она принимает наркотики.

 5 ноября 1971 года Джон Лист собрал своих детей после ужина и задал им вопрос, который поверг их в шок. Отец интересовался: если им случится умереть, что они предпочтут после смерти — захоронение или кремацию? Дети нашли в себе силы ответить, что выбрали бы захоронение. Не говоря ни слова, Лист вышел. Пэтти и Джон считали, что их отец собирается убить их в ближайшее время.

Пэтти успела поделиться своими опасениями со школьным учителем Эдом Иллиано, и хотя он счел это невероятным, все же пообещал девушке, что будет присматривать за их домом. И он не обманул. Когда опасения Пэтти оправдались и ее труп уже лежал в зале особняка рядом с другими убитыми членами семьи, вечером 9 ноября Иллиано проехал мимо дома Листов, но увидев, что в окнах мирно горит свет и доносятся звуки музыки, решил, что все в порядке и уехал прочь.

Поиск убийцы

Первоначально чиновники полагали, что розыски Листа займут не больше недели, максимум двух недель. Тогда никто не думал, что поиски затянутся на долгие 18 лет.

Пастор лютеранской церкви, Юджин А. Рейвинкел, которому Лист адресовал свою исповедь, пошел на сотрудничество со следствием и разослал во все приходы уведомление о розысках убийцы.

Учитывая, что паспорт Листа исчез из особняка вместе с ним, у следователей имелись веские основания для предположения, что Лист покинул штат, а, возможно, даже страну. Тем не менее, десяток вооруженных офицеров дежурили на панихиде и месте захоронения убитой семьи. Тело матери Листа, Альмы, доставили в Мичиган, но жена и дети были похоронены бок о бок в дешевых гробах на местном кладбище. Мать и сестра Хелен настояли на традиционном погребении, несмотря на последние указания Джона Листа.

ФБР направили во все свои региональные отделения фото Листа и его физическое описание. Например, было известно о близорукости Листа, о шраме за ухом после перенесенной операции, и о том, что он страдал от тяжелого геморроя. Десятки федералов шерстили окулистов и аптеки по всей стране в поисках убийцы. Вскоре стало ясно — Джон Эмиль Лист бесследно исчез.

А через девять месяцев после жестокого убийства, 30 августа 1972 года, местная достопримечательность, особняк «Бриз Нолл» сгорел. Все это время дом пустовал — никто не решился выставить на продажу особняк, в котором произошло массовое убийство. И хотя в доме часто собирались местные подростки, чтобы пощекотать себе нервы и напугать друг друга страшилками, краткосрочным следствием было доказано, что виновники пожара не они. Это было дело рук поджигателя. Впрочем, его имя так и осталось неизвестным. Но зато пожар оставил интересный факт в этой истории. По иронии судьбы на пожарище был обнаружен крупный бриллиант от Тиффани. Мы не знаем, принадлежал ли он кому-то из семьи Листа, его матери или жене, а, быть может, он остался от прежних владельцев дома, но его стоимость была такова, что могла покрыть все расходы Джона Листа и, возможно, предотвратить убийство.
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше

Оффлайн dobizha

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 92
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • CRIME TIME True Crime Stories
Путь Джона Эмиля Листа

Тем временем Лист арендовал трейлер и поселился у подножья Скалистых гор в пригороде Денвера в Колорадо. Он изменил свое имя на Роберт П. Кларк, позаимствованное у своего однокашника по университету. Используя поддельную карту социального страхования, он устроился на работу сменным поваром в «Холидэй Инн». Затем он стал помощником менеджера и бухгалтером.

К 1975 году он почувствовал себя достаточно уверенно для того, чтобы вернуться в лоно церкви. Он присоединился к приходу лютеранской церкви Святого Павла в Денвере. В следующем году он получил водительские права и купил машину. Он использовал ее для поездок к немощным прихожанам церкви, возил им продукты и оказывал другую посильную помощь. Со временем Джон Лист (Роберт Кларк) был избран в финансовый совет церкви. В этот момент он понял, что уже не будет пойман и он готов для полноценной новой жизни.

Роберт Кларк познакомился с разведенной женщиной по имени Долорес Миллер. Он начал ухаживать за ней, они даже записались на уроки танцев. Кларк казался Долорес мягким человеком, в жизни которого присутствовала личная драма. Лист рассказал женщине, что его жена умерла от рака. Ее фотографию он никогда ей не показывал, как и ничего другого из прошлой жизни. В 1985 году они поженились.

Однако снова пришло время испытаний. Роберта Кларка уволили из компании. Наступили новые времена, и владельцы бизнеса не захотели мириться с консервативными методами своего сотрудника. Также, его «попросили» с должности преподавателя воскресной школы, потому что он был слишком строг и требователен к студентам. Очень сложно найти работу в 55 лет во времена кризиса. Кроме того, Лист стал чувствовать, что Долорес начала сожалеть о своем замужестве. Казалось, прошлое возвращается и нужно что-то менять.

Первая идентификация

Соседка Роберта Кларка и Долорес Ванда Фланнери любила читать таблоиды. Она целыми пачками приносила их домой и проводила за чтением большинство вечеров. В феврале 1987 года на глаза попалась статья в «Ворлд Уикли Ньюс» о человеке, который много лет назад убил свою семью и остался непойманным. Увидев опубликованную фотографию Джона Эмиля Листа, его лицо показалось ей знакомым. Он был похож на ее соседа Боба Кларка. Она оторвалась от статьи, увидела своего соседа на крыльце его дома и поняла, что смотрит на человека, совершившего «идеальное убийство».

Как и Лист, Кларк одевался строго, неизменно носил костюм и галстук. Они оба были религиозны, принадлежали к одной церкви, оба преподавали в воскресной школе, профессией обоих был бухгалтерский учет. А прочитав описание ФБР, у Ванды сомнений практически не осталось. Там было сказано, что в результате мастоидэктомии за правым ухом у убийцы из Вестфилда имелся характерный шрам. Но у Боба Кларка была такая же отметина!

Прежде чем обращаться в полицию, Ванда решила поговорить с Долорес. Кому, как не ей знать своего мужа. Долорес восприняла предположение Ванды в штыки. Она не могла поверить, что мужчина, с которым она живет под одной крышей, не тот, за кого себя выдает. Конечно, у них сейчас не простые времена, но чтобы такое! Ванда убеждала Долорес показать Роберту статью из таблоида и посмотреть на его реакцию. Та сперва согласилась, но потом отбросила газету.

Ванда Фланнери не знала, показала ли Долорес статью Бобу, но только после того разговора семейство Кларков спешно засобиралось в путь. Роберт Кларк нашел работу в Ричмонде, Вирджиния.

Поиски продолжаются

Формально преступления такого рода не имеют срока давности. Не за убийство пятерых человек. Джеффри Пол Хуммель, детектив занимавшийся поиском Джона Листа с 1985 года, чувствовал, что на него спихнули безнадежное дело и в действительности уже не ждут результатов. Многие вообще полагали, что Лист мертв. Но ответственный профессионал Хуммель считал, что рано опускать руки. Ничто не указывало на то, что Лист умер.

Как известно, попытки получить информацию от лютеранской церкви не оправдали себя, как и не принесли результата подробные описания преступника, разосланные в отделения ФБР. Хуммель решил, что если традиционные методы поиска не сработали, почему бы не испытать альтернативные. Он решил пойти по пути, который не поощрялся, но и не был запрещен. Он обратился к экстрасенсу. В середине 80-х это было модным, и многие посещали экстрасенсов и врачей с одинаковой периодичностью.

Хуммель решил обратиться за помощью к Элизабет Лернер, которая уже оказывала помощь полиции в расследовании некоторых дел. В мае 1985 года, вооружившись фотографиями места преступления и самого Листа, Хуммель посетил Лернер. Итогом этой встречи стала информация, которая в ретроспективном рассмотрении оказалась довольно точной:
— Лернер сказала, что Джон Лист жив, и он не путешествовал на самолете, как предполагалось, а воспользовался поездом или автомобилем. Это казалось правдой;
— в жизни Листа есть новая женщина, и они проживают в Балтиморе, Мэриленд. И снова попадание в цель. Лист женился на Долорес, и они некоторое время проживали в Балтиморе;
— вероятное место пребывания Листа Флорида или Вирджиния. Будущее показало, что Джон Лист скрывался в Вирджинии.

Но не все было так радужно. Госпожа Лернер предсказала, что Лист объявится в Вестфилде и посетит могилу семьи в день своего рождения, 17 сентября. Вооруженный до зубов Хуммель две ночи просидел на холме с видом на могилу Листов, но Джон так и не появился.

После этого события детектива перебросили на другую работу, в отдел по борьбе с торговлей наркотиками, и он уже не мог уделять должное внимание делу Листа. Тем не менее, он все же успел сделать шаг, который привел к его поимке.

Хуммель задался целью показать Джона Листа всей стране. Сделать это можно было только одним способом. В то время набирало популярность документальное реалити-шоу «America’s most wanted» — «Их разыскивают в Америке».

«Их разыскивают в Америке»

Первый эфир телешоу состоялся в феврале 1988 года, и программа быстро стала завоевывать популярность. К слову, она прожила 25 сезонов и просуществовала до 2012 года. Программа представляла собой документальный рассказ о громком преступлении, виновник которого не был пойман. За время выхода программы на экраны, 17 фигурантов из Топ-10 списка ФБР самых разыскиваемых преступников было арестовано по информации, полученной от граждан, посмотревших «Их разыскивает Америка». После каждого эфира в полицию и ФБР поступало около шести тысяч телефонных звонков.

Отстраненный от дела Джефри Хуммель, связался с детективом из Вестфилда Фрэнком Марранка, который вел поиски Листа, и предложил ему добиться показа истории «Чудовища из Вестфилда» по телевидению. Марранка заинтересовался предложением. После стольких лет безуспешных поисков, оно казалось единственным шансом, что преступник будет пойман.


Логотип телевизионного шоу
«Их разыскивает Америка»


Не без трудностей (дело было старым, и продюсеры шоу сомневались, что удастся добиться результата) было принято решение о съемках эпизода, посвященного убийствам в Вестфилде. На руку являлось и то, что многие свидетели были живы и могли дать интервью. Оставалась только одна проблема. Никто не имел ни малейшего представления, как мог выглядеть Джон Лист через 18 лет после событий. Изображение преступника — важный элемент программы, без которого не обойтись.

Один из создателей сериала, Майкл Линдер, вспомнил о скульпторе и фотографе из Филадельфии Фрэнке Бендере, который специализировался на восстановлении внешности разложившихся трупов. Только в этот раз Линдер попросил его состарить лицо Листа и создать его скульптурный портрет, чтобы продемонстрировать в шоу.

Бендер работал в паре с психологом-криминалистом Ричардом Уолтером, который полагал, что личностные характеристики находят свое отражение во внешности человека.


Фрэнк Бендер с бюстом Джона Листа,
который был представлен в студии телешоу


Эфир программы состоялся 21 мая 1989 года. Ведущий передачи, Джон Уолш, представил историю Джона Листа, как самый известный случай массового убийства в Нью-Джерси. Рассказ о преступлении Листа длился десять минут и собрал у экранов 22 миллиона зрителей. Детектив Фрэнк Марранка справедливо полагал, что если Лист жив, кто-то обязательно его видел. Но ирония заключалась в том, что сам Джон Лист, проживающий в тот момент в Вирджинии, и его жена Долорес шоу не видели. Тем вечером они посещали церковную службу.



Но за много километров от Вирджинии телепередачу очень внимательно смотрела любительница таблоидов Ванда Фланнери. И хотя бюст работы Бендера ей показался не слишком похожим на оригинал, она все же подняла телефонную трубку и набрала номер ФБР, чтобы предоставить новый адрес «Роберта Кларка», который ей любезно оставила ее подруга и жена «Кларка», Долорес.

Арест

И снова поимка Джона Листа едва не отодвинулась на необозримое будущее. Из сотен звонков, поступивших в офис ФБР, самый главный, от Ванды Фланнери, несколько раз переадресовывался по инстанциям, пока не добрался до Ричмонда, Вирджиния. Наконец 1 июня 1989 года два агента ФБР постучались в дверь Роберта Пола Кларка.

Арест одного из самых разыскиваемых преступников Америки прошел без автомобильных погонь и перестрелок. Дверь в дом открыла жена «Кларка» Долорес. На вопрос, дома ли ее муж, женщина ответила, что он на работе. Пройдя в дом, агенты показали ей листовку с изображением Джона Листа. Признавая некоторое сходство, изображенного на ней человека, со своим мужем, она отрицала, что это один и тот же человек. Но вернувшись из комнаты со свадебной фотографией в руках, расплакалась. С фотографии на нее смотрел Джон Лист.

Прибыв в офис Боба Кларка, агенты ФБР увидели его у копировального аппарата с пачкой бумаги. Первый вопрос, который они задали «Кларку»: «Вы — Джон Эмиль Лист?» На что он стразу ответил: «Нет». Не раздумывая. Слишком быстро, чтобы быть правдой. И когда на него одевали наручники, он даже не спросил, за что его задерживают.

Долорес Кларк оказалась более сообразительной. Оправившись от шока, она наняла адвоката, Дэвида Бо. Вместе с ним они составили заявление для прессы, в котором спаривали выводы ФБР о причастности ее мужа к убийствам в Вестфилде.


Джон Лист в сопровождении полиции

Лист не признавал себя виновным и его залог составил 1 миллион долларов. Он был взят под стражу в ожидании экстрадиции в Нью-Джерси, где совершил свое преступление. Арестованный не возражал против передачи под юрисдикцию другого штата, но настаивал, чтобы это было сделано под именем Роберта Кларка.

В конце июня 1989 года формальности были улажены и Листа перевели в Нью-Джерси, откуда он бежал в 1971 году. Здесь ему был назначен адвокат Илия Миллер и здесь же он узнал, что помимо государственного обвинения, его обвиняет сестра, убитой им Хелен Лист, Жанн.

Суд

Адвокат Листа, Илия Миллер, понимал, что отрицание очевидного не лучшая тактика. Сравнение образцов почерка писем Листа, в которых он признается в совершении убийства, и Роберта Кларка, а также отпечатков пальцев неопровержимо идентифицировали вымышленного Кларка, как Джона Эмиля Листа, и доказывали его вину.

Защита избрала другой путь. Чтобы минимизировать наказание, Миллер настаивал на обсессивно-компульсивном расстройстве обвиняемого, его религиозном фанатизме и болезненной убежденности, будто он спасает свою семью от этого «безбожного мира». Также защита представила информацию о болезни жены Листа, Хелен, сифилисом, которую она скрывала от мужа, и о которой он узнал лишь в 1969 году.

Однако ни присяжных, ни судью эти доводы не убедили. Их убедили отпечатки пальцев на месте преступления, баллистическая экспертиза и признание самого Листа, изложенное в собственноручно написанных письмах.


Джон Лист заслушивает обвинения

Судебный процесс длился семь дней и 12 апреля 1990 года Джон Эмиль Лист был признан виновным по пяти пунктам обвинения, и по совокупности был приговорен к пяти пожизненным срокам тюремного заключения.

Тридцать лет спустя

 Настоящее признание Джон Лист сделал через тридцать лет после своего преступления. В телевизионном эфире. В 2002 году его навестила журналистка телеканала «ABC» Конни Чанг, которой он согласился дать интервью. 76-летний Лист, беззубый и потерявший большую часть волос, признался в убийстве и рассказал подробности, известные только ему и следователям, работавшим по делу. Он описал, как подошел к жене со спины в то время, когда она завтракала. Как выстрелил ей в затылок, как обедал потом за тем же столом, потому что был очень голоден. Как поцеловал мать, перед тем как выстрелил в нее. На вопрос об убийстве матери Лист ответил, что выполнял просьбу своего отца, который наказал ему заботиться о ней и не позволять ей страдать.

После интервью Джон Лист прожил в тюрьме еще несколько лет, пока не умер 21 марта 2008 года, на 83 году жизни после осложнений, вызванных пневмонией.

Когда в 2002-м журналистка Конни Чанг спросила его, почему он не убил самого себя, он сказал, что в таком случае у него не было бы шансов попасть в рай. Путь самоубийцы предопределен, а вот, совершив убийство, всегда остается шанс получить прощение.

« Последнее редактирование: 28 Октябрь 2015, 23:32:16 от dobizha »
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше

Оффлайн Yaro

  • Профи
  • ****
  • Сообщений: 397
  • Мой метод – дедукция!
О! А я только хотела вам в ЖЖ писать, мол, возвращайтесь на форум!
Пользуясь случаем - еще раз благодарю за очерк, читала с большим интересом. Как ни странно - даже вспомнила фильм, снятый по мотивам - я его смотрела и даже местами запомнила.

Оффлайн dobizha

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 92
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • CRIME TIME True Crime Stories
Пользуясь случаем - еще раз благодарю за очерк, читала с большим интересом.

Спасибо. Не всегда удается найти историю, которая впишется здесь. Уважаемое сообщество на форуме любит длинные очерки с расследованием, а это редкость.
На счет фильма, я надеялся, что его помнят, потому что в противном случае печально думать, что я настолько стар.  8) Ну, а если кто-то пропустил, настоятельно рекомендую ознакомиться. Отличный пример жанрового кино.
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше

Оффлайн Rita

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 249
Ого, вот это преступление! Конечно, идеальным его не назовешь, много наследил (да и вообще, я как и Влада склоняюсь к тому, что любое преступление - это мерзость к которой не применимо понятие "идеальное"). Ну судя по Вашему описанию женушкиного поведения - понятно почему он ее пристрелил, вот детей конечно зачем? до кучи так сказать? Ни что ему не мешало свалить по-тихому вообще никого не убивая.

Спасибо за очерк, а будет еще и вторая часть??
P.S. надо будет фильмец на досуге посмотреть..

Оффлайн Tattim

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 137
свалить по-тихому
А строгие религиозные убеждения?  Бросить семью - основу всего и быть ею проклятым?
А куда делась 9-летняя дочь Хелен от первого брака?

Оффлайн annazor

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 168
Спасибо за очерк! С удовольствием прочла. Момент с бриллиантом просто фантастика...
Не могу вспомнить, было очень похожее дело, то ли в 90-х то ли 2000-х, когда отец семейства тоже расправился с родными, а перед этим полгода также "каждое утро ходил на работу".

Оффлайн Rita

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 249
А куда делась 9-летняя дочь Хелен от первого брака?
А, да, кстати, мне тоже интересно!! Это что же получается, женщина так прям сильно хотела устроить свою личную жизнь (сесть на шею мужику), что бросила своего первого ребенка? На кого?

Оффлайн dobizha

  • Опытный
  • **
  • Сообщений: 92
  • Дмитрий Добижа
  • Золотое Перо
    • CRIME TIME True Crime Stories
...вот детей конечно зачем? до кучи так сказать? Ни что ему не мешало свалить по-тихому вообще никого не убивая.

Спасибо за очерк, а будет еще и вторая часть??

У Листа была на этот счет своя извращенная, замешенная на религиозности, философия. Он наказывал свою семью и одновременно "освобождал" ее от страданий в "безбожном мире".

Очерк опубликован полностью и состоит из трех частей.  dq
Сорадость, а не сострадание создает друга.
Ф. Ницше

 

Страница сгенерирована за 0.178 секунд. Запросов: 24.