Жизнь и смерть канадского гения: загадка гибели Томаса Томсона - стр. 1 - Нераскрытые преступления - Криминальное чтиво
Поодержка проэкта
ФОРУМ НЕЗАВИСИМЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ

Автор Тема: Жизнь и смерть канадского гения: загадка гибели Томаса Томсона  (Прочитано 21690 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
Эту история я хочу посвятить моему другу - Денису, которого вы знаете под ником den. Дело в том, что он очень похож характером на Тома Томсона, и даже сам это признает :)


Как странно устроен человек – мы жаждем покоя, но обретя его, умираем от скуки. Мы вожделеем любви, но получив ее, бежим за следующей порцией. И можем понять, что были счастливы только в минуты полных бедствий. Но, когда это непостоянство человеческой натуры и стремление все время иметь не то, что есть сейчас, умножается на мнение толпы, то на выходе мы получаем, так называемое, признание или отвержение общества. Сколько гениев не признавалось при жизни и получало статус истинного таланта лишь после смерти? Скольких из них, словно нашкодивших котят, толпа травила и выгоняла за свои рамки, называя полоумными и бесталанными, толкая на нищету и самоубийства? А после их кончины неожиданно вытаскивала на поверхность забытые творения, и делала из поверженного гения икону, нисколько не стесняясь признаваться в том, что не сумела разглядеть талант при жизни и уберечь его от гибели.
Но, в конце концов, время все ставит на свои места. Умирая, простые люди оставляют на планете лишь новый слой песка. А по нему шагают, озаренные солнцем гении, тихо, но уверенно впечатывая свои следы в историю человечества.
Эта история поведает об одном из подобных примеров. Примеров того, как малоизвестный при жизни художник лишь после своей странной и до сих пор никем непонятой гибели стал одним из самых известных и выдающихся канадских художников 20-ого века.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Сейчас его полотна выставляются в самых престижных выставочных залах, и оцениваются экспертами в сотни тысяч долларов. Имя этого художника, Томас Джон Томсон, знакомо любому ценителю живописи, а канадцы именуют его «своим Ван Гогом».

Жизнь гения
Томас Джон Томсон родился 5 августа 1877 года в небольшой канадской деревушке со звучным именем Клермонт, в провинции Онтарио (Канада). Получив при рождении имя в честь дедушки по отцовской линии, он стал шестым ребенком, из десяти появившихся на свет, в благополучной семье Джона и Маргарет Мэдисон Томсон, выходцев из Шотландии.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Родители Томаса Томсона
Спустя два месяца после его рождения, 23 октября 1877 года, большая семья Томаса сменит свое место проживания, переехав в отдельное сообщество Лейт (Канада, Лейт находится в 11 км от города Owen Sound), где, по большей части, проживали их соотечественники шотландцы. Здесь они приобретут славу трудолюбивого, но хлебосольного и веселого семейства, дома, где постоянно толклись гости, звучала музыка и смех.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Семья Томсонов. Фото 1898 год. На заднем ряду слева направо: Элизабет, Луиза, Джордж, Минни. На переднем ряду слева направо: Маргарет, отец Джон, Фрейзер, Ральф, мать Тома, и сам Том Томсон
С первых дней маленький Томас демонстрировал довольно шаткое здоровье, часто простужался и болел ревматизмом, рос хилым и болезненным ребенком, и нисколько не походил на своего статного и пышущего румянцем красавца-отца, управляющего большим фермерским хозяйством. К тому же, он постоянно витал в облаках, был мечтательным и непоседливым ребенком. Мог часами бродить по лесу или удить рыбу, резвиться с ребятней, гонять мяч, смотреть на воду или восторгаться красотой листвы деревьев. Родители считали, что юный Томсон не умеет сосредотачиваться на работе, он постоянно опаздывал и не выполнял обещаний, о чем-то грезил и рисовал все, что видел вокруг. Одним словом, в семье сельских жителей неожиданно появился на свет творческий ребенок, столь же неприспособленный для труда фермера, как изящная лютня для забивания гвоздей.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Фото Томаса Томсона

В 1899 году отец отправит 18-летнего беспокойного Томаса трудиться к своему другу Уильяму Кеннеди в сталелитейный цех, однако продержится там парнишка недолго – чуть более 8 месяцев, после чего будет уволен из-за систематических опозданий на работу. Расстроенный тем, что в очередной раз не оправдал надежд отца, в этом же году Томас попытается попасть на Вторую англо-бурскую войну, но взять в армию его не смогут, сославшись на несоответствующее для солдата здоровье. Затем последует период откровенных метаний и попыток молодого человека найти себя хоть в чем-то. Он будет служить то клерком, то пожарником, то лифтером. То неожиданно отправится учиться в колледж Онтарио, где попробует свои силы в ведении бизнеса.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Но и тут продержится лишь 8 месяцев, закрутит несколько мимолетных романов, и в 1901 году, в конце концов, забросит учебу, направив свои стопы вслед за одним из старших братьев в Вашингтон (США).  И каждый раз эти тщетные попытки утвердиться в жизни будут заканчиваться провалом, ведь с самого детства маленького Томаса занимало лишь одно - рисование. Выросший среди молчаливых величественных гор, необъятных озер и клокочущих водопадов Канады, он мечтал научиться «запечатывать» на холсте, словно бабочку в янтарной слезе, изменчивые лики природы: увядающего осеннего леса, зимнего сна уснувших елей, солнечных зайчиков, прыгающих по волнам водной глади и весеннее пробуждение жизни на лесных пригорках.
Послонявшись недолго по миру, уже в 1904 году, в возрасте 27 лет, он решит вернуться на родину, в Owen Sound, где, уже осмыслив свое истинное предназначение, начнет по-настоящему рисовать. Впрочем, пока его основной работой станет художественное проектирование зданий для компании «Legg Brothers» в Торонто, а пейзажи, которые впоследствии прославят Томаса Томсона на весь мир, будут выходить из-под его кисти лишь на досуге.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Том работает в «Legg Brothers»
По выходным он станет регулярно покидать шумный город, отправляясь рисовать в отдаленные деревни, искать самые тихие и живописные места на берегу речушек и озер.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Именно тогда и начнут появляться на свет его великолепные шедевры, странные, нарисованные чуть угловатыми, словно небрежно брошенными на холст, мазками, картины, знакомые сейчас всем ценителям искусства. Он вдохновенно писал природу, и не очень любил рисовать на ее фоне людей. Казалось, что люди в его искусстве занимали второстепенную роль, как бы созданные Богом лишь оттенять буйство красок заходящего солнца, изменчивого лика водного зеркала или дрожи шепчущейся листвы испуганных осин.
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:05:51 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер


Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Одна из немногих картин Томаса Томсона, на которой изображен человек – молодая девушка, названная автором Леди. 1915 год

Место своей будущей странной гибели, провинциальный парк Алгонкин, самый старый в Канаде, впервые Томас посетит в 1912 году, и влюбится в него навеки. Его безмолвная красота бездонно синих озер, слепящая цветом, радужная раскраска осенней листвы, словно околдует молодого художника. И повенчавшись с этой неиссякаемой музой, он с неистовым безумием станет рисовать его вновь и вновь, подарив миру несколько сотен полотен с изображением именно этого парка.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Алгонкинский провинциальный парк
Томсон неожиданно начнет курить трубку, набивая его матерым табаком, научится великолепно готовить и станет заядлым рыбаком и охотником, ловящим рыбу на блесну и в нахлыст.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Томас Томсон стоит на пристани и возится с блесной
Будет сутками пропадать в лесах в одиночестве или в компании друзей, таких же городских художников, как и он сам. Иногда к нему в парк станут наведываться целые компании живописцев, и по вечерам, сидя у костра, Том с необыкновенным воодушевлением будет рассказывать им, какие цвета в палитре природы преобладают в тот или иной сезон. Они часами будут об этом спорить, каждый делясь своими впечатлениями, а после их отъезда Томсон с его большим неистовством будет творить, вдохновленный неиссякаемым магнетизмом и волшебством красоты природы.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
В те годы, когда Томас по-настоящему творил в Алгонкинском парке, никто еще не считал его гением, скептично оценивая странные и аляповатые картины, коими их видела публика, привыкшая к «причесанной» классической живописи. Но, в 1913 году ему наконец-то повезет, и его первое полотно под названием «Северное озеро» будет выставлено на обозрение в Обществе художников Онтарио. А чуть позже оно будет куплено Национальной галереей Канады за $250 (приличная сумма для тех лет), и уже в марте 1914 года Томсону присвоят почетное звание члена общества художников Канады.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Картина Тома Томсона «Северное озеро»
Именно после этого в жизни начинающего творца произойдет переломное событие, позволившее его потомкам наслаждаться множеством полотен великого гения. Ибо на одном из мероприятий, куда в октябре 1913 года сошлись художники Онтарио, Томасу повстречается настоящий меценат – ценитель изобразительного искусства, богатый офтальмолог Джеймс МакКаллум, предложивший художнику бросить свою основную работу и оплачивать его существование, лишь бы тот творил. Томсон с удовольствием оставит постылый труд архитектора и окунется в мир искусства.
Уже весной этого года он уедет в Алгонкин, и проведет там больше, чем полгода, до самой зимы. Он будет жить в неказистом деревянном доме в деревушке Mowat (некогда в этой деревушке проживало около 600 человек, однако, уже к 1914 году она представляла собой город-призрак, в котором обитало не более 150 человек), и много рисовать, разработав свою особую систему эскизов.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Хижина Тома Томсона. Рисунок Дэниса Мерчанта, 1915 год

И как-то резко изменит свой образ жизни, превратившись из городского денди в неопрятного мужчину, всегда какого-то немного небрежного. Начнет постоянно носить то рваную фетровую шляпу, то видавшую виды вязаную шапочку неопределенного цвета.  Подолгу не будет менять бесформенные штаны макино (штаны из плотной тяжелой водоотталкивающей шерстяной ткани), провонявшие дымом клетчатые рубашки и высокие мокасины. Иногда он даже не будет реагировать на приветствия в свой адрес, глубоко погруженный в какие-то творческие раздумья. Одним словом, неожиданно этот городской человек превратится в настоящего лесного чудака, который в 1914 году впервые официально получит лицензию гида и проводника, будет работать пожарником и станет оберегать лес от браконьеров и разгулявшихся туристов.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Лицензия на осуществление деятельности гида в Алгонкинском провинциальном парке, выданная Тому Томсону на 1917 год (действие лицензии – 1 год, поэтому ежегодно ее следовало получать заново)

Но, невзирая на свой приобретенный неказистый вид, не потеряет умения оказывать на женщин магнетическое воздействие. Вы не прочтете об этом в его официальной, «прилизанной» для общественности, биографии, но, по свидетельствам очевидцев, с появлением Томаса в общине Алгонкинского парка, у местных мужчин начнется период настоящей «головной боли». Ибо, как вспоминают, Томасу хватало утонченности, воспитания и харизмы околдовать своим шармом любую близстоящую женщину. Для представительниц слабого пола общины Алгонкина, абсолютно безграмотных, выросших в лесу и не сильно разбалованных мужским обхождением, его тихий приятный баритон и цветистые комплименты были сродни бальзаму на душу. Он мог рассмешить, а мог стать серьезным и рассказать страшную историю. Великолепно стряпал, имел превосходное атлетическое сложение и глубокие карие глаза. А самое главное – он был безумно талантлив, и не чувствовать этого было невозможно. Что может быть сексуальнее, чем талант? Женщины это ощущали на уровне инстинктов, и многие украдкой вздыхали по Томасу.
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:07:25 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Впрочем, не забывайте, это были годы восходящей зари 20 века, и, разумеется, представительницы слабого пола, по большей части, вели себя пристойно, незаметно бросая в сторону красивого художника томные взгляды. А Томас, нисколько не обращая на это внимания, любил изрядно выпить и отправиться в индейскую деревню сплясать в местном баре зажигательный и весьма непристойный для тех времен танец hootchie kootchie, выделывая смешные кренделя ногами, хватая за талии официанток и мимоходом разбивая их сердца.
Видео танца 
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Бритье после выхода из леса
Такою жизнью он будет жить и последующие два года, став частью маленькой сельской общины и знатоком суровой канадской природы. Приобретя навыки выживания в любых условиях, он превратится в лесного жителя, способного из самых простых подручных средств соорудить настил и дом, разжечь костер и добыть себе пищу. Он практически забросит свою «хижину художника», и, словно цыган, станет постоянно жить в простой палатке под открытым небом.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Палатка Тома Томсона с висящей на ней рыбой
А еще будет безумно гордиться своими рыбными уловами и хвастать ими, позируя перед камерами заезжих фотографов. Иногда, чтобы доказать свою «рыбацкую удачу», он будет соревноваться со своим другом и главным рейнджером Алгонкина, Марком Робинсоном. На спор они будут пытаться поймать как можно больше самой умной и верткой рыбины тех мест – озерной форели.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Том Томсон, очевидно, ловит форель


Смерть гения

Вот, и жарким воскресным утром 8 июля 1917 года, захватив с собой много разнообразных рыболовных снастей, в том числе бамбуковую и стальную удочку, и пакет с едой, Том решит отправиться ловить форель, чтобы доказать Марку свою победу. Запрыгнув в купленное два года назад каноэ, сделанное из каштана и выкрашенное собственноручно в специфический зеленый цвет, он отчалит от берега примерно в 12.50, а спустя чуть более двух часов пустую, завалившуюся на правый бок, лодку неожиданно увидят плывущей по водной глади озера Canoe Lake.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Картина Томаса Томсона «Каноэ». 1914 год. Предполагается, что на этой картине Томсон изобразил именно свое каноэ производителя «Chestnut Canoe Company of New Brunswick», которое он купил в 1915 году. Лодку художник красил собственноручно, добавив к обычной лодочной краске целый тюбик дорогой двухдолларовой художественной краски «синий кобальт». Так он смог добиться особого серо-зеленого оттенка

Томаса в ней не было, и казалось, что рыбак, захотевший порисовать на берегу или половить рыбу на блесну, высадился из лодки на одном из множества островов. А каноэ, плохо привязанное, уплыло от своего владельца.
Свидетелями, узревшими на водной глади пустую лодку, станут Мартин Блетчер и его сестра Бесси, которые и уведомят об этом главного рейнджера Марка Робинсона и местного суперинтенданта. Каноэ отбуксируют к берегу, и найдут в нем лишь нетронутый пакет с едой и одно из двух весел. Однако, второе весло куда-то запропастилось, отсутствовали и обе удочки художника.
Поначалу, впрочем, никто не придаст факту нахождения пустой лодки большого значения, ведь Томас был лесным человеком, и иногда мог сутки напролет ловить где-нибудь рыбу и рисовать свои пейзажи. Но уже к 10-му июля все всполошатся, заподозрив неладное, и суперинтендант Джордж Бартлетт отдаст распоряжение развернуть официальные масштабные поиски пропавшего художника. На них отправится 26 человек – рейнджеры и местные жители, которые на протяжении нескольких дней начнут прочесывать лес и воды Алгонкина. На самом деле уже сейчас к исчезновению Томсона отнесутся очень всерьез, ведь леса парка кишели такими дикими тварями, как вепри, лоси и медведи, и мужчина мог оказаться в затруднительном положении, сломав, к примеру, ногу, и оставшись без провизии и транспортного средства. Марк, как-то сразу решивший, что с Томом случилось неладное, будет с утра до ночи ходить по лесу, призывая пропавшего друга криками и свистом. Но, спустя 8 суток, около 9 часов утра 16 июля, тело Томсона найдут не в лесу и не на островах, а плавающим в воде посреди озера, на расстоянии примерно 115 метров от берега. И дальнейшее расследование его печальной гибели станет предметом споров для многих исследователей и ученых.
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Телеграмма, отправленная Джорджу Томсону, о том, что тело его брата, Тома Томсона было найдено в озере
Эти споры ведутся и поныне, предоставляя на выбор несколько версий, и ни одна из них так и не может ответить на все существующие вопросы. Более того, на сегодняшний день никто доподлинно так и не знает, действительно ли под официальным надгробием с именем Томаса Томсона покоятся именно его останки.
После нахождения трупа посреди озера, его оттянули к берегу, и немедленно уведомили об этом брата Томаса, Джорджа Томсона, а также местного коронера, доктора медицинских наук Говарда Хоулэнда, который смог прибыть на берег Canoe Lake где-то часов в 10 того же утра. Проведя беглый осмотр, стало ясно, что тело Томсона, скорее всего, попало в воду в начале второго дня (или ночи), на что указывали его остановившиеся наручные часы. Но увидев, что труп уже находится в стадии сильнейшего разложения, коронер придет к выводу, что Томсон, вероятнее всего, случайно утонул, и его аутопсию ввиду отсутствия криминальной составляющей можно отложить на следующий день. Тело погибшего накроют одеялом и оставят на берегу до утра, посчитав, что возле воды оно сохранится лучше, нежели в душном, не оборудованном холодильниками, помещении морга. На следующее утро Хоулэнд приступит к вскрытию, на самом деле лишь поверхностно проведя осмотр останков усопшего. Согласно документам дела, коронер отметит лишь несколько видимых фактов. Он напишет, что тело Томаса было изрядно напитано водой, так, что оно практически вдвое стало больше обычных размеров. Лицо, живот и конечности сильно раздулись, и это означало, что, во-первых, труп провел в воде не меньше недели, а, во-вторых, его опознание весьма затруднено. Ко всему прочему, в легких погибшего отсутствовала вода, а на теле не наблюдалось видимых следов утопления, таких, как засохшая пена вокруг дыхательных отверстий. Кожные покровы не содержали каких-либо значительных внешних повреждений, за исключением посмертных волдырей и язв на руках, запекшейся крови на левом ухе погибшего, которая стала результатом кровотечения из него, еле заметного ушиба правой надбровной дуги и большого длинного и узкого 10-сантиметрового синяка на правом виске. Особенно же странно выглядело то, что на левой лодыжке погибшего «красовалась» туго накрученная, в 16 оборотов, рыболовная леска со свисающей с нее медной блесной.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Карта Canoe Lake

Впрочем, у коронера на тот момент не было сомнений: он считал, что все эти следы являются подтверждением несчастного случая. Медик предположил, что Томсон запутался в своих рыболовных снастях, поскользнулся либо в каноэ, либо на берегу, и, сильно ударившись головой о борт лодки или камень, на котором стоял, замертво упал в воду. Выходило, что подающий надежды гений стал жертвой простого несчастного случая. А так как его труп находился в крайне плохом состоянии, местный морг не имел холодильников, а на дворе стояло жаркое лето, то его следовало как можно быстрее похоронить, даже не дожидаясь приезда родственников.
На следующий день, 18 июля 1917 года тело Тома Томсона тщательно забальзамируют и станут готовить к погребению. Один из участников этого процесса, Марк Робинсон, рейнджер, следопыт и приятель погибшего, в интервью, данном в 1956 году, расскажет, что лично срезал ножом с лодыжки Томаса обернутую леску. По словам этого человека, выходило, что леска выглядела, как специально, очень крепко и туго намотанная нить, а вовсе не как леска, в которой человек случайно запутался. Он также подтвердил, что она имела 16 оборотов вокруг ноги погибшего. А синяк на виске Томаса, по его мнению, был похож на след от удара краем весла.
В этот же день умершего художника поместили в дорогой гроб, сколоченный из дуба и кедра, и в присутствии местного священника и нескольких жителей деревни похоронили на небольшом, содержащем лишь пять иных могил, кладбище Mowat Cemetery, которое располагалось на пригорке возле озера.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Могила Томаса Томсона на кладбище Mowat. Фото 1917 года
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Так кладбище Mowat выглядит сейчас. Фото 2010 года

Но, как окажется позже, эти похороны Томаса Томсона вовсе не станут последним пристанищем для упокоения его души и тела. Не поставят они точку и в загадке его гибели. Ведь озвученный коронером вердикт «смерть в результате несчастного случая» повергнет родных усопшего и местных жителей в полнейшее недоумение. Томсон являлся отличным пловцом, знатоком округи, бывалым и очень опытным рыбаков. Это что же должно было с ним случиться, чтобы он мог вот так серьезно запутаться в рыболовной леске? Тем более, что на удочку с блесной рыбачить с каноэ почти невозможно, а значит, вероятнее всего, погибший мужчина в момент смерти все же стоял на земной тверди.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Фото Тома Томсона в своем каноэ

Но у Хоулэенда существовал свой личный взгляд на эту ситуацию. В смерти Томсона он винил его беспечность и желание покрасоваться. Дело в том, что у местных мужчин имелась довольно странная и опасная забава – спор о том, кто из них сможет стать в каноэ на прямые ноги и помочиться в воду, при этом не перевернувшись на шаткой лодке. Хоулэнд считал, что Томсон попытался сделать что-то подобное, и, не устояв, упал, ударившись о край каноэ. Именно так он объяснял свое видение того, что случилось с Томсоном на озере.
Спустя пару часов после погребения, в Алгонкин прибудет коронер-следователь, сэр Артур Рэнни, которому от лица властей и полиции было поручено установить, не присутствует ли в смерти Томаса Томсона криминальная составляющая. Однако, на тот момент тело уже покоилось под землей, и следователю увидеть его не удалось. Поэтому, пообщавшись с доктором Хоулэндом, и, разумеется, прислушавшись к мнению коллеги, он также запишет в документах, что гибель художника стала результатом несчастного случая на озере.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Разрешение на захоронение тела Тома Томсона после дознания, на самом деле выданное коронером-следователем сэром Артуром Рэнни в тот момент, когда художника уже похоронили

Между тем, на следующий день после похорон, то есть 19 июля 1917 года, в деревушку прибудет старший брат Томаса Томсона, Джордж, который немедленно выразит желание семьи похоронить художника в его родном городке Лейт рядом с родственниками. К слову сказать, в последующем все родные очень пожалеют об этом решении, придя к выводу, что лучше бы тело Тома осталось в первом месте погребения.
Останки Томаса, в отсутствии Джорджа, эксгумирует нанятый им гробовщик, будто бы, переместив тело в закрытый металлический гроб. А затем уже вместе они отвезут его на кладбище в городок Owen Sound, где захоронят 21 июля, установив сверху простое каменное надгробие.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Надгробие над могилой Тома Томсона в Лейт

Но, не спешите думать, что данное перезахоронение является подтвержденным историческим фактом. Ведь тогда, в 1917 году об этом процессе по какой-то неведомой причине не было составлено не единого официального документа. А по заявлениям все того же Марка Робинсона, это было сделано умышленно с ведома суперинтенданта Алгонкина. Вот как он описывает этот момент: "На мои возражения, что Джордж Томсон должен был получить разрешение на перезахоронение тела брата, суперинтендант Джордж Бартлетт ответил, будто, «у нас и так с этим делом было слишком много проблем». «Пусть забирают. А Вы помалкивайте об этом» - резко сказал он. "И сходите на кладбище. Если они оставили могилу разрытой, закопайте ее». Но, придя на Mowat Cemetery, Марк не увидел, что могилу кто-то трогал, даже цветы, возложенные на нее накануне, лежали ровно на том же месте. Тогда он подумал, что нанятый Джорджем Томсоном гробовщик, видимо, решил не трогать труп погибшего художника ввиду его слишком плохого состояния, и сымитировал перегруз тела в металлический гроб, таким образом, обманув своего нанимателя – Джорджа Томсона. Казалось, что в Owen Sound уехала пустая заколоченная домовина, а останки Томаса Томсона так и продолжили покоиться на месте своего первого захоронения. На момент проведения интервью в 1956 году, Марк Робинсон, впрочем как и большинство жителей Алгонкина, был абсолютно убежден, что тело великого художника так никуда и не перевозилось.
Увы, но и по сей день доподлинно неизвестно, где же, в конце концов, на самом деле покоится Томас Томсон. Документы на этот счет отсутствуют, а свидетелей в живых никого не осталось. Однако, позже, в 1956 году, станет ясно, что в своей «первой могиле» на Mowat Cemetery его останков, скорее всего, нет, о чем я поведаю вам чуть позже.
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:08:08 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
Версии гибели

Стоит понимать, что на протяжении многих лет после смерти художника, вокруг его гибели образовалось невероятное количество грязных слухов и лживых домыслов. Все, кто знали Томаса Томсона при жизни, ни на секунду не поверили в случайность его смерти, тем более произошедшей при таких нелепых обстоятельствах. Особые вопросы вызывало несколько моментов. Во-первых, как уже было описано, на протяжении пяти  последних лет он прожил, как настоящий лесник, который не просто вел довольно своеобразный аскетичный образ жизни, но и был наделен официальным правом обучать туристов правилам выживания в лесу и на воде, следить за их безопасностью и безопасностью огромной территории Алгонкинского парка. О его навыках и умениях знали и могли в этом убедиться на практике все, кто сталкивался с Томасом. Во-вторых, настолько глупо и основательно запутаться в рыболовных снастях, пожалуй, мог только новичок. Да и ему пришлось бы сильно «постараться». Ведь, как свидетельствуют рыбаки со стажем, при неправильном забросе удочки, изредка и вправду леска может обернуться несколько раз вокруг ноги. Но, не туго и точно не 16 раз.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
А между тем, о Томсоне, как о профессиональном рыбаке, даже его знакомые и приятели рассказывали в письмах друг другу. Так, в частности, в одном из сохранившихся писем существуют такие слова: "Похоже, что Том Томсон - невероятно виртуозный рыбак. Он может забросить удочку методом «идеальной восьмерки», попав мушкой именно в нужную ему точку на воде». Уже только эти слова говорят нам о том, что погибший художник точно не был профаном в деле рыбной ловли, а достиг в ней вершин совершенства. И вдруг мог так по-дилетантски запутаться в леске?
Очень смущал свидетелей и столь огромный (10 см в длину), специфичного вида, синяк на виске, уж очень смахивающий на след от удара веслом. Которое, ко всему прочему, куда-то пропало с каноэ Томаса. Запекшаяся кровь на ухе также свидетельствовала о каком-то прижизненном ударе.
Но самое главное – кое-кто из местных жителей утверждал, что слышал звуки выстрела в той стороне, куда злополучным утром уплыл на рыбалку Том Томсон. А то, что следов от пули не нашли на его теле, многие списывали на халатно проведенную аутопсию. Дескать, найденное тело было слишком разбухшим и вообще находилось в крайне плохом состоянии, а для убийства преступник мог использовать оружие малого калибра. С учетом этих двух особенностей, а также в виду сильного предубеждения о не насильственности смерти Томсона, доктор Хоулэнд мог просто проглядеть огнестрельные ранения на его теле.
К тому, же обстоятельства самой жизни художника, предшествующие его гибели, приводили исследователей и неравнодушных людей к мысли, что они могли стать причиной его убийства.
Вскоре эти ожесточенные споры разделили людей на три лагеря, в одном из которых «обитали» скептики, твердо стоящие на теории о случайности гибели Тома Томсона. Другие же искали в его окружении наиболее подходящую кандидатуру на роль злоумышленника. Мотивом же для убийства называли, по большей части, денежные долги пейзажиста, его амурные дела, а также жесткую принципиальность. А вот третьи и вовсе утверждали, что Том Томсон явно покончил с собою сам, как это часто случается с творческими личностями, впадающими в депрессию «по любому поводу».
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Томсон удит рыбу и от души смеется

В защиту своей теории «последние» приводили, во-первых, мнение одного из жителей деревни Мойат – 26-летнего Мартина Блетчера, того самого, кто увидел пустую лодку плывущей по озеру 8 июля. Считается, что именно этот человек является автором версии суицида Томсона. Во-вторых, они ссылались на слова друга художника, рейнджера Марка Робинсона, который описывал художника так: «Том являлся настоящим исследователем, который постоянно «брал уроки» у людей и природы. Но, как любой творец, был подвержен настроению. В один день он мог быть веселым, словно ребенок. Прыгал, хохотал и резвился. А на следующий мог впасть в полное уныние и тоску. Одно было всегда ясно – его цели имели только чистую, не запятнанную корыстными мотивами, природу».
В этих словах сторонники теории суицида углядывали, якобы, нестабильность характера пейзажиста, нисколько не учитывая того факта, что никто из знакомых никогда не замечал за Томом Томсоном признаков депрессии или неудовлетворенности жизнью. Напротив, его считали человеком довольно жизнерадостным, общительным, легким, и верящим в свою судьбу. Ведь к 1917 году о нем, как о талантливом художнике, начала узнавать вся Канада. Он не терзался состоянием творческого кризиса, а безудержно творил. Дружил с группой самых известных канадских пейзажистов 20-го века, вошедшей в историю изобразительного искусства под названием «Group of Seven». Его картины становились популярными, он жил в самом красивом, по его мнению, месте на планете, был любим женщинами и имел массу планов на будущее. Но, и по сей день, лагерь сторонников теории суицида Томсона довольно обширен. При этом, фанаты данной версии нисколько не озадачиваются вопросом прояснения, каким же способом он мог «укоротить себе жизнь».
На мой взгляд, эта теория абсолютно нежизнеспособна, ибо, в первую очередь, не проясняет появление на теле погибшего художника синяка на виске, кровоподтека из уха и обернутой вокруг ноги рыболовной лески. Во-первых, человек, прекрасно обращающийся с огнестрельным оружием и являющийся заядлым охотником, для самоубийства, скорее всего, воспользовался бы винтовкой или пистолетом, а не пошел бы топиться. Во-вторых, с целью привязать к ноге груз, он воспользовался бы не тонкой и легко рвущейся леской, а крепкой веревкой. В-третьих, довольно сложно понять, откуда в случае утопления на виске у погибшего появился внушительный синяк, ведь такие внутренние кровоподтеки появляются только в случае действующей системы кровообращения, то есть, исключительно при жизни.
Не в пример теории о самоубийстве Тома Томсона, те, кто верит, что художника убили, в состоянии объяснить каждый из этих фактов. Вот только у них отсутствует однородность версии, ибо, как оказалось, в окружении погибшего существовало несколько человек, подходящих на роль того, кто мог хотеть его смерти.
В первую очередь, одной из главных загадок в жизни пейзажиста называют его сердечные дела, которые, по одной из версий, и привели к убийству художника. Ведь, как стало известно спустя несколько десятков лет после его трагической гибели, кажется, у Томсона существовала тайная любовная связь с женщиной по имени Виннифред Трейнор.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Виннифред Трейнор

По прошествии многих лет после ее смерти в 1962 году, Виннифред Трейнор стала одной из самых загадочных и знаковых фигур в деле гибели великого художника, хотя никто так точно и не знает, какую именно роль она в ней сыграла. Между тем, о ней написаны несколько киносценариев, книг и даже мюзикл. И это о ней звучит известная баллада под названием «Three Pistols» канадской рок-группы «The Tragically Hip», посвященная Томасу Томсону.

Well, little girls come on Remembrance Day
Placing flowers on his grave
She waits in the shadows till after dark
To sweep them all away

И все же рядом с именем погибшего пейзажиста имя Виннифред Трейнор впервые стало появляться лишь в семидесятых годах прошлого столетия. Вскользь, как о хорошем друге, а не как о любимой женщине Томсона, первое упоминание о ней прозвучало в книге «Tom Thomson: The Algonquin Years», вышедшей в 1969 году и написанной дочерью Марка Робинсона, Оттелин Эддисон.
Том и Винни познакомились в 1913 году, когда женщине исполнилось 28 лет, а Тому уже было 35. Старшая дочь Хью Трейнора, бригадира лесозаготовительной компании «Huntsville Lumber Company», миловидная и худенькая Уинфред вместе с семьей лето проводила в коттедже, стоящем всего в нескольких сотнях метров от «хижины художника» Томаса Томсона.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Те, кто помнил девушку до июля 1917 года, описывали ее, как обаятельного и крайне отзывчивого человека. Она была настоящей личностью – умной, открытой, очень искренней, честной и готовой к самопожертвованию. Если кто-то нуждался в помощи написать письмо, подать прошение в пенсионный фонд или просто получить моральную поддержку, она всегда была рядом, готовая с открытым забралом встречать неудачи и отстаивать интересы даже малознакомых людей. Ее отличительной особенностью было бесстрашие и неумение лицемерить, она никогда не вела досужих разговоров, и не участвовала в сплетнях. Многие говорили, что от природы Виннифред была наделена обаянием и красотой, которой она, впрочем, никогда не пользовалась. И даже выражала к ней некое пренебрежение, с равнодушием одеваясь, наскоро собирая волосы в прическу и совершенно не задумываясь о том, как выглядит. Казалось, что ее заботят вещи более возвышенные, нежели собственный вид. Но даже при этом, как утверждали знакомые, ей удавалось заметно выделяться на фоне разряженных подруг, красивых, словно куклы, но равнодушных и поверхностных.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Никому неведомо, как произошло само знакомство Томаса и Винни, известно лишь, что, начиная с 1913 года, художник регулярно стал захаживать в хижину соседей выпить рюмочку чая с седовласым Хью Трейнором за беседой о погоде, местных красотах, и политической ситуации в мире. Мире, который, к слову сказать, в 1913 году стоял на пороге Первой мировой войны.
О своих «более тесных» отношениях с Виннифред Томас никому никогда не рассказывал, но слухи об их специфической «дружбе» имели место быть. Разумеется, открыто об этом никто не говорил, ибо в те времена такие вещи предпочитали не афишировать. Точно известно лишь, что он подарил ей несколько десятков своих работ, которые, по большей части хранились в хижине Трейноров в Алгонкине.  А весной и зимой 1915 и 1916 годов навещал Виннифред в Хантсвилле, где в холодную часть года проживала семья Трейноров.
Вероятнее всего, незадолго до своей гибели Томас и Виннифред оказались помолвлены, и на момент гибели своего возлюбленного Виннифред была от него беременна. По крайней мере, в 1969 году об этом уверенно заявила племянница Виннифред, хранящая, но так никогда и не обнародовавшая, переписку между своей тетей и Томасом. Она утверждала, что письма между ними содержали «неоспоримые доказательства того, что, Том и тетя были обручены».
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:21:22 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Памятник Томсону в Хантсвилле

Разумеется, о том, правда ли данная связь была более чем, платонической, сейчас уже точно не узнать, но, о своей любви к Томасу Виннинфред говорила его родным после гибели возлюбленного. Кажется, его смерть что-то безвозвратно разрушила в душе и сердце покинутой женщины, ибо уже в сентябре 1917 года многие, и в особенности родные Томаса, стали открыто называть ее сумасшедшей. Словно запертый в клетку лесной зверь, она дрожала всем телом, срываясь на плач и постоянно причитая о том, каким необыкновенно добрым и замечательным человеком был ее главный друг - Том.
Представьте ту отчаянную ситуацию, в которой она оказалась. Буквально за несколько дней до гибели Томсона, они еще планировали женитьбу и медовый месяц. И вдруг в одночасье, Винни превратилась во вдову, так и не ставшую невестой. Она потеряла человека, который был средоточием ее смысла жизни, осталась незамужней женщиной, беременной ребенком, зачатым вне закона. По требованию Джорджа Томсона, Марк Робинсон забирает из летнего дома Трейноров 33 картины Тома, и она не может ничем доказать, что это были его подарки. Позже она будет требовать от газет опровержения лжи о Томасе, которая стала появляться после его смерти в прессе. Попытается потребовать у отца Тома вернуть ей картины и отдать долю в имуществе погибшего сына. Но, тогда, в 1917 году женщина, оказавшаяся в таком положении, не могла ни на что претендовать. Родные Томсона отвернутся от нее, не захотев признать ее внебрачную связь. Им проще было объявить ее сумасшедшей. Впрочем, быть может, ее рассудок и вправду на время помутился, сломав внутри те главные стержни, что держат каркас души и веры.
Она никогда открыто не признавала, что беременна, но уже в конце сентября 1917 года неожиданно отправилась к «дальним родственникам» в Филадельфию, где пробыла до весны. Ходили упорные слухи, что это время она провела в «доме для незамужних женщин», где родила и покинула своего ребенка. Уже после ее смерти один из исследователей смог подтвердить эту информацию, но проследить историю оставленного младенца ему не удалось.
В Хантсвилл она уже вернулась совсем другим человеком, сломленным и опустошенным. Отныне больше никто не услышит ее звонкого смеха и ласкового слова, она никогда не посмотрит в сторону другого мужчины, и навеки останется старой девой. Ее и до того не блещущие вкусом наряды, теперь и вовсе приобретут исключительно оттенки черного и грязно-серого. Со временем она превратится в грузную, вечно угрюмую, сварливую женщину, с постоянно поджатыми в недовольстве губами. Идя по улице, будет тяжело шаркать ногами по мостовой, низко опустив голову. Ее характер изменится до не узнаваемости, теперь она станет воплощением вечного неодобрения и больше с ней никто не захочет иметь дело. А незадолго до смерти от местных мальчуганов Виннифред даже приобретет «звание» старой ведьмы. Этот суеверный ужас им умудрилась внушить несчастная белка, погибшая и застрявшая в электропроводах как раз напротив одинокого дома Трейнор. Скелет животного, словно повисшая в воздухе пародия на беличье распятие, будет пугать ребятню, внушая им страх и отвращение к ни в чем не повинной старой женщине. Разве могли они знать, что забрасывая собачьими экскрементами окна и двери ее дома, они уже вколачивали последние гвозди в гроб той, кто некогда так нежно и беззаветно любил канадского гения? Как скажут позже историки, смерть Томаса Томсона стала для человечества трагедией, а история жизни Уинфред Трейнор – воплощением боли.
Лишь после ее смерти откроется, что у нее осталось 5 картин Томаса, которые она небрежно сбросила в корзину и хранила на чердаке, обернутыми в старые газеты. Казалось, что она так никогда и не простила его безвременный уход, будто считая себя преданной. Впрочем, она их и не продала, сохранив все до одной. Берегла эти сокровища, так и прожив в нищете, даже не проведя в дом горячую воду. А между тем, уже в 50-х годах даже самый маленький эскиз Томсона на аукционах стоил десятки тысяч долларов.
Сейчас вы наверняка задаетесь вопросом, так как же эта, в сущности, хрупкая и беззащитная женщина могла, по мнению исследователей, в 1917 году стать причиной смерти Тома Томсона?
Согласно первой версии, отношения с Виннинфред и в особенности ее беременность могли привести Тома к мысли покончить с собой, и вот почему. Дело в том, что Томсон принадлежал к той категории мужчин, для которых любые правила были сродни ограничениям. Невзирая на внешнюю мягкость, и будто бы даже покладистость, в душе этот человек являлся совершенно вольной птицей, не умеющей петь в клетке. Человеческих существ он воспринимал несуразным дополнением к природе. А их законы и порядки – сущей нелепицей, мешающей творить. Подобное мировоззрение проглядывает в каждой строчке его письма к родным или друзьям. К примеру, вот что он писал о правилах поведения в светском обществе:
«Когда я устроился работать в коммерческий бизнес, то предпочитал нерабочее время проводить в одиночестве в чайной комнате (чайной комнатой англичане, американцы и канадцы называют маленькое кафе с тихой обстановкой – примеч. автора), вместо похода на обед или ужин в какой-нибудь элитный клуб, где собирались сливки общества. Большинство моих знакомых вступали в подобные клубы, но по вечерам я не хотел больше видеть моих коллег, ведь мы и так вместе проводили много времени на работе. Мне нужно было время только для себя. В чайной ты можешь сидеть один, и никто не посмотрит на тебя косо.  Я брал что-нибудь почитать, и утыкался носом в книгу. Книга – хороший барьер для тех, кто хочет с тобой поболтать о чем-нибудь незначительном… Просто я не хочу становиться членом какого угодно клуба, потому что как только вы становитесь частью чего-то, на вас накладываются обязательства, которые ограничивают свободу. Я видел много людей, особенно женщин, которые были привязаны к церкви и клубам до такой степени, что переставали быть собой».
И в этом был весь Томсон – вольный, независимый, самодостаточный, не желающий прогибаться под устои закостенелого общества. При этом, как вы понимаете, его вливание в коллектив элитных клубов, скорее всего, дало бы Томсону возможность налаживать связи с «нужными» и высокопоставленными людьми. Однако, он предпочитал душевную свободу и нищету, богатству и зависимости.
Конечно, представить такого человека связанным узами брака довольно сложно, на что и указывают сторонники версии его суицида. Они предполагают, что Томсон в силу своей порядочности вынужден был жениться на беременной Виннинфред, при этом всей душой противясь акту возложения на себя массы обязательств. Мысли о том, что он «поставил девушку в особое положение» и представления себя, как главы семейства и воспитателя детей, приводили его в ужас. И, не способный решить эту дилемму, он предпочел уйти насовсем. 
Однако, как я уже указывала, никто из близких друзей и родных Томсона в данную теорию не верил, ибо не замечал за ним не только суицидальных мыслей, но и серьезных депрессивных настроений. Более того, незадолго до смерти он активно писал доктору МакКаллуму, где четко озвучивал свои планы и устремления на будущее, чем демонстрировал абсолютно нормальную тягу к жизни.
Впрочем, нам неизвестно, в какой именно момент Томсон получил сообщение о том, что Виннифред беременна. Быть может, об этом он узнал буквально накануне своей гибели, и, поняв, что все его творческие планы летят в тартарары, решил утопиться. Те, кто верит, что Томас покончил с собой, видят дальнейший процесс так: с ума сходя от невозможности решить проблему «правильно», он заплыл на то место озера, где его никто не мог увидеть, привязал груз к ногам и бросился в воду. А упав на дно, будучи еще живым, ударился о какую-то корягу или камень, от чего на его теле появились известные нам повреждения.
Вторая версия, по которой Винни Трейнор, пусть и опосредованно, но стала виновницей смерти художника, гласит, что она была вовлечена в любовный треугольник. Двумя другими сторонами которого выступали Том и Мартин Блетчер, тот самый человек, который, по сути, первым сообщил о пропаже пейзажиста. И главной причиной для данного предположения исследователи называют инцидент, случившийся накануне таинственной гибели канадского гения.
Оказывается, вечером 7 июля 1917 года Том и Блетчер, находясь в местном баре, и «разогревшись» изрядным количеством спиртного, сильно поругались. Никто точно не знал истинную причину конфликта, но их ссора переросла в серьезную драку, которую смогли остановить только другие рейнджеры, разняв бушующих мужчин. После этого Блетчер кинул в сторону Томсона проклятье «Не стой у меня на пути, иначе хуже будет!», и, хлопнув дверью, покинул бар. Кое-кто из присутствующих в питейном заведении считал, что темой спора было противостояние между мужчинами за право обладания Виннифред Трейнор. И хотя, на самом деле кроме этого упоминания, нет ни единого фактического свидетельства, что Блетчер пытался ухаживать за девушкой, для некоторых исследователей оно стало причиной подозревать Трейнор в «ведении игры на две стороны». При этом, никто и никогда не видел, чтобы Блетчер оказывал ей знаки внимания, да и сама женщина ни единым словом ни разу об этом не обмолвилась. Так стоит ли предполагать, что Мартин, неожиданно из-за этого рассвирепел, и, улучив момент, отправился за своим обидчиком в лес, которого в итоге ударил веслом по голове и утопил, привязав к ногам груз, закрепленный на леске?
На мой взгляд, подобные обвинения являются ничем иным, как злобными инсинуациями, в попытке обвинить ни в чем не повинную несчастную женщину. Вероятнее всего, кто-то из свидетелей драки в баре примерил эту ситуацию на себя, сделав вывод, что подобные конфликты между мужчинами чаще всего разгораются на почве борьбы за женщину. Между тем, у Тома и Блетчера существовала иная тема для раздоров, и была она, по факту, куда серьезнее, чем любовные разборки.
Оказывается, с Блетчером у Томсона существовала давняя вражда, базирующаяся, во-первых, на существенном различии в воспитании, а, во-вторых, на очень разных взглядах на войну, которая вот уже 3 года как уносила жизни тысяч солдат на полях сражений.
Мартин Н. Блетчер родился 11 июля 1891 года в городе Баффало, штат Нью-Йорк (США), в семье немецких иммигрантов Мартина H. Блетчера-старшего и Луизы Блетчер. Они проживали в районе города, где по большей части селились такие же немцы-иммигранты. Именно там Мартин Блетчер-старший и открыл в свое время мебельный бизнес, вскоре ставший весьма успешным.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Мартин Блетчер-старший

В 1909 году в Алгонкинском парке он купит несколько домов, чтобы приезжать туда с семьей проводить лето. Они поселятся в двухэтажном деревянном коттедже, стоящем на берегу Canoe Lake, рядом с деревушкой Mowat, и постепенно тоже вольются в маленькую местную общину. Впрочем, семейство это не завоюет особой популярности среди местных жителей, и прежде всего потому, что они были немцами, да к тому же еще и американскими. Особенно не любили Мартина-младшего, который за всю свою жизнь никогда и нигде толком не работал, живя на деньги папаши. Кажется, лишь однажды в 19 лет он устроился подработать разносчиком газет, но уже через пару недель переругался со всеми своими клиентами. Оставшиеся годы своей недолгой, неудачливой жизни он проведет безработным, растрачивающим состояние, заработанное отцом. Находясь в Алгонкине, будет приторговывать контрабандными сигаретами и спиртным, все время шататься пьяным по пристаням и лесу, грубо бранясь со всеми, кого ни встретит. Ни в чем толком не разбираясь, «заведет моду» громко и навязчиво лезть ко всем со своими советами и хвастать несуществующими успехами. Но более всего бесила его неизвестно на чем базирующаяся самоуверенность и категоричность. И это при том, что ему максимум могли доверить такую примитивную работу, как швартовка лодок на пристани, ведь любое иное, более серьезное дело он мог запросто запороть, забыв о нем, будучи пьяным. Одним словом, Мартин Блетчер-младший был откровенно неприятным типом, его сторонились, старались без особой потребности не трогать, а многие женщины откровенно побаивались, презирая за скабрезные шуточки и откровенную лживость. 
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
И как вы понимаете, начиная с 1914 года, данная ситуация лишь обострилась. Ведь в котле Первой мировой, затеянной Германией, каждый день гибли сотни канадцев, а Блетчеры были немцами. В такие времена среди обычных людей множатся страхи диверсий и шпионажа. Немудрено, что вскоре среди жителей Алгонкина стал расползаться слушок, что Мартин-младший слишком подозрительно себя ведет и может оказаться немецким шпионом. Вероятнее всего, подобные разговоры базировались только лишь на происхождении последнего и его личном неприятии общественностью. Но, в подобном отношении сложно винить народ, сыны которого ежедневно сражались в окопах против граждан Германии. Ведь именно канадские корпусы в годы Первой мировой войны своей отвагой и бесстрашием завоевали звание «ударных войск», оставив на полях сражений почти 11000 погибших сыновей и отцов. А победа 9 апреля 1917 года четырех канадских корпусов в битве при Вими Ридж (Франция), считается, знаменовала собой поворотный момент в исходе войны. 
Разумеется, как только Канада вступила в войну, отношение к немцам, проживающим на ее территории, изменилось в худшую сторону. Уже в 1914 году согласно правительственному Декрету, права этнических немцев стали ущемлять, лишив их возможности голосовать и носить оружие. За ними пристально следили, обязывали регистрировать местоположение и получать разрешения для пересечения границ. Подобные ограничения были тем более обидны и носили довольно масштабный характер, если учесть, что на то время немецкая община в Канаде являлась третьей по величине этнической группой. СМИ не отставали от правительства и подливали масла в огонь, распространяя пропагандистскую ненависть и обзывая немцев «наглыми пруссаками». Благодаря подобной политике, к примеру, 9 июня 1912 года город Берлин, находящийся в провинции Онтарио, и долгое время считавшийся столицей немецкой общины в Канаде, по требованию общественности решили спешно переименовать. После митингов и долгих дебатов ему присвоили название Китченер, таким образом, увековечив имя британского героя, фельдмаршала графа Горацио Герберта Китченера, подорвавшегося спустя 4 года, 5 июня 1916 года, на подводной немецкой мине близ Оркнейских островов. 
Учитывая все эти настроения, немудрено, что в общине Алгонкина Блетчеров подозревали, присматриваясь к Мартину-младшему, симпатии к которому и до войны никто не испытывал. Особенно подозрениями в его адрес «страдал» Марк Робинсон, лучший друг Тома Томсона и главный рейнджер парка, который сам участвовал в войне, попал в мясорубку при Вими Ридж и получил ранение.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Марк Робинсон

Первый раз о своей «теории Блетчера-шпиона» он лаконично напишет в личном дневнике 14 мая 1917 года: "Мартин Блетчер-младший покинул сегодня утром Сент-Луис. Я считаю, что он является немецким шпионом». Уже следующая запись, касающаяся Мартина, появится у рейнджера спустя несколько дней, 18 мая 1917 года, и будет гласить: "Мартин Блетчер- младший, вернулся сегодня на Canoe Lake через Ренфру». При этом, стоит понимать, что и Сент-Луис (гора) и Ренфру (город на юго-востоке Онтарио) – это географические объекты, расположенные далеко друг от друга. Совершенно неясно, откуда Марк Робинсон знал о посещении Блетчером-младшим этих мест, и почему рейнджер решил об этом записать в своем журнале. Очевидно, эти факты являлись для внимательного лесника чем-то вроде улик, «доказывающих» шпионскую деятельность немца, и уже 30 июня этого же года он сделает новую пометку, сообщив, что посетил железнодорожную станцию Canoe Lake, куда для Блетчера был доставлен какой-то груз.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

Железнодорожная станция Canoe Lake

Оказалось, что немец получил в свой адрес заказанные для личного пользования 3 бочки (!) 2,5% пива, и этот факт, очевидно, также «упал в копилку» подозрений Робинсона.
Для справки: начиная с 15 сентября 1916 года, сэр Уильям Ховард Херст, премьер канадской провинции Онтарио, издал «Закон о воздержании», который предписывал до окончания войны запрет на продажу алкогольных напитков, за исключением
винодельческих предприятий. В соответствии с Законом, гражданам разрешалось употреблять и хранить дома спиртные напитки, но все бары и винные магазины были закрыты. Этот запрет действовал вплоть до 1927 года.

Очевидно, именно поэтому такое количество где-то приобретенного Блетчером пива Робинсон воспринял, как приобретение с целью незаконной торговли. И вполне вероятно, немец действительно им приторговывал.
Последней записью в журнале 1917 года о Блетчере в журнале Робинсона станет запись, что «14 ноября немец отправился домой в Баффало».
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Станция Canoe Lake

Ничто в записях Робинсона не указывает на конкретные причины его подозрений, однако, это рождает предположение, что лесник допускал слежку Блетчера за передвижением канадских войск, провизии и вооружения по железнодорожным путям. Одной из обязанностей Робинсона, как рейнджера Алгонкина, являлась ежедневная встреча приезжающих на станцию и проезжающих мимо поездов. Вполне вероятно, в процессе осуществления этой деятельности, он заметил, что Блетчер делает то же самое.
Скорее всего, свои идеи в отношении подозрительного немца он обсуждал с Томом Томсоном, когда тот был еще жив.
Как вы понимаете, пока солдаты Канады сражались на фронтах, художника на войну не брали. Причины войны и непригодность Тома к строевой подготовке и являлась главным камнем преткновения между ним и Блетчером. Их ссоры были жестокими, а тема для Тома – особо болезненной, о чем пейзажист не раз сообщал друзьям в письмах. Ведь он был ярым патриотом своей Родины, в котором боролись желание ее защищать и идеи пацифизма. К тому же друзья, соратники и родные художника также разделились во мнении. К примеру, доктор Джеймс MaкКаллум, продающий картины Тома и помогающий ему материально, считал, что гению следует творить, а не «махать шашкой» на поле битвы, и всячески убеждал художника заниматься тем делом, для которого он предназначен судьбой. Иные друзья Томсона пытались на него оказывать давление, стимулируя желание отправиться в армию. А кто-то всеми силами, включая использование связей в эшелонах власти, старался помешать этому процессу.
В итоге, в 1915 году в Алгонкин приезжал даже агент Военного департамента, однако ознакомившись с медицинской документацией Томсона, опять-таки признал его непригодным для военной службы. В данном случае протекция знакомых пейзажиста «подкрепилась» перенесенным в детстве ревматизмом, который оказал губительное влияние на его ноги. Впрочем, Томсон никогда и ни с кем не обсуждал эту причину, быть может, стыдясь ее, и старался уйти от подобных разговоров. По воспоминаниям свидетелей, передвигался он абсолютно нормально, выглядел здоровым и очень крепким мужчиной. Без устали мог прошагать несколько десятков километров, вытащить на гору тяжелое каноэ, и часами плавать. Робинсон, домыслив, считал, что друга не берут на войну из-за больного сердца, а Блетчер при любом удобном случае старался Томсона обвинить в трусости и душевной слабости. Именно на эту тему у них и возникали ожесточенные споры, вплоть до рукоприкладства.
Блетчер, являющийся отъявленным джингоистом (сторонником колониальной военной экспансии и разделения людей по национальному признаку), оскорблял Тома, вызывая в его душе самые злобные реакции. Скорее всего, 7 июля 1917 года, то есть накануне своей гибели, не вполне трезвый 40-летний Томсон опять среагировал на выпад в свою сторону, и получил довольно сильный удар в голову от невысокого, но коренастого и крепкого 26-летнего Блетчера. Впрочем, ему тоже крепко досталось, пока иные рейнджеры не растянули драку. Марк Робинсон считал, что раздосадованный немец, увидев на следующий день отплывающего на рыбалку Томсона, последовал за ним, а затем убил. И хотя рейнджер никогда так и не смог доказать свою теорию, 23 марта 1930 года на запрос одного из исследователей, он напишет, что «Блетчер-младший, возможно, о гибели Тома Томсона знает больше, чем любой другой человек». Как расскажут впоследствии родные Робинсона, он до последнего своего вздоха считал, что именно немец убил художника либо по причине своей злобности, либо потому, что Томсон что-то знал о его шпионской деятельности.
Теория же о том, что Блетчер являлся соперником Томсона в любви к Виннифред Трейнор, на мой взгляд, попахивает «романтизацией» их отношений. Вероятнее всего, противостояние между двумя мужчинами базировалось лишь на антагонизме характеров и взглядов. Но, ссора и драка накануне гибели художника может дать возможность предположить, что удар в голову, полученный Томом в баре, как говорится, мог «достигнуть своей цели», вызвав у него черепно-мозговую травму с отсроченными последствиями. И хотя мне в это верится с трудом, сторонники подобной версии также существуют.
В противовес им, становится понятно, почему сам Блетчер впоследствии так сильно настаивал на версии самоубийства Томсона. Ведь подобная теория, во-первых, показывала художника, как человека нестабильного, депрессивного, и якобы, испытывающего угрызения совести. А, во-вторых, полностью снимала с немца подозрения в его убийстве. В августе 1931 года он даже попытался открыто лгать, утверждая в интервью, что ноги трупа Томсона были крепко связаны прорезиненной веревкой, тем самым как бы намекая, что он это сделал самостоятельно. Но, многочисленные свидетели уличили его во лжи и заставили отказаться от своих слов. Однако, даже родные Томсона никогда не считали Блетчера виновным в его смерти, хотя Джордж и попытался провести собственное расследование, опросив всех, кто присутствовал в тот злополучный вечер в баре. В конце концов, Блетчеру так никогда и не будет предъявлено обвинение даже в хулиганстве, и в 1938 году, в возрасте 47 лет, он умрет от сердечного приступа. 
Со своей стороны мне хотелось бы отметить, что версия убийства Томсона разъяренным Блетчером также имеет белые пятна. Неясно, зачем ему могло понадобиться спустя пару часов после злодеяния сообщать общественности о найденной пустой лодке Тома. Ведь разумнее было бы об этом промолчать. Да и мотив убийства – ссора на почве моральных разногласий, выглядит слишком натянутым. За любовь и вправду убивают, но опять же нет ни единого свидетельства, что Блетчер претендовал на Виннинфред Трейнор. Впрочем, если рассматривать версию убийства художника Блетчером с позиции мотив/возможность/алиби, то становится ясно, что первые два фактора у немца точно существовали, тогда как алиби на момент совершения преступления отсутствовало.
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:10:12 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
Но не спешите думать, что отношения с Виннинфред и Блетчером были единственной проблемой Томсона, которая могла привести к его убийству. История гибели пейзажиста имеет столько граней, что, глядя на них всех разом, можно ослепнуть, и потерять ориентацию. Быть может, именно поэтому каждый исследователь смог найти в ней подтверждение для своей теории.
Мы же с вами, чтобы не запутаться в хитросплетениях повествования, будем понемногу продвигаться вперед, и лишь изредка оглядываться назад для более четкого понимания ситуации (по этой же причине я постепенно ввожу фигурантов дела в повествование).
Итак, как мы помним, в Алгонкине Томсон поселился в деревушке Mowat, которая в то время представляла собой вымирающую деревню, состоящую из нескольких домов и ее центра - отеля Mowat Lodge.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Так выглядел отель в 1913 году
На момент приезда художника, владельцем этого отеля был Шеннон Фрейзер и его жена Энни. При этом, они не только владели зданием, но и управляли им самолично, готовя, убирая и обслуживая всех туристов. Здесь же Том Томсон, как и многие другие рейнджеры, пополнял свои припасы, брал готовую еду, которую собирала ему Энни Фрейзер, и мог всегда раздобыть спиртное.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Жители деревушки Mowat. Крайняя слева – Энни Фрейзер, за ней – ее муж Шеннон Фрейзер
Все, что происходило в парке, в конце концов, крутилось вокруг отеля Mowat Lodge, а Шеннон Фрейзер был не только знаковой фигурой в Алгонкине, но и человеком, у которого всегда водились деньги и незаконный товар, которым он торговал из-под полы.
И, так как этот человек является еще одним серьезным фигурантом в деле странной гибели Томаса Томсона, я расскажу о нем и его жене чуть поподробнее.
Стоит понимать, что в семье Фрейзер основной движущей силой был не Шеннон, а Энни. Именно эта женщина являлась вдохновителем, создателем и заправилой всего отельного и туристического бизнеса, который в годы проживания там Томсона стал зарождаться.
Впервые она приехала в заброшенное селе Mowat в 1906 году вместе с мужем (до этого они проживали в Кинсингтоне), когда тому дали должность управляющего местным мукомольным заводиком. Мельница уже некоторое время простаивала без дела, ибо ее бывший управляющий вот уже несколько лет, как умер. Иногда посмотреть на ее старое здание и устаревшее оборудование приезжали редкие туристы. Миссис Фрейзер с большим радушием их принимала в собственном доме, а вскоре уговорила мужа приобрести и несколько заброшенных хижин в деревне Mowat. Она хотела из них сделать гостевые коттеджи, которые можно было бы сдавать в аренду путешественникам и постояльцам, приезжающим полюбоваться местными красотами.
В 1910 году после долгой бюрократической волокиты семья Фрейзер стала полноправным хозяином самого большого здания в Mowat, которое они значительно перестроили, создав в нем отельные номера и кухню. По факту Mowat Lodge был пансионатом, а не просто гостиницей, так как частенько люди в его номерах проживали по нескольку месяцев, а то и лет, кормясь здесь же. В дополнение к этому, Фрейзеры исполняли и почтовые обязанности, получая скопом, а затем доставляя адресатам предназначенную для них корреспонденцию.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Mowat Lodge зимой. Фото 1916 года
Госпожа Фрейзер оказалась настолько успешной бизнесвумен, что уже в следующем году решительно задумалась о расширении бизнеса, и всеми доступными методами пыталась рекламировать отдых в отеле в Алгонкинском парке.
У них была хорошая пара, где Шеннон как бы исполнял роль души семейства, а Энни – ее разума. Канадский ирландец, мистер Шеннон являлся весельчаком, балагуром и прекрасным рассказчиком. Он хорошо ладил с людьми, был покладист и работящ, но любил изрядно «заложить за воротник» и потравить лесные байки.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Шеннон Фрейзер запечатлен стоящим в каноэ. Разодет он здесь в пух и прах: отличный костюм, галстук и залихватская шляпа

Впрочем, как это часто бывает с добряками, будучи пьяным, иногда становился агрессивным и «лез в бутылку». Энни же заведовала деньгами, превосходно стряпала и поддерживала дом в чистоте и порядке. Многие посетители, уезжая из Mowat Lodge, еще долго вспоминали общительность Шеннона и великолепную фирменную еду «от Энни Фрейзер».
Иногда Шеннону среди местных жителей, дебоширов и пьяниц, было сложно найти хорошую рабочую силу себе в помощь по делам почты и пансионата, поэтому всех, кто приезжал на отдых в Алгонкин он правдами и неправдами привлекал к работе. Подчас люди, которые изначально собирались провести в парке пару недель, убалтывались им остаться на несколько месяцев, чтобы подсобить в работе отеля. Именно так, в свое время он уговорил Томаса Томсона заняться кураторством туристов в деле организации для них рыбалки и походов в лес.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Туристы-рыбаки в Алгонкине

В холодное же время года, особенно весной и осенью, художник помогал Фрейзерам во многих делах, будь то протирка насухо вымытой Энни посуды или починка крыши вместе с Шенноном.
Одним из излюбленных поводов для шуток в сообществе Canoe Lake являлся неиссякаемый оптимизм Шеннона Фрейзера о том, что наплыв гостей и постояльцев в Mowat Lodge произойдет с приездом следующего поезда. Частенько Шеннон приезжал на железнодорожную станцию и встречал прибывающие поезда, а кое-кто из соседей любил, встретив на улице неунывающего хозяина гостиницы, поинтересоваться, когда же отель заполонят толпы веселых и богатых туристов. Но, Шеннон, нисколько не смущаясь и сияя добродушной улыбкой, всегда отвечал либо «большая партия обязательно прибудет сегодня", либо, разводя руки и усмехаясь, приговаривал «наверно, они просто опоздали на этот поезд".
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Туристы на станции Canoe Lake ожидают поезд

Неприятности Фрейзерам доставляли лишь нанятые работники, такие, к примеру, как Джордж Роу и Ларри Диксон, живущие в неказистых хибарках возле мельницы. Оба работничка являлись законченными пьянчужками, всегда работающими «под мухой». Иногда терпение Энни смотреть на чудеса, которые они вытворяют, кончалось, и она выгоняла их, но вскоре прощала и звала обратно. И так до следующей пьяной выходки.
Так что Фрейзеров хоть и можно было назвать местными заправилами главного бизнеса Алгонкинского парка, люди они были, по большей части, простые, открытые и добродушные. И, конечно, с кем, как не с ними, Том Томсон тесно дружил и общался.
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Слева направо: 34-летний Шеннон Фрейзер, Том Томсон и Чарльз Робинсон, брат Марка Робинсона
А в начале 1915 года, стесненный в средствах, обратился к Шеннону с просьбой одолжить ему $250 (сейчас эта сумма эквивалентна примерно $6000) на покупку каштанового каноэ, новой шелковой палатки и иного оборудования для проживания и работы в Алгонкине. Разумеется, деньги ему ссудили и о долге особо не напоминали, зная о том, как пока сложно Томасу продавать свои картины. По сути, в его порядочности никто не сомневался, но в те годы сумма $250 являлась довольно значительной. Не огромной, но и не бросовой, и долг, в конце концов, как говорится, платежом красен.
Между тем, за несколько дней до гибели Тома, Энни Фрейзер, будто бы, сумела стать свидетельницей переписки между художником и Виннифред Трейнор. Как она говорила, Винни, видимо, случайно забыла на столе свою записку, в которой писала «Пожалуйста, Том, Вы должны купить новый костюм для нашей свадьбы». Об этом инциденте Энни рассказала одной из постоялиц, миссис Дафне Кромби, с которой она поддерживала приятельские отношения, и уж, наверняка, рассказала об этом и своему мужу – мистеру Шеннону Фрейзеру.
О том, что произошло дальше, можно лишь предполагать. Но, 8 июля 1917 года, в день, когда Том Томсон решил отправиться на свою последнюю рыбалку, по факту его видели только члены семьи Фрейзер. Именно Энни собрала ему в дорогу пакет с легкой едой, а Шеннон впоследствии подтвердил отъезд художника в 12.50. То есть они были последними и единственными людьми, кто общался и вообще видел Томсона 8 июля. Между тем, ни единая душа, кроме Фрейзеров, не смогла сказать, что видела Томсона после его ухода с попойки, которая состоялась накануне в баре.
В интервью, данном 14 января 1977 года одному из исследователей, Дафна Кромби заявила, что после загадочной гибели Томаса Томсона она еще несколько лет поддерживала отношения с Энни Фрейзер. И якобы та однажды ей призналась, что именно Шеннон убил художника. Дескать, между Томом и Шенноном вечером 7 июля произошел неприятный разговор в баре, в котором уже никого, кроме них не осталось. В этой беседе была затронута щекотливая тема о планах Томсона жениться, и его возврате долга. Иногда подобные обсуждения склонны перерастать в неприятные ситуации, вплоть до драки. А так как оба мужчины были изрядно подогреты алкоголем и ссорой, которая случилась между Томом и Блетчером несколько минут назад, адреналин в них буквально кипел. Еще один сильный удар в голову, очевидно, привел Тома в бессознательное состояние, и при падении он сильно ударился о колосниковую решетку печки, небольшой ушиб от которой и остался у него над бровью.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Колосниковая решетка для печки

Этот удар вызвал мгновенную смерть Томсона и привел Фрейзера к мысли, что его тело следует спрятать, утопив в озере. По словам Кромби, на этом рассказ Энни заканчивался.
Но даже такие крохи информации дают возможность предположить, что, скорее всего, оказавшись в затруднительном положении, за помощью Шеннон побежал к своей жене. Женщине, умеющей трезво мыслить в экстремальных ситуациях. Взяв лодку Томсона и первое, что попалось под руку, они привязали к его ногам груз в попытке утопить труп посреди озера, думая, что избавились от всех улик преступления. Но, просчитались, и спустя несколько дней благодаря порвавшейся леске на грузиле, тело Томсона всплыло на поверхность озера. Так, алкоголь – верный спутник многих человеческих бед и горестей, случайная драка и непреднамеренные действия могли привести к убийству гения, поставив перед его потомками один из величайших вопросов.
Спустя несколько дней после похорон Тома, Марк Робинсон запишет в своем дневнике, что знает о попойке и драке между его другом и Блетчером, произошедшей 7 июля 1917 года в баре. Где отметит, что считает тому причиной непомерное распитие алкоголя, который, скорее всего, поставлял бару мистер Фрейзер. Видимо, тогда он четко осознал, что в родных для него краях процветает подпольная, незаконная торговля спиртными напитками, и займется собственным расследованием.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Марк Робинсон осматривает деревья в Алгонкинском парке

Скорее всего, винить в этом он будет Блетчера, а не Фрейзера, именно потому скоро и отправится проверять на железнодорожную станцию грузы, пришедшие на имя немца.
Стоит отметить, что в отношении Фрейзера, как потенциального убийцы Тома Томсона никогда никем не проводилось серьезного расследования. Он умер, будучи в довольно преклонных летах, чуть раньше своей жены. Но, многие независимые исследователи утверждают - местные жители в разговорах намекали, что знают, кто стал убийцей великого художника. И эти намеки незримо указывали на Шеннона.
Впрочем, как вы понимаете, данная теория виновности Фрейзера в убийстве Томсона основывается, в первую очередь, на свидетельстве одного единственного человека – той самой Дафны Кромби, которая лишь спустя несколько лет заявила о разговоре с Энни Фрейзер. Ведь если предположить, что Энни не читала записки Виннинфред, она не могла знать о планируемой свадьбе Томсона. А значит, частично теряется мотив ссоры между Шенноном и Томом. К тому же, ни единый человек никогда не слышал, чтобы мистер Фрейзер не то, чтобы требовал от Томсона возврата долга, но и вообще заводил об этом разговор. Ведь, очень может быть, что помощь Томсона в работе по отелю, а также приезд к нему друзей, которые, разумеется, приносили Фрейзеру некий доход, считались своеобразной материальной компенсацией в счет долга.
Есть и еще одна маленькая деталь, о которой мне хотелось бы рассказать. Правда, она столь ничтожная, что даже на косвенную улику не тянет, но все равно кажется мне значимой. Этой «мелочью» является письмо Шеннона Фрейзера, написанное родным Тома Томсона 18 июля 1917 года, то есть после того, как его тело нашли в озере. Адресуя его Джону Томсону, Фрейзер сообщил об ужасной находке на Canoe Lake, и единственным повреждением тела, на которое он указал в письме, являлся ушиб над бровью художника. Создается ощущение, что о других повреждениях тела Томсона Шеннон попросту не знал, но откуда-то видел только ссадину над бровью. Однако, на самом деле этот ушиб был очень небольшим, но видимым внешним повреждением. А вот предсмертные синяки проявляются на коже лишь спустя несколько часов. Именно таким образом судебные эксперты обычно находят следы внешних воздействий на коже трупов.
Между тем, Шеннон не пишет в письме о леске и о большом 10-сантиметровом синяке на виске погибшего художника, но упоминает маленькую ссадину на коже. И это, на мой взгляд, можно объяснить лишь одним: Фрейзер не смотрел на тело утопленника, и потому не видел большого длинного кровоподтека, но видел труп перед его погружением в воду, а тогда на теле Томсона видна была лишь ссадина.
Впрочем, я осознаю, что данное умозаключение может оказаться и ошибочным. Ведь для версии о том, что именно Шеннон Фрейзер был убийцей Томсона, существует слишком мало улик.
К тому же и сама Дафна Кромби, по правде говоря, у меня вызывает ничуть не меньшие подозрения, ведь как поговаривали местные жители, она втайне чахла по Томсону. Впервые эта женщина появилась на Canoe Lake в начале весны 1917 года. В Алгонкин она приехала вместе с мужем, лейтенантом Робертом Кромби, прошедшим всю войну и заболевшим на ней тяжелой формой туберкулеза. Врачи рекомендовали пожить больному служаке где-нибудь подальше от города и поближе к хвойным лесам. Поразмыслив, семейство отправилось поправлять здоровье лейтенанта в чистейшее место Канады – на озеро Canoe. Но, Роберт был еще очень слаб, а молодой Дафне в такой глуши решительно нечем было заняться. Перезнакомившись со всеми, кто мог быть ей интересен, а также насладившись красотами природы, пока муж отлеживался на койке, по кусочкам выхаркивая свои легкие, она увлеклась общением с красивым талантливым Томсоном. И быть может, мысленно развлекала себя выдуманными романтическими отношениями с недоступным гением.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
По крайней мере, сама она называла их общения очень теплыми, сказав, что после знакомства они «быстро поладили». Том же, очевидно, не лишенный желания польстить себе вниманием еще одной женщины, иногда прогуливался с ней по берегу и даже подарил один из своих эскизов. Для молодой леди, у которой где-то в номере лежал нездоровый муж, а вокруг возвышался дремучий и непроходимый лес, подобные знаки внимания от хорошо воспитанного, харизматичного мужчины могли показаться очень вещественными. При этом, что странно, впоследствии Дафна заявит, что никогда до разговора с Энни Фрейзер не то, чтобы не встречалась, но даже и не слыхала об Виннинфред Трейнор, что само по себе сложно представить. Ведь Винни постоянно захаживала в Mowat Lodge, и женщины просто не могли не встречаться. Так что теория смерти Томсона от рук Шеннона Фрейзера, на которую явственно намекала Дафна Кромби, может быть ничем иным, как выдуманная ею сплетня. Измышление, в котором молодая, увлекшаяся другим мужчиной, женщина хотела добавить собственной значимости в его биографию.
Таковы основные теории, описывающие возможные причины смерти Томаса Томсона. Менее громко, но ничуть не менее реалистично, звучат и предположения, что художник мог быть убит кем-то сторонним, и не известным общине Алгонкинского парка. В конце концов, у Томсона мог найтись свой завистник, желающий прервать восходящий талант гения. А может статься, что какой-нибудь ревнивый муж, заподозрив Томсона в прелюбодеянии с его женой, решил таким кардинальным способом прервать их отношения. Да и наверняка в обширных лесах парка где-то рыскали местные контрабандисты, могущие посчитать Тома опасным свидетелем. Нельзя исключить и возможность того, что проезжающие сквозь парк поезда, несущие на себе солдат и военные грузы, могли привлечь внимание шпионов и диверсантов, готовых на любые поступки.
Но, к сожалению, в этой истории тайной являются не только обстоятельства гибели художника, но и его погребения. Ибо, на сегодняшний день никто так и не знает, где точно покоятся его останки.
« Последнее редактирование: 29 Январь 2016, 01:13:56 от Влада Галаганова »
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

Оффлайн Влада Галаганова

  • Администратор
  • Мастер
  • *
  • Сообщений: 2438
  • Золотое Перо
Начиная с 1935 года, расследованием загадочной смерти Томсона будут заниматься историки и дальние родственники, его друзья и журналисты. И все они будут знать одно: по сохранившимся документам тело гения должно покоиться на берегу озера в Алгонкине. Уверенности в этом добавлял и рассказ Марка Робинсона. Поэтому, спустя 39 лет, 5 октября 1956 года, чтобы попытаться развеять слухи и докопаться до истины, по требованию общественности и распоряжению судьи, могила на Mowat Cemetery была вскрыта, а тело, покоящееся там, эксгумировано. Да-да, вы не ослышались: из могилы, которая, как мы уже с вами знаем, по логике вещей должна была бы быть пустой, извлекли останки мужчины. И поверьте, те, кто занялся их изучением, а в этой команде были такие уважаемые в Канаде личности, как доктор медицинских наук Нобл Шарп, доктор Гэрри Эббс и судья Вилльям Литл, были практически уверены, что откопали тело Томаса Томсона. А целью данного мероприятия было подтверждение или опровержение слухов о насильственной смерти погибшего художника и настоящем месте его захоронения. Попросту говоря, эти несколько человек искали на костях Томсона следы от пулевых ранений.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Вскрытие могилы на Mowat Cemetery. Фото 1956 год

Первым делом, эксперты изучили само захоронение, и отметили тот факт, что могила, расположенная практически на берегу озера, была изрядно подмыта подземными водами. В результате человеческие кости и куски древесины, из которой был сделан гроб, перемешались. При этом, было видно, что домовина была сколочена из ценных пород дуба и кедра, и вообще демонстрировала свою изначальную дороговизну. Данный факт согласовался с официальной информацией о том, что Томсон был похоронен именно в таком дорогом гробу.
Металлические ручки и заклепки, некогда находящиеся на нем, располагались в могиле на том же уровне, что и найденные кости, а это означало, что усопшего, скорее всего, похоронили в этой могиле именно в данном гробу.
Поначалу исследователям казалось, что их изучение идет по плану, ведь на первый взгляд захоронение выглядело могилой Томаса Томсона. По крайней мере, дорогой гроб и расположение останков это подтверждали. Но, как только они принялись осматривать сами кости, выяснилось, что они никак не могли принадлежать умершему гению. Во-первых, было ясно, что на момент захоронения тело было одето лишь в один шерстяной носок, что никак не совпадало с записями в документах. А, во-вторых, найденные кости явно принадлежали человеку не европеоидной расы, а представителю коренного американского населения, скорее всего, индейцу.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Между тем, как мы знаем, Том являлся чистокровным шотландцем, и в его роду отсутствовали даже намеки на примесь индейской крови. По всему выходило, что группа ученых мужей в могиле, где некогда покоился художник, нашла какого-то местного жителя, причем довольно молодого – возрастом до 30 лет, захороненного где-то 20-40 лет назад, и с дырой в черепе, вероятно, от проведения операции по его трепанации.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Череп, найденный в первой могиле Томаса Томсона на кладбище Mowat. Фото 1956 года.
Отверстие в черепе исследователи поначалу приняли за след от пули, но затем они смогли убедиться в его «некриминальном происхождении». Пуля при вхождении в череп, оставляет вокруг раны лучевидные расколы и трещины, чего в данном случае не наблюдалось. Такое аккуратное отверстие в черепе, скорее всего, оставлено каким-то специальным медицинским инструментом, типа трепана.

Эта находка, о которой немедленно было сообщено в полицию и прессу, шокировала всех людей, кто, так или иначе, был причастен к жизни и смерти Томаса Томсона. Она вконец запутывала всю историю и добавляла в нее массу новых вопросов.
Во-первых, становилось ясно, что тело художника все-таки вывезли из первоначального места его погребения. Но, как же вышло, что Марк Робинсон мог так ошибаться на этот счет? Во-вторых, появилась новая загадка: как останки индейца могли оказаться там, где их обнаружили, да еще в таком дорогом гробу и с дырой в черепе от трепанации?
Изучив все документы, выяснилось, что официальных захоронений на этом месте, начиная с 1917 года, никто не проводил, а значит, данные останки могли намекать на какую-то криминальную историю. У исследователей появились подозрения, что труп индейца мог появиться там в результате сокрытия какого-то преступления. Но, расследование, проведенное сотрудниками полиции провинции Онтарио на этот счет, не выявило ни единого случая исчезновения индейцев в означенный промежуток времени. Равно, как не смогло оно обнаружить и медицинских записей, в которых упоминалась бы операция по трепанации черепа, проведенная на человеке этой народности.
Эта тайна долгое время будет оставаться нераскрытой, а о работе, проведенной исследователями в 1956 году, судья в отставке Вильям Литл расскажет в своей книге под названием "The Tom Thomson Mystery», которую выпустит в 1970 году.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Всю оставшуюся жизнь участники этой странной эксгумации проведут в попытках доказать общественности, что Том Томсон был убит, но в могиле на Mowat Cemetery его останков нет. Информацию о том, куда подевались эти найденные кости, мне обнаружить не удалось, но, вероятнее всего, их опять похоронили, правда, уже официально. Вскрыть иную могилу, в Owen Sound, экспертам не позволили. Противились этому, в первую очередь, родственники Томсона и Генеральная прокуратура Канады.
В 2009 году два человека, стоматолог из Оттавы Боб Крук и ортодонт Джим Хикман решат на основании фотографий провести свою независимую экспертизу черепа, найденного в могиле Алгонкинского парка. Сумев привлечь к этому процессу и других экспертов, таких, к примеру, как Рон Уильямсон, адъюнкт-профессор археологии в отделе антропологии Университета Торонто, они попытаются оспорить выводы предыдущей группы ученых, согласно которым в первой могиле Томсона был найден человек индейского происхождения, а не европеоид.
Дело в том, что свои выводы в 56-ом году исследователи строили, прежде всего, на утверждении, что только у коренных жителей американского материка бывают такие "лопатообразные резцы" верхней челюсти, как были обнаружены на найденном черепе. В середине 20-го века действительно бытовало мнение, что такие зубы присущи исключительно американским монголоидам. Однако, благодаря недавно проведенным исследованиям коренных жителей Шотландии и Англии, было установлено, что у них также часто наблюдаются резцы именно такого строения, а ведь в роду у Томсона как раз были только англичане и шотландцы.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Для дальнейшего подтверждения этой теории, Уильямсон отправил фотографии Сьюзен Пфайффер, профессору антропологии и международному эксперту судебно-медицинской экспертизы, не озвучив ей причину и предмет исследования. Пфайффер определила череп, как такой, что некогда принадлежал мужчине примерно 40-50 лет, родом из Северной Европы, вероятнее всего из Шотландии, который умер в прошлом веке.
В то же время, другой исследователь по имени Andrew Riddle использовал сложную компьютерную программу, которая восстанавливает внешность человека по его черепу, и машина выдала ошеломляющий результат – с экрана монитора на него смотрел Том Томсон.
И хотя, как вы понимаете, данные результаты, к сожалению, являются умозрительными и теоретическими, то есть такими, на основании которых нельзя выступать в суде, они намекают на то, что в 1956 году исследователи таки откопали останки погибшего художника, а под надгробием в Owen Sound покоится пустой гроб. Впрочем, и они вызывают еще больше вопросов: почему Томсона так и не вывезли в 1917 году с Mowat Cemetery? почему его тело было одето лишь в один шерстяной носок? и что за дыра была найдена в его черепе?
В итоге и по сегодняшний день загадка жизни и смерти Томаса Джона Томсона будоражит умы исследователей всех мастей и рангов.
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
С уверенностью можно сказать лишь то, что его преждевременная кончина помогла превратить начинающего художника в культурного гиганта. Его картины в настоящее время выставляются в самых фешенебельных галереях по всему миру, а выставки работ привлекают толпы поклонников. Только за последние несколько лет на мировых аукционах было продано пять его картин и эскизов, и цена каждого колебалась в пределах минимум четверти миллиона долларов.
Канадцы же и по сей день считают его странную гибель одной из самых больших национальных загадок и трагедий. И хотя этот повод звучит не лучшим образом, он помогает потомкам Томсона лучше узнавать свое наследие, национальную историю и культуру. Ведь чем лучше люди узнают его смерть, тем лучше они понимают его жизнь, а значит, учатся распознавать вовремя истинный талант. 
Глупость не спрашивает, она объясняет.
С дураком ты всегда занят и трудишься в поте лица. Он тебе возражает и возражает, ибо уверен!
И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку, сообразительность, и чувствуешь, какой у тебя плохой характер

 

Страница сгенерирована за 0.126 секунд. Запросов: 53.