Автор Тема: Печальный случай Махмуда Маттана  (Прочитано 6226 раз)

CrazyCatLady и 1 Гость просматривают эту тему.

Сестрица

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 228
    • Награды
  Махмуд Хуссейн Маттан родился в Британском Сомалиленде в 1923 году. В то время часть Сомали была протекторатом Британии (территория современного Сомалиленда).

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Махмуд Хуссейн Маттан

 Многие выходцы оттуда  ещё в конце 19 века начали приезжать в крупные портовые города Британии в качестве морских торговцев.

 Затем Первая, а далее и Вторая Мировая Войны только усилили этот поток мигрантов. В основном это были здоровые молодые парни, которых Британия рекрутировала на корабли Военно-морского флота.

 Во время Второй Мировой Войны Махмуд в качестве торгового моряка прибыл на судне в столицу Уэльса Кардифф, где уже жила большая диаспора сомалийцев, в основном состоящая из тяжело работающих молодых мужчин.

Махмуд Хуссейн Маттан сумел найти работу в городе, и потому решил обосноваться в Уэльсе, и поселился в районе Тайгер Бэй. Сегодня он называется Бьюттаун, это район на юге Кардиффа. Он расположен между центром города и доками, и в то время был одним из первых мультикультурных сообществ Соединенного Королевства, дав пристанище рабочим из более, чем 50 стран. Район считался опасным и криминогенным, неудивительно, что там образовались своего рода улицы красных фонарей, где не обремененные моралью женщины встречались с рабочими из доков, желая получить немного денег.

  Писатель Ховард Спринг из Кардиффа в своих воспоминаниях описывал Тайгер Бэй, каким он его запомнил во время перед Первой Мировой Войной: «Узкоглазые и макаронники, индусы и левантинцы  шлепали по слегка  зловещим улочкам,  растекающимся из Бьют Стрит.  Лабиринты матросских общежитий,  сомнительные гостиницы, корабельные торговцы, пропахшие бечевкой и брезентом… Дети самых странных цветов, плоды ужасных мезальянсов,  шатающиеся полуголыми по улицам; а витрины магазинов украшены именами, олицетворяющими все возможные кланы и классы под солнцем. Флаги всех наций трепещут на фасадах домов… Это был грязный, вонючий, гнилой и романтичный район, оскорбление обществу и вдохновение одновременно, и я любил его》.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Рабочие из Тайгер Бэй перед доками, 1950е

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Мальчишки из Тайгер Бэй играют на улице, 1950е

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Женщины и дети крутятся на карусели, Тайгер Бэй, 1950е



 Вскоре Махмуд познакомился с  17летней Лорой Уиллиямс, работницей с бумажной фабрики, и молодые люди начали встречаться, проводить время вместе на прогулках и в кино. Лора боялась, что ее родители будут против  ее отношений с чернокожим мигрантом, и поначалу парочка держала их в тайне.
  Однако недолго, потому что уже через 3 месяца после знакомства Махмуд и Лора поженились. 
 
 Новоиспечённая семья столкнулась с тем, что их ругали, обзывали, и даже избивали, когда бы они ни появились на улице или в магазине вместе.

 Несмотря на то, что люди в Тайгер Бэй поддерживали друг друга и вместе разделяли тяготы рабочей жизни, Лоре и Махмуду не удалось найти ни одного квартировладельца, который бы согласился сдать им в аренду жилье.
« Последнее редактирование: 19 Ноябрь 2020, 16:42:35 от Сестрица »




Сестрица

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 228
    • Награды
Ответ #1 : 18 Ноябрь 2020, 23:43:09
 Здесь сделаем отступление, чтобы попытаться понять, каким же было отношение англичан к межрасовым бракам, ведь, согласитесь, факт такой явной дискриминации и агрессии по отношению к семье Лоры и Махмуда в стране, которая сегодня чуть ли не впереди планеты всей в делах прав и свобод человека, всего каких-то 70 лет назад, поражает.

 На тему межрасовых семей и отношения к ним в Британии написано много занимательных трудов и исследований, она живо обсуждается и сегодня, особенно, в связи с женитьбой Меган Маркл и принца Гарри, у детей из смешанных браков и их родителей берутся интервью, проводятся опросы, на основе чего создаются целые телевизионные циклы. Однако не стоит думать, что эта тема новая для британского общества.

 Чёрные рабы стали появляться в Британии в 16м веке, и в 17 и 18 веках образовались целые династии, которые богатели за счет труда рабов на плантациях Барбадоса и других Карибских островов.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]


 Рабы считались собственностью владельца, и подобно другому имуществу, указывались в перечне инвентаря плантации и в списках наследуемых товаров на страницах бесчисленных завещаний.
 
 Закон об отмене рабства в 1833 году формально освободил 800 тысяч африканцев, считавшихся тогда имуществом  своих владельцев. Менее известен однако тот факт, что тем же законом была предусмотрена денежная компенсация за потерю имущества владельцам освобождённых рабов, компенсация за счет налогоплательщиков!  Правительство выделило 20 миллионов фунтов (эквивалентно 16-17 млрд фунтов сегодня) для таких компенсаций, и эта сумма была равна 40 % от всех расходов правительства в 1834 году! Надо ли говорить, что бывшие рабы не только не получили ничего, но и должны были бесплатно работать у прежних хозяев 45 часов в неделю в течении 4 лет после освобождения.

 Что касается браков между английским населением и африканской расой, уже в произведениях Шекспира мы находим примеры таких союзов, и с течением времени они стали в Британской империи повсеместным явлением. Причем они заключались во всех классах английского общества. Но то, что они существовали, не означает, что их не порицали. 
 Однако, если люди высшего общества были защищены от людской молвы и агрессии своими деньгами и статусом, то людям из среднего и низшего класса, вступившим в отношения с представителем другой расы, приходилось особенно тяжело.

 И хотя Британская империя владела колониями и протекторатами в разных точках Земли, и китайцы, индийцы, африканцы, жители Карибов давно живут в городах ее, браки с другой расой долгое время рассматривались в Англии как недопустимое явление, ведь империя и строилась на идее превосходства белой расы над другими.
 
 Биологи, антропологи издавали целые тома и монографии, в которых в духе евгеники диктовалась идея о том, что при скрещивании  белой и черной рас их потомки неизбежно будут слабее обоих родителей, их гены будут нарушены, и они будут неспособны к воспроизводству. Были, правда, и сторонники того, что скрещивание двух рас приведёт к получению потомства сильного и выносливого,  заимствующего все наилучшие качества от обоих родителей, но число их было существенно менее, чем сторонников негативного потомства, и их идеи не были столь популярны.

 В популярной литературе связь, или создание семьи белым человеком с представителем другой расы изображались как нечто экзотически-эротическое, привлекающее, но опасное и в конце концов несущее трагичные, разрушительные  последствия.
 
[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Как изображались межрасовые отношения в популярной литературе


Общественное мнение также относилось к межрасовым бракам крайне отрицательно, дети от таких браков, так называемые мулаты,  рассматривались как бедные, обделенные, слабые здоровьем, нередко находящие приют в сиротском доме белые вороны, парии, неспособные к жизни.

 Мы говорим именно о смеси между белым и черным человеком, потому что смешение с близкими европейскими народами, такими,  как тевтонцы, французы, совершенно не порицалось.

 Также стоит отметить, что все эти разговоры о превосходстве одной расы над другой велись в Британии с учётом социального статуса. «Цветные》люди занимали высокие посты, могли владеть огромными поместьями и капиталами, добиваться высот в искусстве, браки английского истеблишмента с индийскими принцессами даже рассматривались как укрепление позиций в Индийской колонии, а король какой нибудь отсталой африканской страны явно имел в глазах британцев больше социального веса, чем, пусть и белый, но нищий житель Ист Энда.

 Надо отметить, что к белым мужчинам, вступившим в связь с женщинами других рас, отношение было более снисходительным, чем к белым женщинам, связавшимся с азиатами или негроидами. Считалось, что для мужчин-англичан такие межрасовые связи,  хотя и нежелательны, но в то же время в неком роде неизбежны, поскольку в странах-колониях Британской империи проживали и работали преимущественно британцы-мужчины, англичанок было гораздо меньше, чем англичан. А сексуальные потребности британца, в конце концов, как полагалось, должны быть всегда во время удовлетворены. А вот отношение к англичанкам,  вступившим в брак, или связь, с представителем другой расы, было крайне осуждающим,  они мыслились как в первую очередь матери, помогающие империи в рождении и воспитании чистого, сильного потомства, - основы силы и великолепия империи, а их сожительство с другими расами расценивалось как измена родине, крайняя степень непатриотичности, нарушение чистоты расы, им давались разного рода оскорбительные прозвища, и всячески демонстрировалось презрение.
Считалось, что на такое способны исключительно падшие женщины самых низких моральных качеств и сословий.

 Связи англичанок с мужчинами других рас основательно беспокоили и прессу, и представителей власти, вплоть до того, что таких женщин наказывали лишением  британского гражданства. 
 
 После Первой Мировой Войны, в 1919, в крупных портовых городах Британии, в том числе в Кардиффе, вспыхнули агрессивные атаки на чёрных мигрантов. Считалось, что англичане, потерявшие работу на флоте в связи с окончанием войны, рассматривали африканцев как претендующих на их рабочие места. Однако как правило, они проявляли агрессию именно к тем африканцам, кто общался или заключил брак с белой англичанкой, таким образом, эти вспышки агрессии если и были связаны с тяжёлым экономическим положением нападавших, пошатнувшимся после войны, и их уверенностью, что чёрные мигранты отнимают их рабочие места, то практически они выливались в акты насилия только там, где были подкреплены фактором сексуальной зависти («сначала они забрали нашу работу, теперь они забрали наших женщин").

 В общем, несмотря на давнее присутствие в Британии мигрантов из африканских и азиатских стран, и распространённость союзов  между ними и белым населением, такие  браки еще в середине прошлого века встречали протест и недовольство со стороны общества.

 И хотя некоторые дети от смешанных браков, проведшие детство в Тайгер Бэй и ему подобных районах, и вспоминают, что никогда не ощущали дискриминации, и их детство было счастливым и идентичным детству любого британского ребенка того времени, очевидно, что далеко не все были столь удачливы.

 В 1950е годы не было законов, запрещающих арендодателю отказать в аренде человеку черной расы, и, согласно опросам, только 15 домовладельцев из 1000 были готовы сдать жилье африканскому мигранту.

 Такая обстановка привела к тому, что молодая семья Махмуда вынуждена была  жить по отдельности, Лора продолжала жить со своей семьёй, а Махмуд снимал жилье вместе с другими иммигрантами.

 Очевидно, вскоре паре это надоело, и они решили перебраться в Халл, город в Англии.
На новом месте жизнь показалась им более сносной, и хотя они продолжали страдать от расовых предубеждений, царивших в обществе, в целом, люди в Халле, казалось, были более толерантны к их семье.

 Подъем и рост экономики шел тогда столь стремительно, что к 1950м многие города Англии испытывали нехватку рабочих рук, и это породило новую волну мигрантов. В связи с этим все стали еще  более привычны к людям из разных уголков Земли, живущим и работающим в Англии.

 Халл был похож на Кардифф тем, что в нем тоже имелся оживленный порт и было полно работы для трудолюбивых, добросовестных парней, каким был Махмуд.

 В архивах Халла не осталось упоминаний о том, когда именно Махмуд и Лора там жили, но согласно воспоминаниям Лоры, это были 1948 – 1949 годы.

 Однако молодой семье не удалось закрепиться в Англии, и когда компания, на которую работал Махмуд, оказалась расформирована, они вернулись в Кардифф и снова поселились в районе Тайгер Бэй.

 Но им опять не посчастливилось найти совместное жилье, и пара жила по отдельности, хотя у них к тому времени уже было трое сыновей. Лора с детьми жила со своими родными на Дэвис стрит, а Махмуд снимал комнату на той же улице вместе с другими чернокожими мигрантами. Но даже несмотря на то, что Лора жила отдельно, соседи постоянно подвергали ее насмешкам и унижениям из-за того, что она вышла замуж за чернокожего.
 
 Махмуд же был амбициозным мужчиной, желавшим улучшить благосостояние своей семьи, и несмотря на предубеждение, с которым он и его жена встречались в обществе, он надеялся упорным трудом изменить жизненные обстоятельства, и обзавестись когда-нибудь собственным домом в хорошем районе.
« Последнее редактирование: 19 Ноябрь 2020, 16:57:49 от Сестрица »


Сестрица

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 228
    • Награды
Ответ #2 : 18 Ноябрь 2020, 23:50:35
 Лили Волперт была 41летней незамужней женщиной и вместе с родными владела магазином одежды на улице Бьют, которая соединяет район Тайгер Бэй с центром города.  Также Лили была известна как ростовщик, неофициально дающий займы под процент.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Магазин Волперт

 Приблизительно в 8.15 вечера в четверг 6 марта 1952 года ее тело было найдено в магазине. Раны на горле, нанесённые, похоже, лезвием, оказались летальны, всё вокруг было залито кровью.

 Несомненно, что тот, кто совершил преступление, должен был быть тоже прилично испачкан кровью. Кроме того, из магазина пропали сто фунтов. Полиция прибыла на место незамедлительно, осмотрела тело и отметила, что орудие убийства отсутствует на месте преступления, а также приступила к опросу свидетелей.

 Мать и сестра убитой рассказали, что обычно Лили закрывала магазин около 8 вечера, но могла обслужить посетителей и позже, если это было необходимо. Регулярные клиенты знали, что достаточно позвонить в дверной звонок, и Лили откроет магазин к их услугам даже во внеурочное время. Магазин примыкал прямо к жилищу семьи Волперт, и мать и сестра Лили были в доме во время убийства.

 В тот вечер Лили закрыла магазин около 8.05 и собиралась ужинать вместе с семьёй, когда в дверь позвонили, и мать и сестра Лили видели, как она открыла дверь темнокожему мужчине.

 Затем племянница Лили видела ее говорящей со стоящим на пороге магазина темнокожим мужчиной, предположительно, другим.

 Полиция посчитала, что преступление могло быть совершено рабочим с одного из многочисленных суден, стоящих в Кардиффских доках, поэтому запретила всем суднам покидать порт.

 Затем полицейские принялись за составление хронологии преступления и заключили, что последнее время, когда Лили видели живой, было 8 вечера. В тот момент в магазине были две клиентки, которых она обслуживала. При допросе одна из них показала, что видела темнокожего мужчину с усами, крутящегося возле и внутри магазина, пока женщины совершали покупки.

 Другая свидетельница, живущая по соседству с Лили Волперт, показала, что она вышла из своего дома около 8 вечера и шла к центру общины, когда заметила Лили, стоящую в проходе своего магазина, было похоже на то, что она собралась закрываться. Они поболтали не более минуты, и девушка продолжила свой путь.
 
 Мужчина, проезжавший мимо магазина приблизительно в 8.17 вечера видел, что свет внутри горит, и дверь частично открыта, а мужчина, обнаруживший тело, прибыл в полицию около 8.28.

 Учитывая все эти данные, полиция пришла к выводу, что убийство было совершено в промежутке между 8 и 8.20, и теперь оставалось только найти преступника.

 Они принялись допрашивать известных им нарушителей закона, и обходить близлежащие районы и трущобы у доков, стучась в каждую дверь.

 Одним из тех, кого посетила полиция, оказался и Махмуд Хуссейн Маттан, проживающий в доме 42 по Дэвис стрит. На их вопросы мужчина ответил, что провёл вечер в кино, где он находился до 7.30, а затем вернулся домой. Его комната была тщательно обыскана, но полиции не удалось найти ничего подозрительного.
 
 Полицейский спросил Махмуда, носит ли он пальто, и тот ответил утвердительно. При осмотре его пальто было отмечено, что оно промокло, также полицейские отметили, что в тот вечер, действительно, был дождь. После этого они покинули дом Махмуда, и продолжили расследование.

 На следующий день ямайский мигрант Гарольд Кавер дал показания в полиции, что видел двух сомалийцев, один стоял напротив окна магазина, а второй вышел из магазина Лили Волперт и прошёл мимо Кавера. Кавер описал, что у него были золотые зубы. На вопрос, были ли на нем пальто и шляпа, Кавер ответил, что сомалиец не носил ни то ни другое. Второй, стоящий у магазина, был в лёгком непромокаемом плаще и фетровой шляпе. Кавер был уверен, что легко узнает того, что прошёл мимо него, а вот по поводу сомалийца, что стоял у витрины, сомневался ,потому что не рассмотрел его хорошо.

 Спустя неделю после убийства Лили Волперт полиция не имела существенных зацепок. Давление на следствие повышалось с каждым днём, убийство широко обсуждалось в прессе и было главной темой разговоров в городе, и его нужно было непременно раскрыть,  а прогресса  в идентификации убийцы не было.

 Но вскоре всё изменилось, когда родные Лили объявили о вознаграждении в 200 фунтов за информацию, способную помочь расследованию в поимке преступника.

 Мэй Грей, постоянный информатор полиции, неожиданно дала показания. Она обратилась к полиции с заявлением, что 6 марта Махмуд Хуссейн Маттан появился в ее магазине, чтобы купить подержанную одежду, и у него была пачка купюр, что было необычно поскольку, как она знала, он был довольно бедным джентльменом и никогда не располагал большими суммами.

 К тому же уже упоминаемый нами ямаец Гарольд Кавер дал новые показания о том, что видел именно Махмуда Маттана у магазина Лили Волперт.

 Полиция, вооружённая этой новой информацией, снова допросила Махмуда, но он стоял на своём, утверждая, что не был на улице Бьют в тот день, и был в кино до 7.30, а потом пошел домой.

 Расследование располагало показаниями множества свидетелей, посещавших магазин Лили Волперт или оказавшихся неподалёку от него, но все они противоречили друг другу относительно того, кого видели в районе в предполагаемое время преступления.
 
 Сестра Лили Волперт была уверена, что видела чёрного мужчину в магазине незадолго до преступления. Его голова почти касалась дверного проёма, значит, он был высокого роста – около 6 футов.

 Так или иначе, но полиция снова вернулась к  дому Махмуда Маттана 15 марта 1952 года. Его комнату опять обыскали, и Махмуда арестовали в связи с обвинением в краже дождевика. В тот же день его вызвали в суд и оставили под стражей.

 Полиция приступила к детальному исследованию жизни подозреваемого, и по некоторым данным, у Махмуда, казалось, было больше денег, чем обычно в дни, следующие за преступлением. Однако даже если и так, он продолжал жить в маленькой каморке на Дэвис Стрит, и у него не было обнаружено существенных сумм денег. Также он был невысокого роста, и значит, сестра Лили Волперт точно видела не его.

 Его внесли в два списка подозреваемых на опознание, надеясь, что кто-то из свидетелей вспомнит его, но никто не выбрал Махмуда.

 12-летняя девочка сообщила полиции, что видела, как Лили Волперт открыла дверь магазина высокому темнокожему усатому мужчине сразу после закрытия магазина. Когда ее попросили опознать мужчину, в списке для опознания был единственный человек – Махмуд Хуссейн Маттан, но девочка с уверенностью заявила, что это точно был не он.
После этого полиция решила, что в силу возраста девочка не может быть надёжным свидетелем и исключила ее показания из дела.

16 марта 1952 года в 5.30 вечера полиция выдвинула обвинение Маттану в убийстве Лили Волперт. Их обвинение строилось на теоретическом предположении о том, что Махмуд проник в магазин, когда Лили была занята с двумя женщинами-клиентками, и прятался, ожидая, пока покупательницы покинут магазин и Лили запрет его, а затем атаковал её.

Это была странная теория со скудными доказательствами. Никто из свидетелей не видел Маттана возле или внутри магазина в тот день, Гарольд Кавер, согласно его первым показаниям, видел двух сомалийцев -  с золотым зубом и без шляпы и пальто, и в плаще и шляпе, сестра Лили – высокого темнокожего, и все эти описания нисколько не походили на Махмуда Маттана. Никто не опознал его во время процедуры опознания. Противоречили причастности Маттана и свидетельства об усатом мужчине, поскольку Махмуд брился начисто.

 Всё, что было у полиции, это два микроскопических пятнышка крови на туфлях Махмуда, купленных им уже подержанными, и противоречивые свидетельства Мэи Грей и Гарольда Кавера.


[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
« Последнее редактирование: 19 Ноябрь 2020, 17:07:02 от Сестрица »


Сестрица

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 228
    • Награды
Ответ #3 : 18 Ноябрь 2020, 23:59:41
Суд над Махмудом Хуссейном Маттаном начался в Суонзи в июле 1952 года, и длился всего 3 дня. Его уровень английского был очень далёк от идеального , но несмотря на это, ему не предложили услуги переводчика ни во время допросов полиции, ни во время суда.

 Линия обвинения целиком держалась на показаниях свидетелей, которые предположительно видели обвиняемого в районе магазина Лили Волперт.

 Главным свидетелем был Гарольд Кавер, который дал показания полиции дважды, и если в первый раз он утверждал, что видел двух мужчин, один из которых был с золотыми зубами без пальто и шляпы, то во второй раз, после объявления о вознаграждении, он сообщил, что видел Махмуда Маттана. Однако полиция скрыла тот факт, что Кавер поменял показания после того, как семья убитой предложила награду за информацию, ведущую к поимке преступника, и Кавер вместе с Мэй Грей получили эту награду. Скрыла полиция также и то, что четверо других свидетелей, включая 12 летнюю девочку, находившихся около магазина во время совершения преступления, не опознали Махмуда.

 Во время суда были зафиксированы многочисленные, однако противоречивые свидетельства очевидцев. У полиции не было никаких доказательств, что убийство совершил Маттан, несмотря на неоднократные обыски в его комнате.

 Тем не менее команда защиты провела свою работу из рук вон плохо, и в течении трехдневного суда часто казалось, будто вместо доказательства невиновности подзащитного, работала больше для стороны обвинения.

Адвокаты Маттана не привели в суд ни одного свидетеля, и даже его жене Лоре, которая хотела дать показания на суде в защиту  мужа, они внушили, что ее показания не будут считаться уместными в суде.

 Но мать Лоры пришла в суд с чёткой позицией. Она рассказала о том, что 6 марта в 8 вечера разговаривала с Махмудом, стоя на пороге своего дома номер 8 по Дэвис стрит, который находится в двух милях от Бьют Стрит, а значит, Махмуд никаким образом не мог добраться к магазину Лили Волперт к 8.15 или даже 8.20.  Также мать Лоры сказала, что не помнит, во что был одет Махмуд, но точно помнит, что он был в большой черной шляпе по типу Энтони Эден (тип шляпы, популяризованный в 20е годы одноимённым политиком).

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Политик Энтони Эден в шляпе

Два других свидетеля утверждали что позднее, в 8.30 подозреваемый находился с ними в доме 42 Дэвис стрит.

 В заключительной речи адвокат Маттана позволил себе пренебрежительно отозваться о своём подзащитном, как  о «дите природы", «наполовину цивилизованном дикаре》, что скорее могло вызвать предубеждение жюри присяжных по отношению к Маттану, чем убедить их в его невиновности.

 24 июля 1952 года суд над Маттаном был завершён, и жюри присяжных удалилось для совещания. Когда они вернулись, то сообщили о том,  что нашли подсудимого виновным в убийстве Лили Волперт, и судья приговорил Махмуда Маттана к смерти через повешение.

 Маттан твёрдо верил в английскую судебную систему, и в то, что настоящий убийца будет пойман, но его апелляцию отклонили 19 августа 1952 года, и 3 сентября 1952 года он был повешен в Кардиффской тюрьме.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Заметка в вечерней газете в день казни Маттана

Лору не уведомили о его казни ни до, ни  после нее, и она узнала о том, что приговор уже приведён в исполнение лишь через несколько недель, когда пришла навестить мужа в тюрьму и увидела приклеенный к стене листок с уведомлением об исполнении казни.

Махмуд Маттан стал последним человеком в Уэльсе, к которому применили смертную казнь.

Семья Махмуда отказывалась верить в то, что он совершил убийство, и сначала Лора, а потом и ее подросшие сыновья решили во что бы то ни стало добиться его оправдания.

 Со временем стало известно, что за два года до смерти Лили Волперт Гарольд Кавер был привлечён к суду за нападение с разбитой бутылкой на мужчину. Получается, что адвокаты Махмуда не потрудились установить, привлекались ли свидетели обвинения к уголовной ответственности до этого.

 В 1967 Кавер был оштрафован на 23 фунта за нанесение тяжких телесных повреждений собственной 19летней дочери. А в мае 1969 его приговорили к пожизненному заключению за попытку убийства своей дочери при помощи лезвия.

 Также выяснилось, что в 1952 , когда Лили была убита, Кавер носил усы, а некоторые свидетели, как мы помним, видели у ее магазина устатого мужчину.

 Женщина, которой в 1952 году было 20 лет, и она всю жизнь прожила в районе неподалёку от магазина Лили Волперт, однако не допрашивалась полицией во время следствия,  рассказала, что видела именно Гарольда Кавера на пороге магазина в 8.05 вечера в день убийства.

 Учитывая то, что обвинение Махмуда почти полностью строилось на свидетельстве Кавера, который впоследствии зарекомендовал себя как преступник, в 1969 году Лора подала прошение Министру Внутренних Дел, чтобы дело ее мужа пересмотрели, но ей отказали в помощи.

 В 1990х Лора вместе с сыновьями и родственниками развернула целую кампанию, добиваясь того, чтобы имя ее мужа было оправдано. И всё сдвинулось с мёртвой точки в 1997 году, когда только что организованная Комиссия по пересмотру уголовных дел проанализировала всю совокупность доказательств дела и направила его в Апеляционный суд.
Судья заявил, что расследование и судебный процесс были проведены с явными нарушениями, и 24 февраля 1998 года обвинительный приговор, вынесенный Махмуду Маттану, был аннулирован. Это стало первым делом, рассмотренным Комиссией по пересмотру уголовных дел.

[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]
Лора Маттан с сыновьями


 Кроме этого, как раз когда дело Маттана рассматривал Апеляционный Суд, выяснился  еще один интересный факт. В записях одного из главных детективов, расследующих убийство Лили Волперт, была найдена пометка,  что Кавер идентифицировал мужчину, вышедшего из магазина, как сомалийца по имени Тахир Гасс. У того, действительно, были вставлены золотые зубы.
 Еще удивительнее, что, оказалось, Гасс был допрошен полицией через 4 дня после убийства Лили Волперт, и он подтвердил, что проживает на Бьют Стрит,  и тем вечером трижды проходил мимо ее магазина, в последний раз около 8.10 – 8.15.

 В 1954  Гасса арестовали по обвинению в убийстве клерка, но он был найден не виновным по причине своего безумия. У него диагностировали шизофрению, его преследовали галлюцинации. Судья прокомментировал, что подсудимый склонен к насилию над женщинами, и помешан на ножах. Его отправили в психиатрическую лечебницу для преступников – Бродмур, но через год освободили, и он репатриировался в Сомали.

 Семье Махмуда позволили эксгумировать его тело и перенести его из Кардиффской тюрьмы в мусульманскую часть Кардиффского кладбища. Эпитафия на надгробном камне гласит «Убит несправедливостью". Можно перевести и как убит беззаконием, ведь justice в английском это не только «справедливость», но и «правосудие», а его антоним «injustice» не только несправедливость, но и «беззаконие».

Во время замужества и даже после смерти Махмуда Лора подвергалась издевкам и грубости со стороны соседей, ей вслед кричали «подстилка для черного》 и тому подобные гадости. Ее дети подвергались дискриминации вдвойне, и за то что рождены от межрасового брака, и за то, что они потомки убийцы.
Долгие годы до реабилитации ее мужа она одна боролась с тяготами жизни, поднимала на ноги троих детей, мирилась с враждебностью окружающих. До конца своих дней она, однако, вспоминала Махмуда с теплом и любовью: «Он был прекрасным человеком. Это было самым лучшим, что случилось со мной. Он был нежным. Он любил эту страну, и обращался со мной как с человеком, как с королевой》.

 Вскоре после отмены приговора Министерство Внутренних дел выплатило Лоре и детям компенсацию размером в 1,4 миллиона фунтов, обязательным условием было, чтобы каждый из них получил часть  этих денег. Такая компенсация была первой в Соединенном Королевстве выплатой семье человека, повешенного за преступление, которого он не совершал. Лора умерла через 10 лет, в 2008 году.








l84

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 166
    • Награды
Ответ #4 : 19 Ноябрь 2020, 01:52:55
Сестрица, спасибо Вам за удивительно грустную историю. Получись, что муж и отец все же принёс благополучие для своей семьи... Хорошо, что хоть признались в своей ошибке власти, да то, что подкрепили своё признание


Клотик

  • Профи
  • ****
  • Сообщений: 309
    • Награды
Ответ #5 : 19 Ноябрь 2020, 07:05:31
Так жаль эту семью. Действительно грустная история, но удивительно, что у далось добиться правосудия.


Nepolitcorrector

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 655
    • Награды
Ответ #6 : 19 Ноябрь 2020, 11:42:45
Хорошо, что хоть признались в своей ошибке власти, да то, что подкрепили своё признание
Подкрепили-то они это дело деньгами налогоплательщиков, никак к делу не причастных.
Получись, что муж и отец все же принёс благополучие для своей семьи...
Да, причем, получается, законопослушный и порядочный человек.
Spoiler for Hiden:
А в одной из активно обсуждавшихся летом тем мы видели, как можно принести благополучие семье, будучи рецидивистом и торчком, и склеив ласты в нужное время в нужном месте.

Добавил бы еще. Материал может создать впечатление (не уверен, что таково было намерение автора), что ГГ стал жертвой расистских предубеждений со стороны полиции и суда. Что бытовой расизм тогда имел место - в этом никакого сомнения нет. А вот действительно ли Махмуд пострадал именно из-за того, что сомалиец? Ведь получается, что вероятным убийцей был другой выходец из Сомали: не все ли равно было, на кого из двоих небелых вешать убийство? А один из двух весьма сомнительных свидетелей - выходец с Ямайки. Очень сомнительно, что белый, учитывая, что таковых там едва 1 из 40 человек.
Просто полиции надо было поскорее кого-то найти и вручить суду. Как в тех же историях с невинно осужденными за преступления Чикатило. Цвет кожи тут ни при чем.
Кстати, может, кто-нибудь вспомнит: было дело в одном из южных штатов США годах, наверное, в 1910-х. Был осужден и казнен за убийство (по-моему, ребенка) успешный адвокат-еврей, причем свидетелем и, насколько я понимаю, вероятным убийцей был чернокожий. "Вот такая загогулина" (с).


Сестрица

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 228
    • Награды
Ответ #7 : 19 Ноябрь 2020, 13:01:01
Все- таки адвокаты справились со своей работой ужасно, и делали во время суда замечания, которые можно назвать расистскими. Как знать, если бы это был белый джентльмен, вели ли бы они защиту так же спустя рукава. И очевидцы процесса, и наши современники как раз считают, что отношение к Маттану было предвзятым именно по причине его происхождения.
А то, что полиции поскорее надо было кого-то поймать и обвинить, и что они сразу знали, что преступление совершил кто-то чернокожий - это да. Очень странно, что они не взялись за Гасса, или того же ямайца, а приклеились именно к Маттану.


Nepolitcorrector

  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 655
    • Награды
Ответ #8 : 19 Ноябрь 2020, 13:46:37
Все- таки адвокаты справились со своей работой ужасно, и делали во время суда замечания, которые можно назвать расистскими. Как знать, если бы это был белый джентльмен, вели ли бы они защиту так же спустя рукава. И очевидцы процесса, и наши современники как раз считают, что отношение к Маттану было предвзятым именно по причине его происхождения.
А то, что полиции поскорее надо было кого-то поймать и обвинить, и что они сразу знали, что преступление совершил кто-то чернокожий - это да. Очень странно, что они не взялись за Гасса, или того же ямайца, а приклеились именно к Маттану.
Так а как они могли продемонстрировать непредвзятость? Зная, что преступник точно черный, сцапать и засудить белого?
Ну так это не 2020 год...


Мариничка

  • Старожил
  • ***
  • Сообщений: 288
    • Награды
Ответ #9 : 19 Ноябрь 2020, 15:31:16
А я снова обратила внимание, как все же сложно ориентироваться на показания свидетелей. Причем, разговор вовсе не о тех, кто сознательно лжет, а именно о тех, кто всей душой хочет помочь следствию.

Интересно все же устроена человеческая память.